Пользовательский поиск

Истории аутистов: Захария – одержимость мыслью о смерти

Не всегда одержимость способна развиться в глубокие и всепоглощающие интересы, которые обогащают восприятие. Порой сама ее суть такова, что она наводит ужас. В девятилетнем возрасте Захария был одержим мыслью о смерти. Он постоянно спрашивал свою мать, Анжелу: «Что будет, когда бабушка умрет? Кто ее заменит?». Потом перебирал всех членов семьи до единого и задавал тот же вопрос: «Что будет, когда дядя Джим умрет? Кто его заменит? А кузину Салли?». Едва ли не весь его разговорный репертуар состоял из этих вопросов. Он не мог говорить больше практически ни о чем. Увещевания либо никак не действовали на него, либо их эффект был незначительным, а решение не отвечать на его вопросы лишь делало Захарию более решительным и настырным. Понятно, что его мама очень огорчалась и нервничала, не понимая, что это значит, а необходимость снова и снова возвращаться к своему генеалогическому древу приводила ее в отчаяние. Настойчивость, с которой Захария продолжал задавать одни и те же вопросы, стала источником и других проблем. Он ни на секунду не оставлял ее одну в небольшом доме, в котором они жили, и не давал ей покоя и тогда, когда она готовила обед или помогала ему делать уроки. Он мог разбудить ее рано утром и снова начать перечислять всех членов семьи, строго следуя своему списку. Если она не отвечала точно так же, как всегда, Захария начинал нервничать еще больше. Было очевидно, что, задавая эти вопросы, мальчик не испытывает никакого удовольствия: он выглядел усталым и взволнованным. Но остановиться не мог. Должно быть, в течение последних месяцев он уже сотни раз задал одни и те же вопросы.

Продолжение ниже

Три теории аутизма

... справедливо в отношении детей с синдромом Аспергера или с умеренным аутизмом: такие дети неплохо интегрируются в социальный мир, но постоянно ... ... управляет жизнями других молодых людей. Гипотеза 2: высокий уровень тревожности Другая теория исходит из того, что у людей с аутизмом высокий ...

Читать дальше...

всё на эту тему


Анжела растила сына одна и работала продавщицей в магазине, торговавшем по сниженным ценам. Когда-то она мечтала стать актрисой, но инвалидность сына заставила ее расстаться с этими мечтами. С этим дополнительным стрессом нечего было и думать о том, чтобы построить другую карьеру.

Почему девятилетний мальчик одержим мыслями о смерти? Откуда это у ребенка с аутизмом? Что делать матери? Анжела попросила о встрече с одним из наших психотерапевтов, чтобы обсудить ситуацию и найти приемлемое решение проблем, которые она создает и ей и Захарии. Когда она разговаривала с врачом в гостиной, из кухни послышался негромкий печальный голос: «А как же насчет "Голубых глаз"?»

Анжела и психотерапевт в отчаянии переглянулись. За неделю до этого умер Фрэнк Синатра. Отныне тревога Захарии вышла за пределы семейного круга. Это было плохим знаком и еще одним свидетельством того, что попытки Анжелы самой справиться с этой проблемой оказались безрезультатными.

Почему именно «Голубые глаза»? Все знают, что Фрэнк Синатра был любимым певцом его бабушки. Недавно у нее обнаружили язву желудка. Может быть, Захария волнуется, потому что не знает, как его смерть отразится на ее здоровье? Во всяком случае, такая мысль приходила Анжеле в голову. Захария не смог объяснить ни маме, ни доктору, почему его взволновала именно смерть Фрэнка Синатры.

Я видел Захарию примерно за три года до этого, когда проводилось первичное обследование. В течение этого времени с ним и с его мамой работали наши психотерапевты, усилия которых были направлены на улучшение его поведения в школе и формирование навыков общения с ровесниками. На этот раз мне самому захотелось увидеть его. То, что происходило с ним, было больше похоже на глубокое состояние тревоги, чем на трудности, связанные с контактами с детьми и хорошим поведением в школе.

Я был рад снова увидеть Захарию после такого длительного перерыва. Однажды теплым весенним днем после школы он появился у меня. У него были очень коротко подстриженные светлые волосы, и небольшие пучки волос торчали в разные стороны. С нашей последней встречи он заметно подрос. Самым поразительным в его облике было то, как руки и ноги торчали из тела. Футболка в обтяжку и шорты подчеркивали его неуклюжесть, а конечности совершали быстрые, отрывистые движения. Он притащил с собой несколько миниатюрных игрушек — зеленую, красную, желтую и синюю модели «Фольксвагена». Войдя в мой кабинет, Захария немедленно направился к ящику с игрушками и вытащил оттуда белую полицейскую машину. Нельзя сказать, чтобы он играл с ней, скорее он просто держал ее в руках вместе со всеми остальными машинками.

Словно специально он начал задавать маме знакомые вопросы: «Что будет, когда бабушка умрет? Кто ее заменит? А кто заменит дядю Джима?». Анжела покорно отвечала ему. Меня поразило ее терпение, но я заметил и выражение усталости в ее глазах, когда она в очередной раз была вынуждена отвечать на вопросы, на которые отвечала уже сотни раз. У Анжелы не было сил терпеть этот настойчивый допрос. Она пыталась остановить сына разными способами: не обращала на него внимания, ограничивала его время («в твоем распоряжении пять минут, не больше»), пыталась навязать перерывы («если ты задашь мне еще хотя бы один вопрос, пойдешь ненадолго в свою комнату») — все было бесполезно. Иногда в допросе возникали короткие передышки, но они быстро заканчивались, и нередко Захария возвращался к нему с еще большей настойчивостью и волнением, чем прежде, словно стресс, который он пережил, пока сдерживал себя, возбудил его.

Затем Захария сказал, не обращаясь ни к кому конкретно: «Денвер из "Герцогов Хаззарда" умер. Он умер от рака легких. Я буду смотреть по телевизору передачу, посвященную его памяти». Он одержим «Герцогами Хаззарда», как и некоторыми моделями машин, участвующих в каждой серии. Оказалось, что больше других ему нравится белая полицейская машина, точно такая же, как и та, что он держал в руках.

Я спросил Захарию, что бывает, когда умирает человек.

«Его кладут в гроб, хоронят и закапывают в землю», — ответил он.

Большинство детей его возраста верят, что любимый человек после смерти попадает на небо и может вернуться на землю, чтобы навестить их, или что-то в этом роде. Я спросил Захарию, верит ли он в Небеса.

«Я не верю в ад и не говорю про Небеса», — ответил он. Очень разумно, подумал я.

«Я не думаю, что можно вернуться, — продолжал он. — Фрэнку Синатре было 83 года, когда он умер. Он пел "Мой путь"». Разговор устремлялся в разные стороны, совсем как потерявший управление автомобиль.

Я был поражен тем, что у Захарии такое глубокое понимание смерти, которое резко контрастировало с его интересом к маленьким игрушкам. У большинства детей с аутизмом гораздо больше трудностей с такими абстрактными понятиями, как ад и Небеса. Но мне все время казалось, что я что-то упускаю. В конце концов, не исключено, что его понимание вовсе не такое глубокое. Возможно, Захария просто повторил то, что он слышал из уст других людей на похоронах или в каких-то разговорах. Так и есть. Его мама говорит мне, что в прошлом году Захария потерял двух двоюродных бабушек, одна из которых умерла от рака, проболев 12 лет, а вторая — в возрасте 92 лет. После этих событий ближайшие родственники много говорили о смерти, а вскоре после этих событий у его бабушки обнаружили язву желудка. Болезнь не очень серьезная, но мама Захарии беспокоится, потому что рассчитывает на ее помощь по дому и в заботах о сыне.

«Я зову ее Элис», — тоненьким голоском сказал Захария.

«Правда? — спросил я и весьма глупо добавил: — Это ее имя?».

«Нет, — вмешалась в разговор Анжела. — Это не ее имя. Это имя хозяйки дома из "Семейства Брэнда", еще одного шоу, которые он любит». Я изо всех сил старался не терять нить разговора.

«Когда заболела его бабушка, — продолжала Анжела, — появился фильм "Титаник". Захарии не разрешили его смотреть, но этот сюжет стал для него одним из любимых. О том, как тонул океанский лайнер, он прочитал все, что смог достать».

«Он налетел на айсберг», — сказал Захария и изобразил звук, сопровождающий столкновение корпуса корабля с какой-либо преградой. Его мама добавила, что он не может без слез слушать мелодию популярной песни из этого фильма. Потом он стал нервничать, если умирал кто-нибудь из главных персонажей его любимых телевизионных шоу. Он тщательно просматривает газеты, особенно тот раздел, в котором публикуются сообщения о смерти и некрологи, и в поисках информации о смерти просматривает все новостные передачи. Он постоянно спрашивает маму, кто в шоу заменит того-то и того-то в случае их смерти. Странно, но он ни разу не спросил маму, умрет ли она и кто ее заменит.

Я спросил Захарию, боится ли он умереть. И он признался, что его мучают ночные кошмары. «Мне снится, что я ухожу под землю. А что будет с моей душой? — спросил он маму, но ответил сам, сопроводив свои слова выразительным жестом и театрально подняв руки вверх. — Моя душа улетит на небо, а оттуда попадет в сердца всех людей!». Это объяснение дала сыну Анжела, чтобы успокоить его, но о ночных кошмарах она услышала впервые.

«Все ли люди перед смертью болеют? Не обязательно. Некоторые умирают во сне» — Захария продолжал сам отвечать на свои вопросы.

То, что началось как понятная тревога о здоровье члена семьи, теперь разрослось так, что поглотило все интересы и помыслы Захарии. Но эта одержимость касалась только смерти тех людей, которых он знал и которые представляли для него вполне конкретный интерес. Его ничуть не волновали ни война в Сербии, ни голод в Африке, а гибель принцессы Дианы оставила его равнодушным.

«Что насчет Луи Брауна? — спросил мальчик. — Он умер в 1845 году».

«А что с ним? И кто это такой?» — спросил я.

«Он изобрел азбуку Брайля», — ответила мне Анжела.

Азбука Брайля — еще один из интересов Захарии. Он узнал про нее в школе много лет тому назад и до сих пор не утратил активного интереса к ней, скорее всего, благодаря ее визуальным паттернам и фактуре точек. Смерть Фердинанда Порше, скончавшегося прошлой весной, была для Захарии особенно тяжелой утратой. Это он сконструировал «Фольксваген». Анжела в очередной раз взяла на себя труд просветить меня. Она по крайней мере понимала, насколько трудно мне следить за этой беседой.

Захария рассказывал о смерти разных людей, знаменитых и малоизвестных, а его мама, играя роль некого толмача, комментировала, но не сами слова сына, а контекст его заявлений. Для меня это была единственная возможность следить за тем, что мальчик говорил мне.

Я спросил Захарию, когда мысли о смерти стали волновать его.

«В последние месяцы учебного года. Произошла авария», — ответил он, всматриваясь в машину и используя для объяснения своего понимания событий аналогию с автомобильной аварией.

«Что случилось?» — спросил я.

«Я перестал слушать... Стал рассеянным... Он рассердится?» — с тревогой спросил мальчик у матери, не спуская глаз с машины. Стало ясно, что школа была для Захарии еще одним стрессом, поскольку некоторые дети дразнили и изводили его. Он учился в обычном классе без всякой специальной помощи. Он был весьма сообразителен, и всегда, когда был в состоянии сосредоточиться, получал сравнительно высокие отметки. Однако все в школе прекрасно понимали, что Захария «другой». Пока он был маленьким, одноклассники легко терпели его эксцентричность, но по мере того как шло время, его начали дразнить и изводить. Подобные проявления дурного обращения тяжело наблюдать, а сносить их гораздо тяжелее, особенно если у тебя аутизм и ты не понимаешь, из-за чего сыр-бор. Захария понятия не имел о том, что он не такой, как остальные дети, и что именно так он и воспринимается остальными, особенно теми, кто хотел произвести впечатление на своих друзей. Но то, что его дразнят, это он осознавал. Он возвращался домой из школы в плохом настроении, а на следующий день утром не хотел туда идти. Неискушенность и непонимание социальных контактов делали его легкой добычей. Когда тебе девять лет, экцентричность может быть тяжелой ношей.

После визита Захарии и Анжелы у меня была возможность поразмышлять над тем, что я узнал. Было очевидно, что одержимость Захарии мыслями о смерти тяжела для него; в отличие от интересов других аутистов: Джастина к звукам и интереса Стивена к осам, интерес Захарии к смерти не доставлял ему никакой радости. Скорее напротив. Он почти всегда пребывал в тревожном состоянии и в плохом настроении. Его действительно волновало то, что люди умирают, и не имело значения, знал ли он их лично или они были персонажами его любимых телевизионных шоу или были связаны с его другими интересами. Его лицо выражало тревогу, он ходил вокруг дома, снова и снова задавая маме одни и те же вопросы, у него были проблемы со сном.

Он ни разу не сказал, что его волнует смерть, — этого можно было бы ожидать от обычного ребенка; тем не менее на протяжении всего визита во всех действиях Захарии ощущалась нервозность. Детям с разными формами аутизма трудно говорить о своих чувствах; в конце концов, это часть их нарушения. Вместо слов об их тревогах говорит их поведение: повторяющиеся вопросы, нарушения сна, ходьба и усиление таких повторяющихся действий, как, например, щелканье пальцами и раскачивание. Нередко тревожность сопровождается более интенсивной поглощенностью ребенка его обычными интересами, так что, когда взрослые пытаются привлечь их внимание к чему-либо другому (например, зовут обедать или просят выключить телевизор), ответом может быть агрессия или вспышки раздражения.

Продолжение: «Истории аутистов: тревожность Захария»




© Авторы и рецензенты: редакционный коллектив оздоровительного портала "На здоровье!". Все права защищены.


Мне нравится0
Irina18
Мысли о смерти появляются у всех людей, которые потеряли родных и близких им людей. Я считаю это нормальное явление. Я много раз прокручиваю ситуацию смерти своей свекрови и пытаюсь понять, а что бы было, если бы..
Имя Цитировать Мне нравится0
Мне нравится0
анна
откуда берётся чувство зависти я зависливая
Имя Цитировать Мне нравится0
 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

nazdor.ru
На здоровье!
Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проектеКарта сайта β На здоровье! © 2008—2015
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".