Пользовательский поиск

Краниосакральная терапия и психосоматическое освобождение

С конца 1980-х годов нейропсихиатрические методы, которые прежде базировались на когнитивном способе проникновения в суть, изучении гормонов, химии головного мозга и центральной нервной системы, активно задействуют и интегрируют традиционные западные и восточные соматические техники, придающие особое значение нерв­ной системе, висцеральной подвижности и гидродинамике жидкостей тела. Терапевты сочетают психосоматические ритмы со скелетными, мышечными, эмоциональными и духовными аспектами.

Продолжение ниже

Герменевтическая концепция разума доктора Стоуна

... силой в теле, которая реагирует на любую терапию и действие. Сознание и разум обитают в Душе». Поразмышляем над разработанным доктором Стоуном ... ... Душе». Доктор Стоун, который всю жизнь изучал герменевтику, пишет: « Энергия разума — тончайшая из всех форм материи... «Прана»... есть ...

Читать дальше...

всё на эту тему


Кости, мембраны, фасции, жидкие составляющие крови и нерв­ная система, взаимодействуя, образуют связанную, наделенную соб­ственным разумом, самокорректирующуюся цереброспинальную сеть, лежащую в основе физической и соматической жизнедеятельности. Проникая в нее ― слой за слоем, можно найти источники неврозов и психологических травм и повлиять на них.

На заре остеопатии и хиропрактики специалисты в данных об­ластях «наводили порядок» в нервно-скелетных структурах и осво­бождали от сжатия внутренние органы; в свою очередь, Апледжер и его коллеги пробовали «достучаться» до принадлежащей области бессознательного этиологии всего психосоматического поля, обраща­ясь к «внутреннему врачу» и побуждая его возобновить или усилить свою естественную целительскую деятельность.

Поскольку в «костяк» краниосакральной системы входят голов­ной и спинной мозг, гипофиз и шишковидное тело (что подразумевает ее тесную взаимосвязь с нейроэндокринной системой и производи­мыми ею гормонами, так же как и с соответствующими функциями системы взаимодействия «разум-тело»), она чрезвычайно чувстви­тельна к эмоциональному компоненту. Цель терапевта ― найти спо­соб вмешаться в психосоматический гомеостаз посредством пальпа­ции, чтобы определить зоны дисфункции и понять, какие функции оказались заблокированными внутри них.

Практикующие специалисты стараются следовать «вдоль» фас­циальной, цереброспинальной сети, чтобы уточнить исторические границы тех энергетических импульсов (либо функционального от­клика на них), которые дали толчок развитию болезни и определили место локализации очага поражения; иногда эти импульсы имеют эмбриогенную природу, иногда связаны с родовой травмой, иногда воз­никают в связи с не переработанными должным образом физически­ми и эмоциональными потрясениями. Эти «энергетические кисты» (как окрестил их Апледжер) можно описать как сложные узлы, со­стоящие из заблокированной физической и психодуховной энергии. Она функционирует на висцеральном и нервномышечном уровне, распространяя эффект ограничения через фасции на весь организм (подобно тому, как зацепка в одном месте влияет на качество целой простыни, причем ущерб зависит как от размера самой зацепки, так и от текстуры материала).

Апледжер пишет: «Насколько сложно будет «ухватить» энергети­ческую кисту, зависит от ее эмоционального наполнения, количества энергии, заключенной внутри нее, и ее локализации. Складывается впечатление, что эмоциональное наполнение энергетической кисты способно перенастроить на свою волну эмоциональный настрой че­ловека в целом».

Существует предположение, что в момент травмы, матрица не­гативной энергии входит в системы пациента и там «соматизируется» – чем сильнее воздействие и чем глубже травма, тем более обширной и стойкой будет энергетическая киста. Эмоциональные привязки возникают, когда человек переживает страх и возбуждение, чувство вины, стыд, горе, даже скорбь и преданность. В принципе, не важно, что является движущей силой: огнестрельное ранение, по­лученное, когда негодяи пытались угнать ваш автомобиль; жировые отложения, накопленные как результат безобразного питания на про­тяжении многих лет; или унизительные насмешки самовлюбленных родителей. Психофизиологическая среда постоянно передает инфор­мацию, создающую патологический застой, как на эмоциональный, так и на соматический уровень. При этом живые ткани и сознание образуют целостный канал связи.

Одно из ранних открытий Апледжера таково: хирурги через скаль­пель передают собственные настроения и убеждения тканям своих пациентов. Поддающаяся электрическому измерению энергия пере­дается напрямую от врача к пациенту – через руки, хирургические и стоматологические инструменты, а также через отношение. Эти энергетические импульсы влияют на выздоровление и усугубление патологии.

С одной стороны, гнев и презрение, а с другой – великодушие и стремление проявлять заботу укореняются в висцеральной памяти в виде своеобразных кодов или паттернов. Даже интонации, звучащие в голосе хирурга, когда он отдает обычные указания ассистентам, за­печатлеваются в тканях тела находящегося под наркозом пациента. Апледжер обнаружил, что иногда пациент может пересказать то, что было сказано во время операции врачами и медперсоналом, с потря­сающей точностью, даже если в течение всей операции был без со­знания. Но что еще более значимо, его тело может «соматизировать» эмоциональный настрой пережитого опыта. «Если молекулы обычной магнитофонной пленки обладают такой прекрасной памятью, то по­чему ее не могут иметь живые клетки?» – спрашивает Апледжер.

Эти якобы внешние факторы определяют не только скорость, с которой заживает хирургическая рана, но и успех самой операции.

Даже если травма не проходит, тело должно функционировать – во всяком случае, те его части, которые находятся за пределами этой не охваченной хаосом области. Поэтому оно тратит дополнительную энергию, чтобы обнести очаг поражения своего рода стеной и про­должать работать в этих условиях. Организму приходится как-то из­ворачиваться, его трясет и мотает из стороны в сторону, а затем все эти «выверты», вся эта «нервная дрожь», все эти «метания из кон­ца в конец» прочно впечатываются в ткани тела. Ткани, в свою оче­редь, пытаются обороняться, и в результате появляются энергетиче­ские узлы. Тело не только таким образом мгновенно реагирует на воздействие внешних сил. На нем могут появиться вполне реальные язвы или другие физические очаги. Дело в том, что движение, проис­ходящее внутри организма на висцеральном уровне, изменяет вектор направленного удара (исходящий от противника, движущегося или стационарного объекта) таким образом, что он врезается в систему, за тысячную долю секунды «рассыпаясь» под разными углами, – в результате он становится чем-то похож на сильно зазубренный рыбо­ловный крючок, предназначенный для охоты на крупную рыбу.

Врач, идя по следу соматических векторов, которые ведут его к источнику напряжения, в конце концов, добирается до пораженной области и может направить усилия непосредственно на него, произ­водя пальпацию под соответствующим углом. В основе многих за­болеваний лежит комплекс причин, и они проявляются сразу на не­скольких уровнях организма. Таким образом, их необходимо отсле­живать и прорабатывать, постепенно продвигаясь вперед от уровня к уровню. Векторы напряжения всегда сходятся в одной точке, где сливаются воедино различные энергетические источники болезнен­ного состояния.

Если врач достаточно искусен, чтобы отследить ритм и фасциаль­ную сеть до самого очага энергетического поражения (энергетической кисты), он сумеет одну за другой освободить силы, запертые в этом месте. В сущности, даже не он освобождает эту энергию (поэтому ему не нужна какая-то заранее продуманная стратегия) – пациент сам отзывается на симпатическую пальпацию, которая направляет его природные ритмы и движения таким образом, что они начинают соответствовать целительному намерению, скрывающемуся за этими прикосновениями.

Энергетические кисты и эмоционально-соматические травмы представляют собой разные стороны одного феномена. Система Апледжера проводит различие между механическим процессом те­рапевтического избавления от кисты и более разносторонней про­цедурой полного эмоционально-соматического, посттравматического лечения.

Соматический компонент всегда ставится превыше эмоционального, что отличает этот метод от более когнитивного психосома­тического подхода, использующегося в психотерапии.

Взаимодействие с энергетической кистой начинается с отслежива­ния ее источника (методом дуги). Этот процесс уже сам по себе дает толчок для энергетической дисперсии. Затем этот источник устраня­ется – как правило, путем непрямого остеопатического воздействия. Иногда достаточно всего лишь оказать поддержку телу, удерживая руку в нужной точке и под нужным углом (а затем в каждой после­дующей обнаруженной точке), чтобы позволить внутренним органам самостоятельно избавиться от энергетического застоя. Один ветеран Вьетнама сделал следующий вывод: «Вы можете физически ощущать эти энергетические кисты и те физические процессы, которые таким образом запечатлелись в вас. И точно так же вы можете почувство­вать, как они покидают ваше тело». «Следы войны», которые подоб­но древним окаменелостям «застряли» в тканях тела, тают и поки­дают их. Организм знает, что ему нужно, и часто не только направ­ляет терапевта к нужному месту, но и подсказывает, какую выбрать технику. Иногда, кажется, что тело пациента буквально «всасывает» в себя руки врача или притягивает их словно магнитом.

Это ощущение – что организм ведет тебя за собой – дает ключ к лечебному процессу. Необходимо избегать предвзятого мнения о том, что функционально необходимо для исцеления. На самом деле техники, направленные «прямо в цель», могут восприниматься организмом пациента как более агрессивные и иногда провоцируют укоренение кисты. «Не заставляйте пациента обороняться против вас, – предупреждает Апледжер, – ведь это совсем не та проблема, с которой он пришел». Если терапевт сам создает проблему, взявшись за дело не в меру ретиво или бессознательно привязавшись к какому-то определенному плану, то вместо облегчения он добьется усугубления патологии у пациента.

Целостное эмоционально-соматическое лечение сочетает в себе физические, вербальные и эмоциональные элементы. Врач не только диагностирует и устраняет энергетические кисты, но также направ­ляет пациента при помощи вопросов о том, какие ощущения и образы его посещают во время сеанса. Получив ответ, вербальный или соматический (а, как правило, и тот, и другой), он следует за новыми движениями тела, куда бы они его ни направляли (пусть даже к совер­шенно другому энергетическому узлу). Врач постоянно поддерживает соматическую и вербальную связь с пациентом, следует энергетиче­ским паттернам и интерполирует краниосакральный ритм, выступаю­щий в роли проводника.

По мере того как краниосакральный терапевт добирается до более глубоко расположенных блокад, увеличивается подвижность все более глубоких уровней в теле пациента. Уловив краниосакральный ритм па­циента, он уже этим дает ему импульс к эмоциональному и физическо­му исцелению. Гипнотические волны, поднимающиеся из поддержива­ющего, зовущего и в то же время сдерживающего цереброспинально­го потока, очевидно, вводят человека в просветленное состояние, во время которого завязывается подсознательный диалог и происходит полная трансформация его внутренней сути, делающая возможным избавление от физических недугов и психических травм.

Глубочайшие слои тканей организма и образованные ими зоны менее всего изучены и, по-видимому, более всего сложны для пони­мания: нам трудно предполагать заранее, что они могут скрывать и, соответственно, какие проблемы мы можем поднять на поверхность, воздействуя на них. В этом отношении мы каждый раз как будто ста­новимся «первооткрывателями». После многих лет функционирова­ния не только в темноте, но и в состоянии «уничижения», эти чрез­вычайно разнообразные динамические образцы неожиданно устанав­ливают связь с сознанием, с загадочным «собственным Я» человека. В тот момент, когда происходит это осознание, они становятся для нас «настоящими», «реально существующими». А поскольку они су­ществуют, они способны сообщить нам о своей истинной плотности и величине. Связанные с этим ощущения нельзя сравнить с кратковременными помехами, идущими «откуда-то изнутри»; источник этих посланий – сама клеточная основа бытия организма. Они достаточно хорошо выделяются на общем фоне и наполняют человека осознанием того, кем и чем он в действительности является на данный момент, а также настойчиво заставляют его стремиться к тому, кем или чем он может стать. Они в буквальном смысле меняют личность.

Хотя терапевтические приемы позволяют приостановить кранио­сакральный ритм, внезапные его остановки, спровоцированные осво­бождением динамических образцов, «записанных» в тканях организ­ма, всегда дают более глубокий эффект. Так как краниосакральная система является одной из основополагающих, центральных систем организма, она неизбежно приводит и врача, и пациента в нужную точку (часто отмеченную как место приостановки ритма). Здесь си­стема как будто стоит на перепутье, не зная, куда направить свой ход. Она в замешательстве. В таком случае врач оказывает ей поддержку, удерживая руку в этом месте под определенным углом и терпеливо ожидая изменений. Помните, что возникновение ответной реакции не зависит от когнитивного знания причины, вызвавшей травму; паль­пация просто подсказывает системе внутренних органов безопасный путь к самоурегулированию.

Если пациент реагирует вербально, ритм может выступать в ка­честве «детектора лжи». Полная его остановка означает «да». Если пациент одновременно с этим испытывает некие чувства или пред­ставляет некие образы, это можно воспринимать как аутентичную ре­конструкцию травмирующей ситуации. Даже если описанный образ в данный момент кажется врачу и пациенту не относящимся к делу, они должны игнорировать всякое предупреждение и всецело довериться системе. Как только она командует: «Остановись здесь и жди», врач должен повиноваться.

Хотя кому-то может показаться, что все дело здесь в биологиче­ских и психодуховных факторах, фактически краниосакральный пульс и его висцеральные отголоски – это ответвления пути, ведущего к самой «сердцевине», к первоначальному принципу жизни, к «жид­кому свету» архетипа, объединяющего тело и разум, к его голографичным энергетическим моделям и к самому фундаменту каузального, экзистенциального царства. Мы нащупываем этот путь и формируем его каждый раз заново. При этом нет необходимости иметь под ру­кой подробную «картину болезни». «Спираль» краниосакрального ритма проникает все глубже и глубже, при этом усиливается ощуще­ние его причастности к все более и более важным, базовым, связям, существующим в организме; в конце концов, он передает свои посла­ния тканям, находящимся в состоянии стресса и дисфункции, и по­буждает их к выздоровлению. Диалог с краниосакральным ритмом, который мы ведем физически, психически и психологически, – это суть диалог с самыми глубокими из доступных нашему пониманию уровнями организма.

Прослеживая краниальный ритм и висцеральную подвижность пациента, мы проводим сеанс невербального психоанализа. Кранио­сакральная терапия подобна психоанализу в том плане, что она под­разумевает постоянный, доверительный и откровенный, диалог меж­ду врачом и пациентом. Поразительно, насколько якобы молчаливый остеопатический сеанс в действительности сопоставим с психотера­певтической беседой, но только перенесенной на уровень мембран и внутренних органов. Все, что может сделать терапевт, взаимодействуя с самонастраивающимся и, очевидно, бесстрастным (то есть неэмоци­ональным) ритмом, «сотрясти» соматические основы, где за каж­дой травмой кроется некая эмоция. Направленная пальпация – это попытка говорить с травмами на их языке и ухватиться за их психо­соматическую составляющую. Если ранее считалось, что громким го­лосом («испустив первый крик новорожденного», «сотрясая кровать теннисной ракеткой» и т. п.) можно распугать и прогнать демонов, засевших внутри, то теперь мы предпочитаем посредством мягкого прикосновения умиротворить и утихомирить тех же демонов.

Краниосакральная терапия как новое научное направление

Джон Апледжер постиг нечто настолько очевидное, что остается лишь удивляться, как всем остальным удалось пройти мимо этого. У всех перед глазами находится одно и то же – некоторые целители, врачи и парапсихологи почти поняли это. Но теперь это постепенно стано­вится очевидным для всех и каждого.

Апледжер увидел целый мир, в котором мириады физических, эмо­циональных, когнитивных и других, трансперсональных, факторов сходятся воедино, образуя феномен человеческого пространства. Эти факторы редко соотносят друг с другом, по крайней мере, так обстоят дела в серьезном медицинском контексте. К ним относятся (заметьте, я стараюсь не упрощать точку зрения доктора Апледжера и не делать ее элементарно понятной): физическая энергия (различные ее виды), подсознательные и неосознанные послания, а также заключенный в теле разум. Апледжер исследовал акупунктуру, систему чакр, кирлиан-фотографию, силу пирамиды и феномен духов-проводников. Однако, в сущности, он вовсе не преследовал цели постичь нечто «парафизическое» или «запредельное»; он старался принимать высказанные (и невысказанные) послания организма, понять их язык (тот самый язык, который используют они, общаясь между собой) и следовать их внутренней мудрости. Он предполагал, что настоящий голос организ­ма и знаковая система, которую он использует, более сложно органи­зованы и глубже вплетены в ту древнюю сеть, которую мы называем словом «жизнь», нежели навязанные извне трактовки, основанные на механистическом или термодинамическом взгляде на жизнь, и меди­цина в том виде, в котором она существует на данный момент.

Доктор Апледжер делает нечто настолько очевидное и безыскусное, что кто-то может посмотреть на это с пренебрежением. Но в то же вре­мя его подход является настолько радикальным, что попросту не уме­щается в рамках современной парадигмы: он прислушивается к клеткам и тканям и пытается отвечать им соответствующим образом. Его метод прослушивания информационно подкреплен знаниями из области меди­цины, психологии шаманизма. Он сознательно отвергает скептицизм и отставляет в сторону все ранее существовавшие системы убеждений и реагирует лишь на то, что происходит с человеком, которого он пытается излечить. Он не пытается спекулировать или создавать «медицинскую мифодраму». Он практик до мозга костей. Организм пациента сообщает ему, что происходит, а он отвечает ему насколько возможно точно. По­пытки действовать прямым, очевидным, само собой разумеющимся спо­собом и непредвзято следовать естественным потребностям организма, сколь ни грустно, крайне редки в мире современной медицины.

Здесь наука встречается с религией, предвещая, что в настоящей уто­пии или в неком ином мире, наука и есть религия. Не отвергая существо­вания скелета и механических структур живых тканей, остеопаты неиз­бежно наталкиваются на вибрирующую «сеть жизни», пронизывающую все без исключения. И она непостижима для них как некий четвертый или пятый закон термодинамики, описывающий явления, не входящие в стандартный курс этой дисциплины. «Блоки и рычаги» Стилла как будто засасывает в черную дыру, где они превращаются в холистическую психотерапию – и это превращение такое же судьбоносное событие, как изобретение Фрейдом метода толкования сновидений.

В будущих веках более продвинутая версия краниосакральной терапии может положить начало столь необходимой нам трансмута­ции науки, благодаря чему в системе научных знаний найдется место алхимии и телекинезу, и наконец-то будут заполнены умозрительные пустоты, «разделяющие» сегодня разум и тело, энергию и материю. Возможно, это открытие заставит нас вернуться в каменный век, по­скольку вновь будут широко востребованы различные приемы цели­тельного прикосновения и прочих мануальных манипуляций, вуду и по­гружение в диалог с тотемами. Постматериалистическая магия может вернуть жизненные силы донаучной магии, дополнив ее неопровер­жимыми знаниями, добытыми из сердца материи, из центра атомного ядра. Возможно, мы сумеем постигнуть рождение и смерть вселенной и найдем ту дверь, которая открывается по ту сторону этого мира.




© Авторы и рецензенты: редакционный коллектив оздоровительного портала "На здоровье!". Все права защищены.


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

nazdor.ru
На здоровье!
Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проектеКарта сайта β На здоровье! © 2008—2015
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".