Пользовательский поиск

Лечебная педагогика чувства осязания

У Рудольфа Штайнера есть одно представление чувства осязания, в ко­тором указано на феномен, имеющий основополагающее значение для нашего рассмотрения.

Продолжение ниже

Чувство осязания: теория Р. Штайнера

... включая в их состав, в отличие от последующих представлений, ни чувство осязания, ни чувство Я. Что такое чувство осязания Первые представления,... ... Когда Рудольф Штайнер в курсе «Общее учение о человеке как основа педагогики» описывал четыре нижних чувства, он охарактеризовал их ...

Читать дальше...

всё на эту тему


Он говорит: «Собственно говоря, то, что мы име­ем в чувстве осязания, это внутреннее переживание, но то, что здесь внутренне происходит, остается целиком в бессознательном. В чувстве осязания представлена только его тень, которую мы приписываем телу. Но орган чувства осязания делает так, что мы чувствуем какой-либо предмет шелковым или шерстяным, твердым или мягким, шероховатым или гладким. Это излучается также внутрь, излучается в душу; но толь­ко человек не замечает связь своего внутреннего переживания с тем, что передает ему внешнее чувство осязания, поскольку эти вещи сильно дифференцированы – что излучается внутрь, и что испытывается внеш­не».

«Но то, что излучается внутрь, и то, что испытывается внешне, суть не что иное, как пронизывание бытия чувством Бога. Если бы человек не имел чувства осязания, он бы не имел чувства Бога. То, что пронизы­вает все вещи, что вливается в нас, что дает нам опору, это осознание всепроникающей Божественной субстанции, которая, отраженная внутрь, дает нам переживание чувства осязания».

Благодаря этому представлению наши предшествующие рассуждения получают новую основу. Только здесь мы начинаем понимать истин­ную причину всевозможных страхов. Они выступают тогда, когда излу­чающееся внутрь и наполняющее душу чувство Бога, постоянно прони­зывающее нас, на длительное или короткое время оказывается нару­шенным. Страх выступает как реакция на потерю той жизненной осно­вы, в которую мы облачены благодаря действию чувства осязания. По­этому Рудольф Штайнер говорит далее: «Мы констатируем бытие внешнего мира именно посредством чувства осязания. Если мы видим нечто, мы еще не верим в то, что оно находится в пространстве; мы убеждаемся, что нечто находится в пространстве, если мы можем его ощущать посредством чувства осязания».

Но как только мы теряем эту надежность, вследствие чего излучающее­ся внутрь чувство Бога начинает шататься, мы ощущаем страх и пере­живаем его в центральном органе нашего существования, в сердце. Сердце внушает нам чувство страха, когда якорь ощущения осязания, и тем самым чувство Бога, восходит из чувственной сферы кожи. Тогда наш душевный корабль начинает содрогаться и нуждается для своего управления во внутренней силе. Кто ее не имеет, предпочитает вернуть­ся в гавань кожи.

Человеком, который постоянно жил в этой шаткой сфере страха и чув­ства осязания, был гениальный художник и график Альфред Кубин. Большинство его картин – это наполненные страхом фантазии, которые бурно разрастаются там, куда прибывает душевный корабль, когда он покидает гавань кожи. Автобиография Кубина – это откровенное и яс­ное представление этого феномена. Каждый, кто интересуется этой проблематикой, должен не упустить случая ее прочесть. В ней живут смертельный страх, тени смутного наслаждения страхом и ужас.

Более академическое представление страха, как, например, в исследова­ниях Фрешеля и Ноймана, не проходит мимо того, чтобы коснуться метафизической стороны переживания страха, и хотя они не доходят до ясного описания чувства Бога, все же интуитивно они ведут к этому.

Однако они не достигают того, чтобы постигать связь с чувством осяза­ния, вследствие чего не могут перебросить мостик к действительному пониманию страха.

В этой внутренней связи страха и кожи лежат корни всякой татуировки. При этом на кожу наносились культовые знаки и образы, чтобы изгнать волшебство страха. Графика Кубина – это, в своей основе, грандиозное искусство татуировки. Здесь становится наглядным душевный опыт, ко­торый мы можем приобрести, только попытавшись усвоить его от детей и взрослых, понимающих в этом толк.

В «Лечебно-педагогическом курсе» Рудольф Штайнер дает подробное описание этих состояний и называет их «формами истерического безу­мия». Однако речь идет при этом о болезненных явлениях, которые от­клоняются от обычного представления истерии.

Рудольф Штайнер од­нозначно указывает на это, говоря:

«Мы должны отвлечься от всех опи­саний, существующих для объяснения истерического сумасшествия, ибо все эти описания сделаны с точки зрения общих понятий; но когда мыслят в общих понятиях, то описание становится ложным». Что пони­мает Рудольф Штайнер под состоянием истерического помешательства у детей и взрослых? Он представляет его как процесс, полярный эпи­лептическому состоянию. В этом состоянии человек с трудом внедря­ется в сферу окружающего мира; тяжесть и легкость, воздух и свет не­правильно захватываются душой. При истерическом помешательстве все наоборот. Ребенок «повсюду внедряет свое астральное тело и Я в окружающую среду, он захватывает ее так интенсивно, как это невоз­можно так называемым нормальным людям».

Вследствие этого возникает состояние, в котором ребенок «так внедря­ется во все вещи, как если бы он был поранен. В результате этого, есте­ственно, возникает сверхчувствительность... Такой человек гораздо сильнее, гораздо интенсивнее ощущает окружающий мир, а также го­раздо сильнее отражает его в себе. Вследствие этого образуются также представления, которые доставляют ему страдания».

Но вследствие таких болезненных представлений возникает беспокой­ство и дрожание, «поскольку хотят сдержать боль». И в заключение этого описания Рудольф Штайнер говорит: «Каждое такое пред­ставление, которое в тот момент, когда оно должно войти в сознание, в момент становления вызывает страх, каждое такое представление одно­временно действует таким образом, что чувственная жизнь развертыва­ется под его влиянием. Чувства вспениваются, за этим всегда следует депрессивное состояние».

В этом представлении очень четко описан широко распространенный синдром детского поведения. Это то знакомое состояние, которое мо­жет выступать в различных формах, от едва заметного нарушения жиз­ни ощущений до тяжелейших симптомов навязчивого помешательства. Фиксация таких детей и подростков на определенных областях окру­жающего мира зачастую так глубока, что ослабить ее или освободить можно только сильнейшим лечебно-педагогическим вмешательством. Ибо фиксация происходит потому, что утрачена надежность в собст­венном теле и, прежде всего, в коже как органе; и эти дети вместо того, чтобы искать опору в своем теле, ищут ее в пространстве окружающего мира. Это может зайти так далеко, что маленькие пациенты называют других людей, если они к ним привязаны, «Я», тогда как к самим себе обращаются «Ты».

Это состояние сопровождается, большей частью, тяжелейшими форма­ми страха. Каждая новая ситуация, каждое прямое обращение, каждое непосредственное требование вызывают беспокойство, сопровождаемое потоотделением и следующим за этим противодействием и упрямством. Вследствие этого возникает ряд фобий, от которых страдает ребенок и от которых трудно освободиться.

Здесь мы сталкиваемся с действием нарушенного осязания, а также с недостаточно сформированным чувством осязания. Отсюда становится понятным, почему Рудольф Штайнер в качестве медикаментозного ле­чения предложил метод, посредством которого укрепляется кожа как орган. Мы можем – используя уже предложенный нами образ – сказать, что он преимущественно направлен на то, чтобы якорь душевного ко­рабля утвердить в гавани кожи и так укрепить и уплотнить телесную организацию ребенка, чтобы его тело с утра до вечера находилось в по­кое. Благодаря этому чувство Бога, лежащее в основе всего нашего бы­тия, может так пронизать душу ребенка, что доставит ему мир и уверен­ность.

В «Лечебно-педагогическом курсе» содержится много подробных сведе­ний об этом состоянии, которые каждый может прочесть, и потому не будем их здесь повторять. Нашей задачей было проследить их связь с чувством осязания. Поняв их, далее можно развивать рациональное ле­чение различных форм истерического помешательства.

Вообще при этом мы всегда имеем дело с потерей чувства Бога и сле­дующей из этого внутренней неуверенностью. Если при этом ребенок еще растет в неорганизованной, лишенной любви и религии среде, то­гда это состояние ухудшается и возрастает страх. Сюда же относятся так называемые «аутичные» дети, и многие трудновоспитуемые потому так трудны, что они сверхчувствительны и неуверенны, и посредством агрессии и насилия стараются заглушить и преодолеть постоянное состояние страха и боли.

Направить «чувственную волю на верный путь и смягчить волящее чувство – такова здесь задача лечебного педагога. Но окружающие лю­ди должны настолько осознать свое чувство Бога и так его укрепить, чтобы оно могло заменить ребенку потерю его собственного ощущения надежности. Тогда будут изгнаны летающие вокруг ребенка летучие мыши мирового страха, и снова может быть восстановлено доверие к земному бытию».




© Авторы и рецензенты: редакционный коллектив оздоровительного портала "На здоровье!". Все права защищены.


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

nazdor.ru
На здоровье!
Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проектеКарта сайта β На здоровье! © 2008—2015
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".