Пользовательский поиск

Несколько слов о метаморфозе чувства равновесия в юном возрасте

После того как мы описали в общих чертах то значение, которое имеет чувство равновесия в человеческом бытии, мы должны еще отметить некоторые скрытые черты деятельности этого чувства. Рудольф Штай­нер в своем «Естественнонаучном курсе» указал на то, что значение нижних чувств в течение детства и юности существенно меняется. Кратко охарактеризовав чувства жизни, движения и равновесия, он продолжает:

Продолжение ниже

Чувство осязания: теория Р. Штайнера

Первые представления, которые Рудольф Штайнер положил в основу своего общего учения о чувствах, находятся в ... ... воспринято чувством жизни, чувством собственного движения или чувством равновесия. Так что чувство осязания само по себе в этом описании рассматривается ...

Читать дальше...

всё на эту тему


«Если вы возьмете весь период между зачатием и сменой зу­бов, то вы увидите сильную работу в этом возрасте этих трех нижних чувств. И если вы затем рассмотрите, что здесь происходит, то вы заме­тите, что в чувстве равновесия и чувстве движения разыгрывается не что иное, как живое математизирование...»

«Так видим мы внутренне ла­тентное действие в человеке всей математики, которое, конечно, не от­мирает со сменой зубов, но существенно менее отчетливо проявляется в последующей жизни. То, что внутренне, посредством чувств жизни, равновесия, движения, действует в человеке, постепенно освобождается. И мы тогда видим, как душевное, которое первоначально было сплетено с организмом, становится свободной душевной жизнью, как математика восходит к абстракции из состояния, в котором она кон­кретно работала в человеческом организме... мы наблюдаем становле­ние математики в процессе развития человека».

Это указание Рудольфа Штайнера имеет колоссальное значение для по­знания человеческого существа. Здесь разъясняется, что математизиро­вание, которое пробуждается после смены зубов в человеческой душе, является метаморфозой той деятельности, которая до этого работала над образованием и построением организма, там, где развертывалась сфера чувства движения и чувства равновесия. Из других высказываний Рудольфа Штайнера следует, что геометризирование более соответству­ет чувству равновесия, арифметизирование же, напротив, соответствует чувству собственного движения.

Таким образом, ребенок в своем теле живым образом познает законы геометрии и арифметики. Позже они выступают в душе, в составе наше­го мышления, в абстрактной форме. Тогда мы «изучаем» и «доказыва­ем» то, что до этого «сделали» и «исполнили».

Психолог Пиаже и его сотрудники, хотя и исходя из совершенно других предпосылок, пришли к результатам, однозначно подтверждающим это указание Рудольфа Штайнера. Пиаже исследовал фундаментальные свя­зи интеллекта с сенсомоторными способностями ребенка. Метцгер представляет часть этих результатов в следующем виде:

«Только если удается одновременно выделить два взаимосвязанных свойства (напри­мер, высоту и длину), и одновременно отслеживать их взаимные изменения, ребенок может, например, познавать действительное содержание множества при изменении формы. Такой навык приобретается только к 7-летнему возрасту... Только тогда он может, помимо прочего, пости­гать независимость длины от положения, числа – от распределения плот­ности и т.д., и тогда появляются первые далеко идущие сомнения в дос­товерности свидетельств наших чувств».

Понимание этих взаимосвя­зей возможно только тогда, когда познается преобразование чувства равновесия и чувства движения в мыслительное математизирование.

На следующую метаморфозу чувства равновесия указал Рудольф Штайнер в докладе «Дух человека и дух животного». Там он говорит о том, что еще в детском возрасте «свободная игра сил» нижних чувств постепенно отступает и, кажется, исчезает с тем, чтобы через некоторое время выступить в новой форме. «Мы действительно снова находим эти силы действующими характерным образом для духа человека. То, что человек делает при образовании чувства равновесия, мы снова находим в его последующей жизни, когда он те же силы использует для форми­рования своих жестов... И когда человек в жестах выражает свое внут­реннее состояние, он использует те же силы, которые он использовал для того, чтобы посредством чувства равновесия восстанавливать опре­деленное положение равновесия. То, что человек явно развивал, когда он учился ходить, стоять, проявляется более утонченно, углубленно, более внутренне в его последующей жизни, когда он от телесного представления переходит в жестах к более душевному представлению».

Здесь мы находим другую метаморфозу чувства равновесия. При геометризировании оно преобразуется в сферу мышления, при жестикуля­ции его освободившиеся силы вливаются в поле чувств. Посредством жестов мы уточняем высказанное нами слово; они дают видимую чув­ственную оболочку содержанию произносимого нами предложения. Жесты – это чувственная и волевая речь в области моторики.

У животного отсутствует жестикуляция. Каждое его моторное проявле­ние – это выражение его вида и семейства. Каждое животное движется в рамках, определенных формой построения его тела. Оно само является жестом, застывшим в гештальт; поэтому у него отсутствует речь, выра­жаемая посредством жестов.

Однако жестикуляцию не следует считать равнозначной вообще всей совокупности выразительных движений. Область последних гораздо шире жестикуляции. Они могут выражать всю эмоциональную жизнь человека. Стыд и гнев, страх и радость, смех и плач – все имеет типич­ные формы выражения. Но эти формы выражения носят еще доречевой характер. Они выражают чувства, но не связи слов и мыслей.

Жесты же, напротив, подкрепляют, уточняют и формулируют, до­оформляют то, что мы слышим в речи. Жесты устанавливают знаки препинания в произносимых предложениях и подобны особой форме выразительных движений. Поэтому жесты в действительности можно наблюдать только у взрослых людей. Вначале они представляют собой грубые указания, и только в последующей жизни они становятся суб­тильными средствами выражения говорящего человека.

Гениальный дирижер и талантливый оратор являют собой людей, пра­вильно применяющих жесты. Оба свободно и прямо стоят перед управ­ляемыми ими людьми; оратор перед публикой, дирижер перед своим оркестром. Оба посредством своих жестов дают ориентировку и равно­весие представляемому ими.

Поэтому к представленному выше Рудольф Штайнер добавляет еще следующие указания:

«Поэтому мы только тогда можем интимно вчув­ствоваться во внутренний мир человека, если он стоит перед нами... и на нас воздействуют его жесты. В этом отношении, в сущности, каждый человек является более или менее тонким художником в отношении ок­ружающих его людей».

В жестах чувство равновесия находит свое художественное завершение. Как чувство собственного движения возвышается до мимики, так чув­ство равновесия возвышается до жеста. В нем находит оно самовыра­жение; оно ставит себя на службу слову.




© Авторы и рецензенты: редакционный коллектив оздоровительного портала "На здоровье!". Все права защищены.


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

nazdor.ru
На здоровье!
Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проекте Карта сайта β На здоровье! © 2008—2017 
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".