Пользовательский поиск

Лечебная педагогика чувства жизни

Отклонения, с которыми мы встречаемся в рамках нашей лечебно-педагогической деятельности и которые нуждаются в душевном уходе, преимущественно являются состояниями, которые возникают в ходе разви­тия в детском и подростковом возрасте. Эти отклонения возникают вследствие того, что определенные шаги развития не были сделаны своевременно. Вследствие этого происходит слишком раннее или запо­здалое развертывание определенных свойств, что приводит, большей частью, к тяжелой дисгармонии в развитии.

Продолжение ниже

Лечебная педагогика чувства собственного движения

... жизни развертывание чувства собственного движения не имеет возрастных границ, но всегда принимает в себя новый опыт, так и в рамках лечебной педагогики значение этого чувства велико. Это связано с тем, что большая группа нарушений развития и инкарнации тесно связана с образованием ...

Читать дальше...

всё на эту тему


Поэтому если мы хотим познать возможные расстройства, связанные с чувством жизни, мы должны задать вопрос об образовании и формиро­вании этого чувства в детском возрасте. Мы можем указать на то, что в раннем детском возрасте чувство жизни играет более интенсивную роль в душевном поведении, чем поз­же. Грудной младенец и маленький ребенок значительно больше под­вержены прорывам через чувство жизни чувств органов и жизненных ощущений. Ни симпатическая, ни парасимпатическая нервные системы в этот момент времени еще не являются полностью функциональными. Вегетативная нервная система после рождения также нуждается в дли­тельном времени для своего образования, как и остальная нервная сис­тема. Хождение, речь и движения постепенно развиваются в течение первых трех лет жизни, и совместно с развитием этих способностей со­зревает центральная и периферическая нервная система.

Подобным образом обстоит дело и с вегетативной нервной системой. Также и здесь происходит постепенное образование по мере того, как в раннем детстве симпатическая нервная система берет на себя функции органа чувства жизни, а верхняя парасимпатическая система становится органом чувства мысли. Именно потому, что у грудного ребенка чувст­во жизни еще недостаточно сформировано, на передний план выступа­ют ощущения органов. Голод, жажда, метеоризм, расстройства пищева­рения, затруднения дыхания одолевают душу, которая становится иг­рушкой этих чувств. Также сытость и тепловое благополучие грудного ребенка наполняют его таким целиком захватывающим его удовлетво­рением, что почти не оставляют места другим ощущениям.

Мы можем считать, что образование симпатической нервной системы в замкнутый орган чувства жизни продолжается весь период кормления грудью, т.е. в течение девяти месяцев. Чем раньше ребенок отнимается от груди, тем меньше времени имеет вегетативная нервная система для своего образования, ибо требования, которые чужеродное питание предъявляет к пищеварительным и обменным процессам, более жест­кие, чем точно приспособленное для грудного младенца материнское молоко. Поэтому требуется примерно девять месяцев, прежде чем пер­вый тонкий слой поверхности озера чувства жизни покроет процессы органов. Только тогда ребенок созревает настолько, чтобы научиться переносить ощущения своих органов; он делает первые шаги к тому, чтобы обучать свои органы (Гете), а не обучаться ими.

В последующие годы жизни на основе образования речи формируется чувство мысли. Это как раз то ответвление блуждающего нерва, кото­рое стоит в тесной связи с гортанью как центральным органом речи и поэтому обеспечивает возможность формирования чувства мысли. «Душа, приспособляющаяся к речи, сама использует гортань как орган речи... Мышцы (гортани) постепенно попадают под власть говорящей души и через соответствующие нервы словообразования протекают че­рез всю автономную нервную систему. Там они сплавляются с жизне­деятельностью всего организма и запечатлевают в нем все свое речевое своеобразие».

Так верхняя парасимпатическая нервная система, блуждающий нерв, преобразуется в орган чувства мысли и создает основу для того, чтобы в течение третьего года жизни пробудить в ребенке способность к обра­зованию мыслей. Таким образом, мы можем говорить о следующих ступенях развития: в течение первого года жизни симпатическая нерв­ная система становится органом чувства жизни; на втором году жизни верхняя парасимпатическая нервная система пронизывается пробудив­шимся речевым потоком и благодаря этому на третьем году жизни ста­новится органом чувства мысли.

Нарушения, которые возникают в эти периоды развития, могут привес­ти к тому, что образование этих обоих органов чувств будет либо за­держано, либо ускорено, или вообще приостановлено. Следствием этого могут быть глубокие повреждения дальнейшего развития таких детей. Мы должны реально представить себе, что означает, если чувство жиз­ни не может развиться как замкнутое, единое чувственное переживание. Если это происходит, то ребенок не может встать в правильные отно­шения к своему собственному телу. То, что обычно с самого раннего детства мы имеем как непосредственное переживание, посредством ко­торого мы чувствуем себя «как целостное внутреннее существо» и бла­годаря этому ощущаем себя как «наполняющую пространство те­лесную самость», теперь уже не имеет места. Не происходит идентифи­кации между телом и духом-душой, что приводит к тяжелому нарушению контактов. Душа ребенка ощущает тело как не принадлежащее ему, но скорее как часть мира. Вследствие этого утрачивается чувство надежности бытия, и проявляются черты и симптомы тяжелых аутических расстройств. То, что должно стать переживанием собственного те­ла, не состоялось. Не существует «моего» тела, но тело становится чле­ном, более подобным чемодану, который душа должна таскать с собой, а не собственной частью и инструментом, на котором она играет.

Отсутствует чувство благополучия, как повседневно осознаваемое ощущение, и естественное ощущение ребенка – радость и желание бытия – больше не развиваются. Такие дети несут в себе отпечаток печальной серьезности, окрашивающей их существование фиолетово-­голубыми тонами. Процесс еды становится ритуалом и, как и все ос­тальное, лишается радостной непосредственности. Развиваются при­чудливые церемонии и привычки, обусловленные тем, что собственное тело ощущается как чуждый предмет, и ребенок кормит и питает не се­бя, а его.

Такие дети пьют только из имеющей специальную форму чашки, едят только определенным образом окрашенную еду, сидят на определенном месте и подвержены таким навязчивым действиям. Это проявляется в самых разнообразных вариациях. Душа ребенка не прямо, но косвенно связана с принадлежащим ему телом, и следствием этого являются глу­бокие аутические расстройства. Ибо тело стоит между душой и окру­жающим миром; это подобно солнечному затмению, когда Луна стано­вится перед Солнцем и затемняет свет его лучей.

В ходе дальнейшего развития наступает стадия, когда ребенок начинает употреблять слово Я, но он обозначает им не себя самого, но других лиц. Ибо только переживание «телесной самости», которое дает нам чувство жизни, в данном случае почти не сформированное, делает воз­можным этот нормальный опыт, который приобретает каждый ребенок на третьем году жизни и который дает ему знание того, что он является замкнутой индивидуальностью. Такого опыта и недостает описываемым здесь детям, и потому у них развиваются признаки неуверенности и не­защищенности. С этим связано также чувство непрекращающейся бояз­ни, под давлением которого живет ребенок. Ибо несовершенное образо­вание чувства жизни выдвигает боязнь на порог подсознательного и, при подходящих обстоятельствах, она пробуждается и угнетает душу. Позже выявляются тяжелые нарушения ассимиляции и обмена веществ, следствием чего может быть дисгармония телесного роста и развития.

У многих, но не у всех таких детей, часто наблюдаются тяжелые рас­стройства интеллекта. При этом мы имеем дело не с врожденным де­фектом, но с последствиями задержанного развития речи. Многие дети, страдающие такими расстройствами, не могут говорить. У них отсутст­вует при этом не понимание речи, но они сами не могут активно вос­производить речь. Причины этого могут быть весьма многообразными. Нарушение контактов, например, препятствует развитию у ребенка спо­собности к подражанию, и поэтому тормозится обучение речи. Но так­же нарушение отношения к своему телу может подавить желание бол­тать и тараторить, вследствие этого утрачивается побуждение к речи, что имеет большое значение при обучении родному языку. Они могут высказывать, выкрикивать, выражать свои собственные душевные со­стояния, но они недостаточно знают внешний мир и не могут именовать окружающие вещи, и уж, конечно, не могут говорить о них. Эта неразвитость речи имеет следствием то, что не может развиться ор­ган чувства мысли. Тем самым нарушения контактов становятся более глубокими и навязчивыми. Сказанное слово хотя и понимается, по­скольку чувство звука не нарушено, но истинный смысл сказанного ос­тается скрытым. Наступает духовная изоляция, которая уподобляет ре­бенка заключенному. Он остается в одиночестве, хотя и находится сре­ди людей. Он чувствует себя отвергнутым, хотя и хотел бы быть при­общенным. Неспособность себя понять действует подобно невидимой клетке, которая изолирует этих детей от окружающего мира. Следствием этой спиритуальной изоляции могут быть галлюцинации и на­вязчивые идеи; ответом на это могут быть внезапные вспышки бешен­ства. После полового созревания из этих состояний могут развиться ши­зофренические заболевания.

Представляя симптомы, являющиеся результатом такого недостаточно­го образования чувства жизни и чувства мысли, я воздерживаюсь от то­го, чтобы обозначить эти состояния каким-нибудь определенным на­именованием. Причиной этого является тот факт, что сегодня не суще­ствует для этого единой номенклатуры. Некоторые, особенно американ­ские авторы, говорят о детском аутизме, а также о препсихозе, детской шизофрении, а также употребляют другие наименования. Сегодня еще не представляется возможным установить ясное членение и порядок в описании этих тяжелых нарушений поведения; поэтому я ограничился описанием феноменов, воздерживаясь от наименований.

Однозначно установить, почему и по какой причине происходят нару­шения, которые ведут к несовершенному образованию чувства жизни и чувства мысли, конечно же, невозможно. Но нет сомнения, что ответст­венным за это является недостаточное развитие вегетативной нервной системы. Совокупность вегетативных нервов является частью общей нервной системы и, как и эта последняя, может быть недоразвитой или неправильной. Вследствие этого могут проявляться описанные состоя­ния.

Лечебно-педагогическое сопровождение этих детей представляет собой труднейшую задачу. Этому будут в дальнейшем посвящены специальные работы. Здесь же задачей являлось феноменологически выделить чувство жизни в его своеобразии и его развитии, и описать последствия его на­рушения и тесно связанного с ним чувства мысли.




© Авторы и рецензенты: редакционный коллектив оздоровительного портала "На здоровье!". Все права защищены.


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

nazdor.ru
На здоровье!
Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проектеКарта сайта β На здоровье! © 2008—2015
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".