Пользовательский поиск

Влияние коры мозга на деятельность внутренних органов

Многие экспериментаторы пользуются для объяснения осо­бой роли автономной нервной системы данными из области эволюционной физиологии. Нельзя, конечно, отрицать огром­ного значения эволюционного принципа для понимания физио­логических процессов, но при условии, что выводы филогенетиче­ского характера должны базироваться на современных дан­ных, какими располагает сравнительная морфология. В физиологических исследованиях принято противопоставлять позвоночных животных беспозвоночным; при этом неправильно учитывается сравнение одного, строго определенного типа позвоночных с весьма большой и неопределенной группой беспозвоночных. Такое сопоставление приводит к неправиль­ным выводам о низших и высших формах нервной системы, о более древнем или более позднем установлении различных функциональных проявлений в филогенетическом ряду. При этом не учитывается специфика данного морфологического образования и его особая роль в сложном организме млекопи­тающих.

Продолжение ниже

Физиология человека

Физиология человека – это наука о ... ... концентрируется, в основном, на уровне органов и систем. Физиология человека – ... ... общего внутреннего сопротивления в организме. Гомеостаз стабилизирует ... ... наблюдения, в частности, с помощью мозга и нервной системы. Мозг получает информацию ...

Читать дальше...

всё на эту тему


До тех пор, пока мозговая деятельность оценивалась на основании субъективных аналогий, путь к таким исследова­ниям был закрыт, потому что экспериментальное воссоздание процессов, понимаемых как чисто субъективные, невозможно. Не оттого ли так долго, на протяжении всего периода изуче­ния физиологических функций, функциональные связи коры мозга с внутренними органами были изучены далеко не доста­точно? А между тем с глубокой древности известна зависи­мость тела от «духа». Влияние коры мозга на деятельность внутренних органов постоянно отмечается в клинике и служит часто указанием на тяжесть процесса и независимость течения болезни от субъективного состояния больного. Наиболее опыт­ные и наблюдательные врачи неизменно держатся убеждения, что высшие отделы центральной нервной системы оказывают глубокое влияние на вегетативные процессы, особенно при патологическом их течении. Можно было бы привести массу примеров зависимости патологических нарушений от тяжелых и сильных переживаний, сопровождаемых эмоциональными состояниями горя, страха, боли и т.п. Много раз в клинике отмечались случаи диабета, связанные с сильными потрясениями центральной нервной системы, случаи внезапной смерти от паралича сердца при тяжелом горе, страхе и т.п. Описаны случаи мнимой беременности, т.е. таких изменений в органах, которые симулируют действительную беременность. Старые наблюдательные врачи отмечали зависимость в появлении новообразований от «душевного» состояния больного, т.е. объективно – от состояния центральной нервной системы.

Клинические наблюдения устанавливают существование «психогенных» поносов, запоров, атонии, спазматических явле­ний, полиурии и различных «психогенных» кожных, гинекологи­ческих и других заболеваний. В медицинской литературе описаны многочисленные примеры благоприятного психотера­певтического лечения. Некоторые врачи различали психоген­ные «неврозы органов» и систем органов и психогенные наслое­ния, подчеркивая этим в одном случае функциональные расстройства, коренящиеся в самом эффекторном аппарате, а в другом — расстройства главным образом центрального регуляторного аппарата. В нашу задачу не входит описание случаев различных психогенных нарушений в деятельности органов и целого организма, тем более что само такое противопоставление не может считаться правильным. Здесь можно привести только описание одного случая из прак­тики, рассказанного покойным профессором Л.А. Андреевым, который сообщил буквально следующее:

«В бытность мою ассистентом хирургической клиники мне пришлось быть вызванным на консультацию в терапевтическую клинику в порядке экстренной помощи больной с неукротимой рвотой. Больная находилась в тяжелом состоянии вследствие постоянной рвоты, продолжавшейся 7 дней и в значительной степени истощившей больную. На основании клинического обследования и специальных рентгеноскопических данных был поставлен диагноз стенозирующей злокачественной опухоли пилорической части желудка. От хирурга требовалась немедленная помощь — наложить гастроэнтеростомоз. С этой целью больная была переведена в хирургическую клинику, и ей была проделана пробная лапаротомия. При вскрытии брюшной полости и тщательном обследовании желудка никакой опухоли обнаружено не было. Желудок был спастически сокращен; спазм был резко выражен в области выхода из желудка. Ввиду резкого спазма и явлений непроходимости была произведена задняя гастроэнтеростомия.

На другой день после операции явления рвоты были очень слабо выражены, а через день они совсем прекратились. Ввиду отсутствия ка­ких-либо объективных причин для указанных выше клинических симпто­мов было предположено, что имеется случай тяжелой истерии. Было произведено специальное изучение анамнестических данных больной, причем установлено следующее.

Больная 32 лет — кондуктор трамвайного парка, происходит из кресть­янской семьи. В возрасте 19 - 20 лет вышла замуж. В первый год замужества забеременела. К своей беременности относилась весьма стран­но — чрезвычайно стыдилась ее. Ей казалось, что все люди смотрят на ее увеличивающийся живот; вследствие этого больная решила произ­вести перерыв беременности. С этой целью она била себя по животу, каталась на животе и пр. Через некоторое время произошел выкидыш. После этого больная успокоилась и вернулась к своей обычной жизни. Вскоре она разошлась с мужем и уехала в город. В городе она посту­пила на работу и в течение нескольких лет вела исключительно замкну­тый образ жизни. За несколько месяцев до начала заболевания образ жизни больной резко изменился. Она стала следить за своей внеш­ностью — лучше одеваться, ходить в парикмахерскую и пр., сделалась более общительной, посещала театр и т.д. В этот период больная встрети­ла молодого человека, которым сильно была увлечена.

В день заболевания больная находилась в гостях, где присутствовал также среди прочих гостей и указанный выше молодой человек. Во время ужина у больной появилась тошнота, и изо рта вышла аскарида. Боль­ная так сильно была поражена этим, что немедленно покинула гостей. С этого момента у больной появилась неукротимая рвота.

В послеоперационный период при разговоре с больной удалось отме­тить у нее некоторые странности. Больная отказывалась открывать рот, утверждая, что ей стыдно, так как внутри она гниет, и у нее находятся в животе «черви». Больная отказывалась от еды и даже питья, мотиви­руя свой отказ тем, что необходимо заморить червей. После операции, как только больная оправилась от наркоза, мною была сделана попытка убедить больную, что во время операции все черви из желудка удалены и что она теперь совершенно здорова. Такого рода внушение как будто произвело некоторый эффект, так как она начала принимать пищу и пить. В течение 6 дней после операции больная настолько оправилась, что стала даже ходить. Рвота совершенно прекратилась. Однажды во время обхода со студентами один из студентов рассказал больной, что у нее во время операции ничего не было найдено, и что причина ее бо­лезни осталась неизвестной. В этот же день вечером началась рвота, которая продолжалась в течение 3х недель и, в конце концов, привела к смерти больной. На 16-й день после операции состояние больной было столь тяжелым и рвота столь не поддающейся никаким терапевтическим воздействиям, что был созван консилиум. Консилиум решил произвести вторую операцию, предполагая, что у больной образовалась непроходи­мость после операции гастроэнтеростомии. При второй операции также ничего не было найдено в желудке; первое гастроэнтеростомическое отверстие функционировало нормально. Даже пилорус не находился в спастическом состоянии. Брюшная полость была зашита, и вся операция носила характер пробной лапаротомии. Через 5 дней после второй операции больная погибла при явлениях сильнейшего истощения и непре­рывной рвоты.

На вскрытии ничего патологического во внутренних органах обнару­жено не было. Не было также каких-либо воспалительных изменений в брюшной полости.

Заключение. Случай тяжелой истерии с явлениями неукротимой рвоты. «Уход в болезнь», где болезнь (рвота) явилась оборонительной реакцией, направленной к удалению из внутренних органов «червей».

На здоровье! ©




© Авторы и рецензенты: редакционный коллектив оздоровительного портала "На здоровье!". Все права защищены.


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

nazdor.ru
На здоровье!
Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проектеКарта сайта β На здоровье! © 2008—2015
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".