Пользовательский поиск

Неспецифическая система мозга

Идея центральной регуляции нервных процессов принадлежит И.М. Сеченову, который в знаменитых «Рефлексах головного мозга» (1863) впервые высказал мысль о существовании в мозгу «задерживающих» и «усиливающих» механизмов. Современное развитие этой проблемы началось с широко известных публикаций Моруцци, Мэгуна и Джаспера (Jasper, 1949; Moruzzi, Magoun, 1949) о функциях ретикулярной формации (РФ) ствола мозга и таламуса. Этим была открыта новая глава нейрофизиологии.

Продолжение ниже

Головной мозг и его сосуды

Головной мозг – это центр нервной системы у всех позвоночных и большинства беспозвоночных животных. Только немногие беспозвоночные, такие как губки,...

Читать дальше...

всё на эту тему


В обобщающей монографии Мэгуна (Magoun, 1963) суммируются факты, показывающие, что стволовая РФ существенно влияет на сенсорные и двигательные системы, на висцеральные функции, на различные другие отправления мозга, включая высшую нервную деятельность. Многие патологические изменения в работе органов пищеварения, кровоснабжения, дыхания и других систем связаны с нарушениями функций РФ.

Можно проследить определенную эволюцию представлений о неспецифических системах мозга. В начальный период главная роль в регуляции функций мозга отводилась РФ ствола и таламуса, причем Джаспер отдавал приоритет последнему, тогда как Мэгун и Моруцци считали неспецифическую часть таламуса продолжением стволовой, которая признавалась автономной и ведущей. Влияние коры больших полушарий, хотя и учитывалось, но считалось второ­степенным. Длительные споры вызвал вопрос о том, насколько функции РФ неспецифичны. В частности, П.К. Анохин (1968) считал, что влияние РФ на кору имеет и специфические особенности, объясняемые неодинаковыми нейрохимическими свойствами разных отделов нервной системы, в том числе самой коры. Многие авторы с самого начала связывали ретикулярные влияния с активностью различных нейрохимических систем. Уже Мэгун (Magoun, 1963) указывал на значение концентрации в крови медиаторов и гор­монов. Бонвалле и соавторы (Bonvallet et аl., 1954), а также Ротбаллер (Rothballer, 1956) еще раньше подчеркивали зависимость между действием адреналина и интенсивностью активации. Были обнаружены адренергические и холинергические образования в РФ, участвующие в процессах активации – дезактивации мозга. В после­дующие годы исследования в этом направлении далеко продвинулись, их результаты излагаются в соответствующих главах книги.

Имеющиеся в настоящее время факты свидетельствуют о том, что механизм неспецифической системы – это сложный конгломерат нервных и нервно-химических аппаратов, тесно взаимодействующих и обладающих специфическими особенностями. Поэтому влияние этого механизма оказывается не только общим неспецифическим, регулирующим уровни функционального состояния мозга, но и тонко специализированным в отношении действия на конкретные его отделы и функции.

Наконец, следует сказать о соотношении функций неспецифи­ческих стволовых и таламических отделов мозга, с одной стороны, и коры больших полушарий – с другой. Экспериментально установ­лено, что в коре имеется ряд пунктов, раздражение которых вызывает такой же эффект активации, как и стимуляция РФ ствола, но при более высоком пороге (Bremer, Terzuolo, 1952; Jasper et al., 1952; French et al., 1955; Segundo et al., 1955; Kaada, Johannessen, I960, и др.). Правда, все перечисленные исследователи, за исключением Сегундо и соавторов, проводили острые опыты. Считалось, что кортикофугальная активация опосредуется и контролируется стволо­вой РФ.

Принципиально иная концепция сформировалась в нашей лабора­тории в результате многолетних исследований аналитической дея­тельности мозга и сопоставления ее с функцией активации (Кратин, 1977; Кратин и др., 1982). В исследованиях на человеке и в хрониче­ских опытах на животных установлено, что степень активации мозга находится в прямой зависимости от его аналитической деятельности. В различных зонах коры выявлены многочисленные активирующие пункты, обладающие таким же низким порогом для вызова реак­ции активации, как и неспецифические структуры РФ среднего мозга и таламуса. Более того, обнаружилось, что постулированный Моруцци и Мэгуном механизм активации коры через возбуждение стволовой РФ посредством сенсорных коллатералей, отходящих от классических сенсорных путей, на самом деле является высоко­пороговым. Напротив, исследованный нами механизм кортикального запуска процесса активации обладает низким порогом возбуждения.

Все это приводит к заключению, что главную роль как в анали­тической деятельности мозга, так и в его неспецифических функциях играет кора больших полушарий, которая активирует и сама себя, и другие структуры и системы в той мере и на такое время, как это требуется для решения конкретной аналитической задачи. В конечном счете этим определяется и линия поведения организма, правильная его реакция на действующие факторы внешней среды. Взаимосвязанная система анализа и активации, где главенствующая роль принадлежит коре больших полушарий, нами обозначена как интегративно анализирующая система.


© Авторы и рецензенты: редакционный коллектив оздоровительного портала "На здоровье!". Все права защищены.


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

nazdor.ru
На здоровье!
Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проектеКарта сайта β На здоровье! © 2008—2015
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".