Пользовательский поиск

Органы чувств осязания

Очевидно, что осязательная активность – это волевой процесс, а осязательное переживание – это результат взаимодействия нашей воли с окружающим миром. Теперь мы должны найти место, где происходит эта встреча, поскольку только тогда мы сможем увидеть ор­ганизацию чувства осязания.

Продолжение ниже

Лечебная педагогика чувства осязания

У Рудольфа Штайнера есть одно представление чувства осязания, в котором указано на феномен, имеющий основополагающее значение ... ... осязания представлена только его тень, которую мы приписываем телу. Но орган чувства осязания делает так, что мы чувствуем какой-либо предмет ...

Читать дальше...

всё на эту тему


Нет никакого сомнения в том, что чувство осязания главным образом локализуется в коже. Если пролистать относящуюся к этому вопросу научную литературу, результаты такой ориентировки окажутся весьма скудными. Найдено большое количество нервных окончаний, которые рассматриваются как органы чувства; точно изучена их микроскопиче­ская структура, однако их функции во многих случаях точно не опреде­лены.

Но при точном исследовании поверхности кожи было найдено большое количество чувствительных к надавливанию точек – это маленькие ареа­лы кожи, особенно чувствительные к прикосновению. Плотность распределения этих точек меняется в различных областях кожи. Можно однозначно установить следующий феномен: каждая из этих чувствительных точек тесно связана с близлежащими волосками. Также эти чувствительные точки находятся на одинаковых расстояниях от корня соответствующе­го волоска, и более чем вероятно, что нежная нервная сетка, которая под кожей охватывает каждый корень волоска, является органом ощу­щения для давления и прикосновения к этим чувствительным точкам.

Но, кроме того, на лишенных волос местах, зачастую особенно чувстви­тельных к прикосновению (например, ладонь и пальцы, подошвы ног, лоб и т.д.), под эпидермисом находятся многочисленные нервные орга­ны: тельца Мейснера. Число этих оконечных органов на коже примерно соответствует количеству расположенных в этом месте чувствительных точек, так что с большой степенью вероятности можно считать, что ор­ганы Мейснера являются органами чувства осязания на лишенных волосяного покрова участках поверхности тела. Итак, мы можем говорить о распределенной по всей поверхности кожи сети чувствительных к на­давливанию точек, которым принадлежат лежащие под ними органы чувств. В частях, покрытых волосами, это нервы, охватывающие корни волос, на лишенной волос коже это многочисленные органы Мейснера. Та точная локализация, о которой шла речь выше, возможна только бла­годаря этой сетевой структуре. Вся сеть, состоящая из чувствительных точек, сообщает нам общее ощущение границы, которое можно рас­сматривать как основу чувства осязания. Отдельные же чувствительные точки, напротив, дают нам ощущение места, на котором произошло ося­зательное ощущение, так что мы можем говорить об общем осязатель­ном ощущении, подобном черной доске, на которой нанесены места и точки ощущаемого прикосновения.

Эта сеть чувствительных точек продолжается также внутри тела. Губы, язык, небо и глотка, мочевой пузырь и гортань, а также многие другие части тела охвачены этой осязательной сетью. Благодаря этому образу­ется то ощущение границ поверхностей органов, которое мы повсе­дневно испытываем.

Однако эта сеть не является застывшей организацией. Она изменяется с течением жизни; у ребенка ее петли узки и постепенно расширяются в ходе развития, так что мы должны представлять ее себе в виде меняю­щейся ткани, пронизывающей нашу кожу.

Здесь нужно отметить еще один момент. Когда, например, мы при хож­дении используем трость, мы ощущаем не только давление рукоятки на нашу ладонь, но также мы отчетливо ощущаем давление конца трости на почву. Это представляется сегодняшней физиологии совершенно не­понятным и необъяснимым явлением, и она прибегает к отговорке, что мы свое ощущение осязания «переносим» в конец трости. Но никто не может сказать, что в действительности имеется в виду, когда говорят о таком «переносе» или «проецировании». Однако наши ощущения рас­ширяются до конца трости, и мы чувствуем соприкосновение с почвой точно так же, как воспринимаем давление пальцем на какой-нибудь предмет.

Это происходит не только с тростью, но и со всеми вещами и инстру­ментами, которые мы используем в повседневной жизни. Все, что мы применяем, держим, ставим, носим, в этот момент действительно ста­новится «нашим». Я ощущаю скользящее по бумаге острие карандаша так непосредственно, как мог бы чувствовать свой скользящий по бума­ге палец. Соприкосновение молотка со шляпкой гвоздя, ножниц с мате­рией, пуговицы с иглой очень отчетливо и почти непосредственно. Без сомнения, дело обстоит так, что сеть осязательных ощущений, описан­ная нами, проходит через все предметы и вещи, которыми мы пользу­емся, делая их нашей собственностью. Петли этой сети изменяются не только в ходе развития, но сами по себе они настолько эластичны, что постоянно могут расширяться и стягиваться.

Можно ли точнее определить природу и субстанцию этой сети? Сами чувствительные точки, лежащие на перекрестье петель, анатомически и гистологически не отличаются от остальной кожи. Они, в сущности, яв­ляются «точками восприятия», которые определяются только лежащи­ми под ними нервными органами. Так что эта эластичная сеть связана не с определенными физическими структурами, а с осязательными точ­ками.

Отсюда непосредственно становится понятным, что об осязательной се­ти мы должны говорить как об организации, которая постигается только сверхчувственно. Мы имеем здесь дело с ощущающим организмом. В нем пробуждается воля к описанному выше смутному восприятию гра­ницы.

В книге «Теософия», в которой Рудольф Штайнер описывает чувствен­но-сверхчувственную организацию человека, важным для нашего изло­жения является следующее место.

Там сказано: «Итак, тело построено из минеральных веществ, оживлено эфирным телом и ограничено ду­шой ощущающей.... Но границы души ощущающей не совпадают с гра­ницами физического тела. Эта душа выступает за границы физического тела. Из этого видно, что она представляется большей, чем последнее. Но сила, определяющая ее границы, исходит от физического тела. Тем самым между физическим телом и эфирным телом, с одной стороны, и душой ощущающей, с другой стороны, вставлен еще один член челове­ческого существа. Это душевное тело или тело ощущений. Можно так­же сказать: одна часть эфирного тела имеет более тонкую структуру, чем остальная, и эта тонкая часть эфирного тела образует некоторое единство с душой ощущающей, тогда как более грубая часть образует некий вид единства с физическим телом».

Поверхность этой более нежной части эфирного тела, которая сплави­лась с душой ощущающей, является описанной нами осязательной се­тью. Волоски являются органическим выражением этого ощущающего тела, и поэтому они так тесно связаны с осязательным восприятием. Во­лоски – это постоянно обновляющееся образование, которое, несмотря на свои силы роста, несет в себе тенденцию к ороговению и отвердева­нию, и строительным силам постоянно противопоставляет разруши­тельные. Это орган роста и ощущения, который является выражением эфирных сил и душевного опыта.

Также понятной становится тесная связь между осязательным ощуще­нием и чувством тепла. Ибо Рудольф Штайнер в упомянутых выше докладах обратил внимание на то, что само ощущающее тело играет для человека роль посредника при передаче теплового чувства, так что мы должны представлять себе все ощущающее тело пронизанным тепло­выми восприятиями, но на границах душевного тела присутствуют смутные ощущения давления. Выражением этой телесности является волосяной покров человека.

Границы душевного тела, состоящего из тончайшей эфирной субстан­ции, пронизанные существом ощущений, эластичны. Они прилегают ко всем вещам и предметам, которые мы употребляем, и делают их нашей собственностью. Разве не останавливаются часы в момент смерти их владельца? Не тускнеет ли зеркало, оставшееся без употребления? Не распадается ли платье, которое мы не носим?

Комната, в которой мы проводим свои дни, предметы, в окружении ко­торых мы находимся, составляют часть нашего существования. Ощу­щающее тело распространяется над столом, за которым мы едим; обво­лакивает кресло, в котором мы сидим; пронизывает кровать, на которой мы спим. Все ткани, которые мы носим, льняные, шелковые, шерстя­ные, представляют вынесенную наружу сеть наших осязательных восприятий.

Наше осязательное ощущение выходит далеко за рамки нашего тела. Оно распространяется на ближайшее окружение и принадлежащие нам предметы; оно постоянно пронизывается субстанцией нашего ощу­щающего тела.

Чувство осязания накладывает отпечаток нашей личности на предметы окружающего мира. Благодаря этому мы чувствуем себя защищенными, находясь «у себя дома».




© Авторы и рецензенты: редакционный коллектив оздоровительного портала "На здоровье!". Все права защищены.


Мне нравится0
Гость
:( :( :( :( :( :( :( :( :( :( :( :( :( :( :( :( :( :( :( :( :( :( :( :( :( :( :evil: :evil:
Имя Цитировать Мне нравится0
 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

nazdor.ru
На здоровье!
Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проектеКарта сайта β На здоровье! © 2008—2015
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".