Пользовательский поиск

Раздвоение личности - диагностика, лечение и прогноз

Диссоциативные расстройства, включая раздвоение личности, относятся к сбоям в памяти, вызванным травмой и другими формами стресса, но исследования по этой гипотезе характеризуются плохой методологией. Пока научные исследования, как правило, фокусировались на памяти, но их было мало, и результаты были неубедительными. Альтернативная гипотеза для этиологии заключается в том, что раздвоение личности представляет собой побочный продукт методов, используемых некоторыми терапевтами (в частности, это касается гипноза). Ведутся интенсивные дискуссии по поводу разногласий между этими позициями.

Продолжение ниже

Раздвоение личности - определение, симптомы и причины

Экспериментальные проверки памяти позволяют предположить, что у пациентов с раздвоением личности память может быть лучше для выполнения определенных задач. Это было использовано для критики гипотезы, согласно которой расстройство ...

Читать дальше...

всё на эту тему


Раздвоение личности как диагноз обрело популярность в 1970-90-е гг., но остается неясным, связано ли фактическое повышение распространенности заболевания с признанием со стороны медицинских работников, или социально-культурные факторы привели к обострению индуцированных (ятрогенных) терапией проявлений. Необычное число диагнозов после 1980 г., сконцентрированное вокруг небольшого числа врачей, и характеристики внушаемости таких больных подтверждают гипотезу о связи с терапией. Необычная кластеризация диагнозов также объясняется недостаточной информированностью и профессиональной подготовкой врачей.

Содержание

  1. Диагностика
  2. Видео о раздвоении личности
  3. Лечение раздвоения личности
  4. Прогноз
  5. Эпидемиология
  6. История
  7. Раздвоение личности в обществе и культуре

Диагностика

Четвертое, пересмотренное издание диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам Американской психиатрической ассоциации (DSM-IV-TR) определяет раздвоение личности в соответствии с диагностическими критериями раздела 300.14 (диссоциативные расстройства). Диагностировать расстройство трудно, в первую очередь, из-за отсутствия универсального соглашения об определении диссоциации.

В соответствии с критериями, взрослый должен регулярно находиться под контролем двух или более дискретных идентичностей или личностных состояний, что сопровождается провалами в памяти для получения важной информации. Провалы при этом никак не связаны с употреблением алкоголя, наркотиков, приемом лекарств или другими заболеваниями, такими как сложные парциальные припадки. Схожие во всем остальном, диагностические критерии у детей также определяют, что симптомы не следует путать с творческой игрой.

Диагноз обычно ставится клинически обученным профессионалом в области психического здоровья (психиатр или психолог) при помощи клинической оценки, беседы с семьей и друзьями, а также изучения других вспомогательных материалов. В оценке также могут быть использованы специально разработанные интервью (например, SCID-D) и инструменты оценки личности.

Так как большинство симптомов зависят от самоотчета и не являются специфическими и наблюдаемыми, при постановке диагноза учитывается степень субъективности. Люди часто не склонны обращаться за медицинской помощью, особенно, если их симптомы могут быть не приняты всерьез. Таким образом, диссоциативные расстройства упоминались как «болезни потаенности».

Диагноз подвергся критике со стороны сторонников терапии в качестве причины или социокогнитивной гипотезы, так как они считают, что это состояние связано с культурой и часто вызвано здравоохранением. Социальные сигналы, участвующие в диагностике, могут сыграть важную роль в формировании поведения или суждений пациента. Таким образом, симптомы в пределах одного контекста могут быть связаны с раздвоением личности, в то время как в другое время или другом месте диагноз мог быть иным.

Другие исследователи не согласны и утверждают, что существование состояния и его включение в DSM поддерживается несколькими линиями надежных доказательств. Критерии диагностики позволяют четко отличить его от состояний, с которым его часто путают (пограничное расстройство личности, шизофрения и эпилепсия).

Итак, в большинстве случаев нарушение диагностируется конкретными поставщиками медицинских услуг. Симптомы могут быть созданы у доклинических субъектов исследования, которые получили соответствующие догадки. Два этих фактора были предложены в качестве доказательства того, что за создание идентичностей посредством терапии несет ответственность небольшое число врачей, которые специализируются на раздвоении личности.

Скрининг

Возможно, из-за их предполагаемой редкости, диссоциативные расстройства (включая раздвоение личности) не были изначально включены в структурированное клиническое интервью для DSM-IV (SCID), которое помогает сделать психиатрические диагнозы более строгими и надежными. Вместо этого, был опубликован отдельный протокол для диссоциативных расстройств (SCID-D) вскоре после публикации первоначального SCID.

Это интервью проводится в течение 30-90 минут в зависимости от опыта субъекта. Альтернативный диагностический инструмент, Опросник диссоциативных расстройств, также существует, но SCID-D, как правило, считается более совершенным. Опросник диссоциативных расстройств (DDIS) представляет собой весьма структурированное интервью, выделяющееся на фоне различных диагнозов DSM-IV. DDIS обычно проводится в течение 30-45 минут.

Другие опросники – это Шкала диссоциативного опыта (DES), Шкала нарушений восприятия, Опросник диссоциативного опыта, Опросник диссоциации, а также мини-SCIDD. Все они сильно связаны между собой и кроме Mini-SCIDD, включают поглощение, нормальную часть личности с участием сужения или расширения внимания. Простой, быстрый и утвержденный вопросник, который широко использовался для скрининга диссоциативных симптомов, с вариациями для детей и подростков, это DES.

Тесты, например, DES, это быстрый способ скрининга субъектов, тем самым более продолжительное структурированное клиническое интервью может быть использовано в группе с высокими оценками DES. В зависимости от того, где устанавливается ограничение (ранее рекомендовали 15-20), люди, которым впоследствии будет поставлен диагноз, могут быть пропущены. Надежность DES в неклинических образцах была поставлена под сомнение.

Дифференциальный диагноз

У пациентов с раздвоением личности диагностируется в среднем 5-7 коморбидных расстройств, это намного больше, по сравнению с другими психическими заболеваниями. В связи с перекрытием симптомов дифференциальная диагностика включает шизофрению, биполярное расстройство с нормальным течением и быстрой цикличностью, эпилепсию, синдром Аспергера и пограничное расстройство личности. Заблуждения или слуховые галлюцинации могут быть ошибочно приняты за речи других личностей.

Постоянство и последовательность идентичностей и поведения, амнезия, меры диссоциации или гипнабельность и отчеты от членов семьи или других связанных лиц с указанием истории изменений могут помочь отличить раздвоение личности от других состояний. Этот диагноз имеет приоритет над любыми другими диссоциативными расстройствами.

Отличить раздвоение личности от симуляции не просто, когда ожидаются финансовые или юридические выгоды. Имитируемое расстройство также может рассматриваться, если история пациента включает обращение за помощью или вниманием. У лиц, которые заявляют, что их симптомы обусловлены внешними духами или лицами, входящими в их тела, как правило, диагностируется диссоциативное расстройство, а не раздвоение личности из-за отсутствия идентичностей или личностных состояний. Большинство людей, которые попадают в отделение скорой помощи и не знают свои имена, как правило, находятся в психотическом состоянии.

Хотя при раздвоении личности распространены слуховые галлюцинации, также возможны сложные визуальные галлюцинации. Пациенты, как правило, адекватно проходят тестирование восприятия реальности. У них могут быть положительные симптомы шизофрении Шнайдера, но негативных симптомов нет. Они воспринимают любые услышанные голоса как исходящие из головы (пациенты с шизофренией считают их внешними). Кроме того, люди, страдающие психозами, гораздо менее восприимчивы к гипнозу, чем лица с раздвоением личности. У детей трудности в дифференциальной диагностике усиливаются.

Раздвоение личности следует отличать от (или определять, сопутствует ли оно) разнообразных расстройств, включая

  • расстройства настроения;
  • неврологические расстройства;
  • психозы;
  • тревожные расстройства;
  • посттравматическое стрессовое расстройство;
  • расстройство личности;
  • когнитивные расстройства;
  • эпилепсию;
  • соматоформные расстройства;
  • имитируемое расстройство;
  • симуляцию;
  • другие диссоциативные расстройства;
  • трансовые состояния.

Дополнительным аспектом противоречий диагноза является то, что существует много форм диссоциации и провалов памяти, которые могут быть общими в стрессовых и нестрессовых ситуациях и могут быть отнесены к гораздо менее неоднозначным диагнозам. Лица, симулирующие или имитирующие раздвоение личности, как правило, преувеличивают симптомы (что особенно заметно при наблюдении), лгут, винят в своем плохом поведении симптомы и зачастую не сильно переживают относительно их очевидной диагностики. В противоположность этому, пациенты с подлинным раздвоением личности, как правило, проявляют растерянность, страдание и стыд по поводу своих симптомов и истории.

Состояние может упускаться из-за скептицизма и недостаточной информированности специалистов в области психического здоровья. Ситуация осложняется отсутствием конкретных и надежных критериев для диагностики, а также отсутствием показателей распространенности в связи с невозможностью изучить систематически отобранные и репрезентативные группы населения. Конкретная взаимосвязь между раздвоением личности и пограничным расстройством личности устанавливалась несколько раз. Различные клиницисты отмечали значительное перекрытие между симптомами и поведением пациента. Было высказано предположение, что некоторые случаи раздвоения личности могут возникнуть из основы пограничных черт.

Обзоры пациентов и их медицинских записей пришли к выводу, что большинство из них также отвечают критериям пограничного расстройства личности или в более общем плане пограничной личности.

Противоречия

Раздвоение личности входит в число самых противоречивых диссоциативных расстройств. В основном споре участвуют две группы специалистов. Первые считают, что оно вызвано травматическими стрессами, которые вынуждают ум разделиться на несколько идентичностей, каждая из которых обладает отдельным набором воспоминаний. Другая группа уверена, что симптомы производятся искусственно путем определенных психотерапевтических практик или пациенты играют определенную роль, которая, по их мнению, подходит для того, кто действительно страдает раздвоением личности. Споры между ними характеризуются интенсивным несогласием.

Так, психиатр Джоэл Бэст отмечает, что идея того, что личность способна распадаться на независимые идентичности, является недоказанным утверждением, которое противоречит исследованиям в области когнитивной психологии. Некоторые психиатры считают, что признаки раздвоения личности создаются самими психиатрами с помощью гипноза. Эта убеждение также подразумевает, что люди с этим нарушением более восприимчивы к манипуляции посредством гипноза и внушения, чем другие. Согласно ятрогенной модели, иногда лечение расстройства оказывается вредным.

По словам Бранда, Левенштейна и Шпигеля, утверждение о вреде лечения основано на несистематических случаях, отдельных мнениях, отчетах о повреждении, которые не обоснованы в научной литературе, искажении данных, недоразумениях о лечении и феноменологии. Эти заявления поддерживаются тем фактом, что симптомы ухудшаются только у 5-10% людей, получающих лечение.

Психиатры Август Пайпер и Гарольд Мерски поставили под сомнение гипотезу травмы, утверждая, что причинная обусловленность не подразумевается корреляцией. Тот факт, что люди с раздвоением личности упоминают травму в детстве, не означает, что она вызывает расстройство. Они указали на редкие случаи до 1980 г., а также неспособность найти раздвоение личности в качестве результата в продольных исследованиях с участием травмированных детей.

Они утверждают, что расстройство нельзя точно диагностировать из-за расплывчатых и неясных диагностических критериев в DSM и нечетких понятий, таких как «состояние личности» и «идентичности». Они также ставят под сомнение доказательства жестокого обращения в детстве, за исключением самоотчетов, отсутствие определения того, что указывало бы на порог злоупотребления, который достаточен для стимуляции раздвоения личности. Также волнует крайне малое число случаев, когда расстройство диагностировалось у детей, несмотря на средний возраст появления первой альтер-идентичности после 3 лет.

Психиатр Колин Росс не согласен с заключением Пайпер и Мерски о том, что нельзя точно поставить такой диагноз, указывая на внутреннюю согласованность между различными структурированными опросниками для диссоциативного расстройства. Тем более, они применимы для широко признанных психических заболеваний, таких как шизофрения и большое депрессивное расстройство. Он считает, что Пайпер и Мерски установили слишком высокий стандарт доказательства, по сравнению с другими диагнозами. К тому же, по его мнению, они пользуются выборочными данными и не включают всю актуальную научную литературу, например, независимые подкрепляющие доказательства травмы.

Видео о раздвоении личности

Лечение раздвоения личности

В диагностике и лечении нет общего консенсуса, а исследования эффективности лечения фокусируются в основном на клинических подходах, описанных в тематических работах. Общие принципы лечения предполагают поэтапный, комплексный подход с более конкретным руководством и согласованием на ранних стадиях. При этом систематического, эмпирически поддерживаемого подхода не существует, а поздние стадии лечения описаны недостаточно хорошо без какого-либо консенсуса.

Даже у очень опытных терапевтов лишь небольшое количество пациентов достигает единой идентичности. Как правило, применяется эклектичное сочетание методов психотерапии, в том числе:

  • когнитивно-поведенческая терапия (КПТ);
  • телесно-ориентированная терапия;
  • диалектическая поведенческая терапия (ДПТ);
  • гипнотерапия;
  • десенсибилизация и переработка движением глаз (ДПДГ).

Для коморбидных расстройств и/или облегчения симптомов могут быть использованы лекарства. Некоторые врачи изначально пользуются поведенческими методами лечения, а затем применяют более традиционную терапию, как только устанавливается последовательный отклик.

Краткое лечение за счет контролируемого ухода может быть трудным, так как люди с диагнозом могут сталкиваться с необычными трудностями в плане доверия терапевту. Таким образом, комфортный терапевтический альянс формируется в течение длительного периода. Более распространен постоянный контакт (еженедельно или раз в две недели), само лечение длится обычно несколько лет, а не недель или месяцев. Гигиена сна предлагалась в качестве варианта лечения, но пока не проверена. В целом существует очень мало клинических методов лечения раздвоение личности, ни один из них не проверено в рандомизированных контролируемых клинических испытаниях.

Терапия, как правило, фаза-ориентированная. Могут появиться различные альтер-идентичности на основе их большей способности справляться со специфическими ситуационными стрессами или угрозами. В то время как у некоторых пациентов альтер-идентичности могут изначально присутствовать в большем количестве, оно может сокращаться во время лечения. Хотя терапевту нужно ознакомиться хотя бы с наиболее известными состояниями личности, так как «главная» личность может не быть «истинной».

Конкретные альтер-идентичности могут реагировать отрицательно на терапию, опасаясь того, что целью терапевтов является их устранение (особенно тех, которые связаны с незаконными или насильственными действиями). Более реалистичная и уместная цель лечения заключается в интеграции адаптивных реакций на насилие, травму или другие угрозы в общей структуре личности. Ведется дискуссия по некоторым вопросам, например, уместна ли терапия воздействия (переживание травматических воспоминаний, также известное как абреакция), взаимодействие с альтер-личностями и физический контакт во время терапии. Клинические мнения за и против есть для каждого варианта с небольшим числом высококачественных доказательств в пользу любой позиции.

Брандт с коллегами, отмечая отсутствие эмпирических исследований эффективности лечения, провели опрос 36 врачей, экспертов в лечении диссоциативного расстройства, которые рекомендовали трехэтапное лечение. Они согласились с тем, что формирование навыка на первом этапе очень важно, чтобы пациент мог научиться справляться с высокой степенью риска, потенциально опасным поведением. Также важны эмоциональное регулирование, межличностная эффективность и другие практические модели поведения.

Кроме того, они рекомендовали когнитивную терапию на основе травмы для уменьшения когнитивных искажений, связанных с травмой. Они также рекомендовали терапевтам заниматься диссоциированными личностями в начале лечения. В средней стадии рекомендуются градуированные методы воздействия наряду с соответствующими вариантами вмешательства по мере необходимости. На последнем этапе проводится более индивидуализированное лечение.

Международное общество исследования травмы и диссоциации опубликовало рекомендации по фаза-ориентированному лечению у взрослых, детей и подростков, которые широко применяются в области лечения раздвоения личности. Первая фаза терапии фокусируется на симптомах и облегчении мучительных аспектов состояния, обеспечении безопасности личности, улучшении способности пациента формировать и поддерживать здоровые отношения, а также совершенствовании ежедневного функционирования.

В этой фазе лечения рассматриваются коморбидные расстройства, такие как токсикомания и расстройства пищевого поведения. На втором этапе основное внимание уделяется ступенчатому воздействию травматических воспоминаний и предотвращению повторной диссоциации. На заключительном этапе основное внимание уделяется переподключению разрозненных альтер-идентичностей в единую личность с нетронутыми воспоминаниями и опытом.

Было проведено исследование с целью разработки прогнозной модели на основе компетенции для лечения сложного посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) и диссоциативного расстройства идентичности (раздвоение личности). Исследователи провели двухэтапный опрос и факторный анализ, обнаружив 51 фактор, общий для сложного ПТСР и раздвоения личности.

В своем выводе авторы отметили, что модель поддерживает актуальную модель фаза-ориентированного лечения, подчеркнув усиление терапевтических отношений и ресурсов пациента на начальном этапе стабилизации. Они также отметили, что необходимы дальнейшие исследования, чтобы проверить статистическую и клиническую обоснованность модели.

Прогноз

О прогнозе для нелеченного раздвоения личности известно мало. Оно редко проходит без лечения, но симптомы могут проходить время от времени или спонтанно нарастать и ослабевать. У больных с преимущественно диссоциативными и посттравматическими симптомами прогноз лучше, чем у людей с сопутствующими расстройствами или тех, кто еще находится в контакте с насильниками. Последней группе часто требуется более длительное и сложное лечение. Суицидальные мысли, провальные попытки самоубийства и самоповреждение также возможны. Продолжительность лечения может варьироваться в зависимости от целей пациента: от устранения всех альтер-идентичностей до простого ослабления амнезии между ними. Но, как правило, требуются годы.

Эпидемиология

Систематических данных о распространенности расстройства мало. Оно встречается чаще у молодых взрослых и снижается с возрастом. Зарегистрированные показатели варьируются от 1% до 3% с более высокими показателями среди пациентов психиатрических больниц. У женщин оно встречается чаще в 5-9 раз, чем у мужчин, в период молодости, хотя это может обусловлено ошибкой выборки. У детей показатели среди женского и мужского пола примерно одинаковы (5:4). Раздвоение личности крайне редко диагностируется у детей. Большая часть исследований по проблеме у детей проводилась в 1980-х и 1990-х и не затрагивала текущие споры вокруг диагностики.

Хотя состояние было описано в неанглоязычных странах и незападных культурах, эти статьи встречаются в англоязычных журналах. Их авторами являются международные исследователи, которые цитируют западные научные источники, и потому от западных влияний не изолированы.

Распространенность диагностированного раздвоения личности увеличивались, достигнув пика примерно 40000 случаев к концу XX века (до 1970 г. их было менее 200). Первоначально оно наряду с остальными диссоциативными расстройствами считалось редчайшим психологическим состоянием (менее 100 случаев к 1944 г.), и только один дополнительный случай добавлялся в течение следующих двух десятилетий. В конце 1970-х и 80-х число диагнозов резко возросло.

Этот рост сопровождался увеличением числа альтер-идентичностей, достигнув в среднем 13 в середине 1980-х (увеличение числа случаев и числа идентичностей в каждом конкретном случае являются факторами профессионального скептицизма в отношении диагноза). Другие считают увеличение результатом использования неадекватных терапевтических методов у сильно внушаемых лиц, хотя само по себе это спорно. Сторонники раздвоения личности утверждают, что увеличение заболеваемости связано с увеличением признания и способности распознавать расстройство. Численность больных (стационарных и амбулаторных) широко разнообразна в разных странах.

История

Считается, что первый случай раздвоения личности был описан Парацельсом в 1646 г. В XIX веке исторический предшественник расстройства, «двойное сознание», часто описывалось как состояние лунатизма, а ученые предполагали, что у пациентов происходило переключение между нормальным сознанием и «сомнамбулическим состоянием».

В XIX веке произошел ряд случаев множественных личностей. В некоторых случаях эпилепсия рассматривалась как фактор, и обсуждение этой связи продолжается в современную эпоху.

К концу XIX века развилось общее понимание того, что эмоционально травматический опыт может привести к долговременным расстройствам с различными проявлениями. Было установлено, что эти расстройства преобразования происходят даже у самых устойчивых лиц, но с глубоким эффектом у людей с эмоциональной неустойчивостью, как Луи Виве (1863-?), который перенес травматический опыт в возрасте 13 лет, когда столкнулся с гадюкой. Он стал субъектом бесчисленных медицинских работ и наиболее изученным случаем диссоциации в XIX веке.

В период 1880-1920 гг. в ходе многих крупных международных медицинских конференций обсуждениям диссоциации уделялось много времени. Именно в этом климате Шарко представил свои идеи о влиянии нервных потрясений в качестве причины различных неврологических заболеваний. Один из учеников Шарко, Пьер Жане, воспользовался этими идеями и продолжал развивать свои собственные теории диссоциации. Одним из первых людей с диагнозом, которого исследовали с научной точки зрения, стала Клара Нортон Фаулер (псевдоним Кристин Бошамп). Американский невролог Мортон Принц изучал Фаулер между 1898 и 1904 гг., описав социологическое исследование в своей монографии 1906 г. «Диссоциация личности».

В начале XX века интерес к диссоциации и раздвоению личности ослаб по целому ряду причин. После смерти Шарко в 1893 г. многие из его так называемых истерических пациентов были разоблачены как мошенники. Зигмунд Фрейд отказался от своего раннего акцентирования диссоциации и детской травмы.

В 1908 г. Юджин Блейлер ввел термин «шизофрения», чтобы представить пересмотренную концепцию Эмиля Крепелина для «раннего слабоумия». Хотя натуральная нозологическая единица Крепелина была закреплена в метафоре прогрессирующего ухудшения и умственной слабости, Блейлер предложил переосмысление на основе диссоциации или «расщепления» и значительно расширил критерии включения для установления диагноза. Обзор издания Index medicus 1903-1978 гг. показал резкое снижение числа сообщений о множественной личности после того, как стал популярным диагноз шизофрении. Рост широкой диагностической категории раннего слабоумия также постулируется в исчезновении к 1910 г. «истерии» (обычное диагностическое обозначение для случаев множественных личностей). Разные факторы обусловили скептицизм и неверие. Параллельно повышенному подозрению по отношению к раздвоению личности снижался интерес к диссоциации в качестве лабораторного и клинического явления.

Начиная примерно с 1927 г., значительно выросло число зарегистрированных случаев шизофрении, чему соответствовало столь же существенное уменьшение числа сообщений о нескольких личностях. С появлением уникального рефрейминга раннего слабоумия/шизофрении как функционального расстройства или «реакции» на психобиологические стрессоры (теория, выдвинутая Адольфом Мейером в 1906 г.) многие посттравматические состояния, связанные с диссоциацией, в том числе контузии или военные неврозы во время Первой мировой войны, были подведены под эти диагнозы. В 1980-е утверждалось, что раздвоение личности часто диагностируется как шизофрения.

Публика, однако, интересовалась психологическими идеями. «Франкенштейн» Мэри Шелли, «Странный случай доктора Джекила и мистера Хайда» Роберта Льюиса Стивенсона и много коротких рассказов Эдгара По – все эти произведения оказали сильное влияние. В 1957 г. после публикации бестселлера «Три лица Евы» психиатров К.H. Тигпен и Х.М. Клекли, основанного на примере их пациента К.К. Сайзмор, и последующего выпуска одноименного фильма возобновился интерес американской общественности.

В последующие годы были диагностированы другие случаи диссоциативного расстройства идентичности. Причиной резкого увеличения случаев остается неопределенной, но она может быть связана с повышенным осознанием, которое показало, что ранее нераспознанные или новые случаи могут быть индуцированы влиянием СМИ на поведение отдельных лиц и мнение терапевтов. В течение 1970-х первоначально небольшое число врачей агитировало за то, чтобы считать его законным диагнозом.

В период 1968-1980 гг. для диссоциативного расстройства личности использовался термин «истерический невроз диссоциативного типа». Американская ассоциация психиатров указала во втором издании DSM, что изменения при диссоциативном типе могут возникать в состоянии сознания больного или в его личности, производя такие симптомы, как амнезия, сомнамбулизм, фуги и множественные личности. Число случаев резко возросло в конце 1970-х и в 1980-х, а первые научные монографии по этой теме появились в 1986 г.

В 1974 г. была опубликована весьма влиятельная книга «Сибил», а затем выпущен минисериал в 1976 г., который пересняли в 2007 г. Описывая то, что Р. Рибер называл «третьим наиболее известным из случаев многочисленных личностей», он представил подробное обсуждение проблем лечения Сибил (псевдоним Ширли Арделл Мейсон). Хотя книга и экранизации способствовали популяризации диагноза и спровоцировали его своеобразную эпидемию, последующий анализ случая предположил различные интерпретации. Например, проблемы Мейсон могли быть терапевтическими методами, используемыми ее психиатром, К. Б. Уилбур. Или же это была непреднамеренная мистификация частично из-за прибыльных издательских прав (этот вывод был поставлен под сомнение).

Д-р Дэвид Шпигель, психиатр из Стэнфорда, говорил, что его отец, который время от времени лечил Ширли Мейсон, описал ее, как «блестящую истеричку». Он чувствовал, что доктор Уилбур давила на нее, чтобы преувеличить диссоциацию, которая уже у нее была. Внимание СМИ к раздвоению личности усилилось, так же как и споры вокруг диагноза.

После публикации DSM-III, в которой нет терминов «истерия» и «невроз» (прежние категории для диссоциативных расстройств), диссоциативные диагнозы получили свои собственные категории. Диссоциативное расстройство идентичности стало синдромом множественной личности.

В 1987 г. из DSM-III были исключены «межличностные амнезии» в качестве диагностического признака, что, возможно, способствовало учащению появления диагноза. В 1980 г. зарегистрировано 200 случаев раздвоения личности, а в период с 1980 по 1990 гг. – уже 20000. Джоан Эйкочелла сообщает, что с 1985 по 1995 гг. были диагностированы 40000 случаев. Число научных публикаций, касающихся раздвоения личности, достигло своего пика в середине 1990-х, а затем быстро снизилось.

Несколько факторов повлияли на быстрое сокращение сообщений о раздвоении личности/диссоциативном расстройстве идентичности. Один из них – прекращение в декабре 1997 г. выпуска журнала общества Международного общества по изучению множественной личности и диссоциации (МЛД). Общество и его журнал воспринимались как некритические источники легитимности для чрезвычайных утверждений о существовании сатанинских культов разных поколений. В попытке дистанцироваться от растущего скептицизма в отношении клинической обоснованности МЛД, организация исключила «множественную личность» из своего официального названия в 1993 г., а затем в 1997 г. изменила его на «Международное общество по изучению травмы и диссоциации».

В 1994 г. в четвертом издании DSM заменены критерии и изменено название состояния с «раздвоения личности» на нынешнее «диссоциативное расстройство идентичности», подчеркивая важность изменений в сознании и идентичности, а не личности. Включение межличностной амнезии помогло отличить раздвоение личности от диссоциативного расстройства, но состояние сохраняет присущую субъективность из-за трудностей в определении таких терминов, как личность, идентичность, эго-состояние и даже амнезия. В МКБ-10 оно все еще классифицируется как диссоциативное расстройство и сохраняет название «раздвоение личности» с классификационным числом F44.8.81.

В 2006 г. исследователи сравнили раздвоение личности и диссоциативную амнезию с другими психическими заболеваниями, такими как анорексия, злоупотребление алкоголем и шизофрения, в научных исследованиях и публикациях с 1984 по 2003 гг. Результаты оказались необычайно распространенными, с очень низким уровнем публикаций в 1980-х и последующим значительным ростом, который достиг своего пика в середине 1990-х, а затем резко сократился в последующее десятилетие. По сравнению с другими 25 диагнозами, «пузырь» публикаций о раздвоении личности середины 90-х был уникальным. По мнению авторов, результаты обзора указывают на период «моды», которая ослабла, а два диагноза не диктуют широкое научное признание.

Раздвоение личности в обществе и культуре

Несмотря на свою редкость, раздвоение личности изображается с примечательной частотой в популярной культуре и появляется в многочисленных книгах, фильмах и телевизионных шоу.

Психиатр Колин А. Росс заявил, что на основании документов, полученных с помощью законодательства о свободе информации, психиатры, связанные с проектом MKULTRA, утверждали, что могут намеренно вызвать диссоциативное расстройство идентичности с использованием различных аверсивных техник.

Обзоры отношения канадских и американских психиатров к диссоциативным расстройствам, завершенные в 1999 и 2001 гг., обнаружили значительный скептицизм и несогласие по научно-исследовательской базе диссоциативных расстройств в целом и раздвоения личности в частности, а также уместности его включения в DSM.

Игрок НФЛ Гершель Уокер опубликовал автобиографию в 2008 г., обсуждая свою жизнь и диагноз раздвоения личности.

Правовые вопросы

В юридических кругах раздвоение личности описывалось как один из наиболее спорных психиатрических диагнозов и судебно-медицинских оценок. Количество судебных дел, связанных с ним, существенно возросло с 1990 г., и для правовых систем диагноз представляет целый ряд проблем. Работникам судебной системы приходится различать людей, которые имитируют симптомы, по юридическим или социальным причинам. В судебной практике есть три серьезные проблемы:

  • Лица с этим диагнозом могут обвинять других в злоупотреблении без объективных доказательств и основывают свои обвинения исключительно на регулярных или восстановленных воспоминаниях.
  • Есть вопросы, касающиеся гражданских и политических прав альтер-идентичностей, в частности, какие из них могут на законных основаниях представлять лицо, подписывать контракт или голосовать.
  • И, наконец, люди с диагнозом, которые обвиняются в совершении преступлений, могут отрицать вину, так как преступление было совершено другой личностью.

В тех случаях, когда в качестве защиты в суде используется невиновность по причине невменяемости, то это сопровождается одним из трех правовых подходов:

  • заявить, что конкретная альтер-идентичность была под контролем, когда было совершено преступление (и считается ли она невменяемой);
  • решить, могут ли все (или одна) альтер-идентичности быть безумными;
  • определить, что только доминирующая личность соответствует стандарту невменяемости.
Лицам с раздвоением личности, обвиняемым в совершении преступлений и находящимся в диссоциированном состоянии, редко удается доказать свою невиновность.

Специалисты в областях права и ментального здоровья так и не пришли к единому мнению по вопросу, может ли человек быть оправдан в связи с диагнозом раздвоения личности. Было высказано мнение, что любой человек с этим расстройством является одним лицом с серьезным психическим недугом, и поэтому проявляет невменяемость. Впервые это было признано в 1978 г. в американском суде. Тем не менее, реакция общественности на результат дела была весьма отрицательной, и с тех пор несколько случаев невменяемости обнаружили, что измененное сознание при раздвоении личности неуместно или диагноз не был допустимым доказательством.

То, что для достижения диагноза используются симптомы, о которых сообщает сам больной, затрудняет определение их достоверности. Хотя объективное измерение активации мозга и структурные модели представляют собой перспективное направление для будущих научных исследований для проведения различий между симулированным и подлинным расстройством в судебно-медицинских условиях. Судмедэксперты, которых призывают для выполнения судебно-медицинской экспертизы, должны использовать междисциплинарный подход, включающий множественные инструменты скрининга.

© Авторы и рецензенты: редакционный коллектив оздоровительного портала "На здоровье!". Все права защищены.




nazdor.ru
На здоровье!
Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проекте Карта сайта β На здоровье! © 2008—2017 
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".