Пользовательский поиск

Орган чувства собственного движения

Как кожа контурирует чувство осязания, так мышечная система являет область ощущений собственного движения. Действующая мышца, ко­торая то сжимается, то расслабляется, уже является частью органа чув­ства, в котором пульсирует воля. Но для восприятия образованных этой волей ощущений требуется нервная структура, которой в изобилии снабжена каждая мышца.

Продолжение ниже

Чувство осязания: теория Р. Штайнера

... включая в их состав, в отличие от последующих представлений, ни чувство осязания, ни чувство Я. Что такое чувство осязания Первые представления,... ... те­лесности; это может быть воспринято чувством жизни, чувством собственного движения или чувством равновесия. Так что чувство осязания само по себе ...

Читать дальше...

всё на эту тему


Уже 100 лет тому назад физиолог Вильгельм Кюн наряду с нервами от­крыл внутри мышц образования, подобные органам чувств, которые с тех пор описаны как проприорецепторы, и их действие связывают с мышечным чувством. Эти, так называемые мышечные веретена состоят не из чего иного, как из оставшихся недифференцированными мышеч­ных волокон, инкапсулированных в облегающих их тканях. То есть здесь мы имеем дело с «мышцей в мышце».

«Эти веретена, ориентиро­ванные в направлении мышечных волокон, представляют собой образо­вания длиной от 1 до 3 мм, толщиной 0,2 мм, обрамленные мощными соединительными тканями».

Распределение этих органов чувств весьма различно. Особенно многочисленны они в мышцах, выполняю­щих мелкие движения пальцев, и мышцах, двигающих глазное яблоко. Большое число нервных волокон пронизывает эти странные орга­ны чувств, и сегодня можно с некоторой уверенностью считать эти об­разования органами чувства собственного движения. Однако их точное функционирование сегодня еще далеко не изучено.

Наряду с нервными волокнами, обеспечивающими мышечные веретен­ца, есть еще многочисленные нервы, находящиеся в тесном контакте с самими мышечными волокнами. Окончания этих нервов и их тончай­шие фибриллы утолщаются в образования, тесно прилегающие к мы­шечным волокнам. Эти нервные органы, во множестве пронизывающие мышцы, называют «моторными концевыми пластинками». Сегодняш­няя физиология видит в них образования, которые переносят эфферент­ные нервные раздражения на мышечные волокна. Ибо все еще бытует представление, что мышечное движение происходит только как ответ на подводимое нервом моторное раздражение. Тем самым нервное раз­дражение возводится в степень первичного акта, последующее же дви­жение рассматривается как автоматическое явление.

Пока это фатальное заблуждение не будет преодолено, также и чувство собственного движения не сможет занять надлежащее место. Нерв – это не двигатель мускулатуры, но та организация, которая дает возмож­ность душе воспринимать совершившееся движение. На это со всей серьезностью настойчиво указывал Рудольф Штайнер. Но до сих пор, т.е. спустя полстолетия, его указания не восприняты, и вследствие этого физиология нервов и мышц находится в плотной сети ложных пред­ставлений.

Здесь не место углубляться в проблему моторных и сенсорных нервов. Но мы можем задать вопрос, как вообще возможно, чтобы мышечный аппарат, который в предыдущем разделе мы описали как детектор геш­тальта и формы, может выполнять эти функции. Посредством «соуча­стия в движении» мы можем узнавать формы вещей и существ во внеш­нем мире, внутренне им подражая. Но как же происходит этот процесс «соучастия в движении»? Этот вопрос затрагивает внутреннее ядро проблемы, связанной с чувством собственного движения. Ибо мы вос­принимаем не только собственные движения, но имитируем посредст­вом этого чувства также двигательные тенденции в окружающем нас мире. Итак, в области мышечного чувства мы имеем член, участвую­щий в движении окружающего нас мира форм.

На этот вопрос мы найдем ответ, если внимательно прочитаем объясне­ния, которые дал Рудольф Штайнер в связи с проблемой моторных и сенсорных нервов.

Он говорит: «Внешний мир как в залив вливается через чувства в существо организма. Когда душа посредством чувств воспринимает окружающие явления, она не воспринимает внутренние органические явления, но испытывает продолжение внешних явлений внутри организма. И в двигательном процессе мы физически также имеем дело не с чем-то, существо чего лежит внутри организма, но, с деятельностью организма в отношениях равновесия и распределения сил, в которых организм находится к внешнему миру. Внутри организ­ма воле доступен только процесс обмена веществ; но вызванные этим процессом явления вчленены также в отношения равновесия и распре­деления сил внешнего мира; и когда душа начинает действовать, она выходит из области организма и живет со своими деяниями в явлениях внешнего мира».

Здесь Рудольф Штайнер со всей отчетливостью указывает на то, что как чувственный процесс, так и волевой процесс души не ограничиваются деятельностью внутри своего тела. Внешний мир как в залив вливается в область чувственной зоны организма, тогда как волевой акт разверты­вает деятельность, которая вчленяется в отношения равновесия и рас­пределения сил внешнего мира.

И в дополнение к этому Рудольф Штай­нер, обсуждая проблему функции нервов, говорит основополагающие для нашего рассмотрения слова:

«Так называемый моторный нерв не служит движению в том смысле, как это объясняет учение об этом чле­нении (на моторные и сенсорные нервы), но как носитель нервной дея­тельности он служит внутреннему восприятию тех процессов обмена веществ, которые лежат в основе воли, точно так же, как ощущающий нерв служит восприятию того, что разыгрывается в органе чувства».

То «внутреннее восприятие», о котором шла речь, связано в мышечной области с протекающими там процессами обмена веществ. Они же, в свою очередь, вчленены в «отношения равновесия и распределения сил», и по этой причине могут соучаствовать в развертывающихся там двигательных и формообразующих тенденциях. Они сами являются ча­стью этих тенденций и подобно хладниевым пластинам повторяют эти формы движений. Как только мы это поймем, нам тотчас же откроется понимание функций двигательных концевых пластинок. Они служат не возбудителями мышечного движения, но являются носителями «внут­реннего восприятия» процессов обмена веществ, которые разыгрывают­ся в мышцах, и в основе которых лежит воля. Поскольку концевые пластинки являются оконечными органами «моторных» нервов, душа вступает в непосредственный контакт с разыгрывающимися здесь про­цессами. Эти «моторные» нервы таковы, что дают нам возможность воспринимать круг как округленное, квадрат как четырехугольное, тре­угольник как треугольное движение. Здесь следует искать физиологиче­скую основу гештальтпсихологии.

Но мышечные веретена, которые находятся также в связках и суставах, являются собственно органами чувств; это уже анатомически выража­ется в том, что они выделены из остальной мускулатуры и структуры связок и суставов. Они служат восприятию взаимного расположения и движения частей нашего тела. Эти мышечные веретена подобны ма­леньким, примитивным глазным хрусталикам, вчлененным в мышечные и связующие ткани. Они воспринимают телесное пространство и изме­ряют и определяют тем самым положение и место принадлежащих ему членов. Посредством их воспринимается движение, и мы получаем представление о сложных двигательных процессах. Нервы, подходящие к мышечным веретенам, по своему существу подобны «моторным», од­нако проходят раздельно от них. Мы можем это выразить иначе: нервы мышечных веретен «воспринимают»; двигательные концевые пластин­ки «участвуют». Оба вида нервов «по существу» подобны, но все же в том, что касается их функций, различны.

Так мы познали чувство движения в его двойственном виде и значении. Оно служит не только восприятию исполняемых собственным телом движений, но посредством его душа воспринимает формообразующие и двигательные тенденции в окружающем мире. Вследствие этого чувст­во движения сочетается с другими чувствами и дает им опыт, посред­ством которого они отчетливее и реальнее могут воспринимать окружающий мир. При этом речь идет о так называемых «интенциональных отношениях», на которые указывал Рудольф Штайнер, следуя терминологии Франца Брентано. Само же движение вчленяется как волевой акт между обеими этими сторонами восприятия посредством чувства собственного движения. Оно хотя не определяется ими, но подвержено их влиянию. Ибо вос­приятие моторики есть только часть ее исполнения; исполнение же происходит в соответствии с «отношениями равновесия и распределе­ния сил», развертывающимися в окружающем мире. Чем гармоничнее это взаимодействие, тем более красивым и изящным кажется движение. В рамках чувства собственного движения возникает и завершается вся моторика.




© Авторы и рецензенты: редакционный коллектив оздоровительного портала "На здоровье!". Все права защищены.


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

nazdor.ru
На здоровье!
Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проектеКарта сайта β На здоровье! © 2008—2015
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".