Пользовательский поиск

Анатомия и дисфункции фасций

Фасция — это соединительная ткань, которая при развитии эмбриона образуется из мезодермы. Она в основном состоит из коллагенных и гибких волокон. В фасции всегда содержатся фибробласты и фиброциты. Фасция находится в динамическом равновесии.

Продолжение ниже

Краниосакральная терапия: высвобождение от поперечных ограничений

... диафрагму сверху и вносят свой вклад в расположенную снизу диафрагмальную фасцию. Правая ножка диафрагмы поднимается из передней продольной связки ... ... буквальном смысле может испугать кого угодно, но не преданного своему делу анатома. Достаточно сказать, что возможностей для снижения тока жидкости,...

Читать дальше...

всё на эту тему


Коллагенные волокна отсвечивают белым. Они состоят их сетчатых волоконцев, которые можно рассмотреть с помощью электронного микроскопа. Эти коллагенные волокна образуют массу фасции, сухожилия и связки. Эти волокна мягкие и очень плотные, очень мало вытягиваются.

Гибкие волокна растягиваются. Они меняют свою длину и толщину в зависимости от получаемой нагрузки. Они состоят не из мелких волоконцев, а скорее составляют однородный, напоминающий белок, материал.

Данные электронной микроскопии дают основание предположить, что этот элемент (называем его гибко-коллагенный комплекс) может объяснить способность фасции сокращаться. Этот комплекс снабжен иннервацией. Это может служить механизмом, при помощи которого фасция проявляет способность к сокращению и расслаблению. Этот элемент может быть связан с «пусковыми точками» фасции. В предложенном нами названии «гибко-коллагенный элемент» главным составляющим является гибкое волокно. Коллагенный материал наматывается на гибкие волокна. Коллагенные и гибкие волокна обычно прикрепляются к концам гибко-коллагенного комплекса. Иннервация у гибко-коллагенного комплекса — как сенсорная, так и моторная. Как только комплекс достигает своего предела растяжения, срабатывает рефлекс растягивающих стимулов на сокращение гибких волокон, а также на субъективное ощущение боли. В фасции также содержится густое вещество, которое может менять консистенцию от жидкого до твёрдого. Это вещество разносит по телу метаболические материалы (мы имеем в виду как анаболические, так и катаболические материалы).

В нашем исследовании, как в самостоятельном, так и совместно с д-ром Зви Карни (Zvi Kami), профессором инженерной биологии в Техническом институте города Хайфы в Израиле, высказывается предположение, что фасция может способ­ствовать электрической проводимости, а следовательно, сокращение фасции может влиять на коэффициент электрической проводимости.

Гибко-коллагенный комплекс

В результате может возникнуть локализованная боль и безжизненность ткани. Фасция может быть различной по своим свойствам, от преимущественно плотной и волокнистой (волокна могут располагаться упорядоченно или в беспорядке) до рыхловолокнистой, волокнистогибкой, ареолярной или сетчатой. Плотные ткани фасции с упорядоченно расположенными волокнами помещаются на концах и состав­ляют сухожильные покрытия, связки и сухожилия. Эти ткани очень негибкие, они могут выдерживать большое растяжение в одну сторону, напряжение от растяжения, оставаясь при этом пластичными. В плотных тканях с беспорядочными волокнами коллагенные волокна скорее переплетаются, а не собраны в параллельные пучки, как в тканях сухожильных покрытий, связок и сухожилий. Плотные ткани с беспорядочно расположенными волокнами образуют большинство фасциальных мембран, дерму кожи, оболочки органов и надкостницу кости. Эти ткани могут выдерживать сильное напряжение от растяжения в любом направлении. Таким свойством эти ткани отличаются от плотных тканей с упорядоченными волокнами, которые лучше выдерживают растяжение только в одну сторону. Последние легко разрываются при растягивании под прямым углом к расположению их волокон.

В некоторых мембранах, таких как твердые оболочки, пучки коллагенных волокон скорее собираются слоями, чем переплетающимися сетями. Постоянное ненор­мальное напряжение, действующее на эти ткани в определённом направлении, застав­ляет волокна располагаться по порядку. Расположение волокон — параллельно макси­мальному напряжению, которое действует на мембрану. Микроскопи­ческое изучение типов направленного расположения волокон в нормально беспоря­дочной фасции и в твёрдых оболочках может указывать на присутствие типов ненор­мальных волокон.

С функциональной точки зрения, тело фасции можно рассматривать как единый неразрывный тонкий пласт соединительной ткани. Этот тонкий пласт тянется без разрывов от макушки головы до кончиков пальцев ноги.

Расположение волокон твёрдой оболочки в ответ на напряжение

В фасции содержатся карманы, в которых могут размещаться внутренние органы, внутренние полости, мышцы и скелетные структуры. В ней также имеются концен­трически расположенные трубки для прохождения центральной нервной системы, позвоночного столба и связанных с ними структур. Свойства фасции меняются в зави­симости от потребностей органа, который она обслуживает.

Мягкая оболочка обволакивает мозг и ствол спинного мозга. Это очень тонкая фасциальная оболочка, которая снабжена густой сетью сосудов. Эти мелкие кровенос­ные сосуды фасции питают нервную ткань, к которой прилегает фасция на большей части своего протяжения. Волокна мягкой оболочки снабжают перинервий нервов, которые образуются из головного и спинного мозга. Мягкая оболочка смешивается с твёрдой оболочкой на месте выхода этих нервов из отделения твёрдой оболочки. Её внешняя поверхность смешивается с паутинной оболочкой, так как выступающие частицы паутинных ворсинок тесно соприкасаются с мягкой оболочкой. Мягкая оболочка является самым центральным каналом фасции, так как она проходит по бороздкам мозга и активно способствует выстилке системы желудочков мозга. Мягкая оболочка сопровождает головной и спинной мозг, начиная с эмбрионального развития.

С внешней стороны мягкой оболочки, отделённая от неё подпаутинным пространством, там, где мягкая оболочка и паутинные оболочки не смешиваются и не соприкасаются, расположена паутинная оболочка. Подпаутинное пространство запол­нено спинномозговой жидкостью. Связь мягкой и твердой оболочек видна на «кон­ском хвосте» (нервные корешки поясничного и крестцового сплетения) и на выступах зубчатой связки. Паутинная оболочка очень тонкая и пронизана сосудами; она отделяется от твёрдой оболочки субдуральным пространством, в котором содержится тонкий слой жидкости. Существует функционально важное независимое движение между твёрдой оболочкой, паутинной оболочкой и мягкой оболочкой. Паутинные перекладины, где происходит смешивание с мягкой оболочкой, не ограничивают сла­бое движение между этими оболочками. В основании мозга подпаутинное простран­ство значительно расширяется, чтобы образовать резервуары. Резервуары заполнены спинномозговой жидкостью и названы так из-за своего анатомического местополо­жения. Твёрдая оболочка самая внешняя из трёх концентрических трубок фасции, которые облекают мозг. Это плотная волокнистая соединительная ткань, состоящая из коллагенных пучков, оформленных в переплетенные слои. У твёрдой оболочки два слоя — внутренний менингеальный слой и внешний слой надкостницы. В большом и межпозвоночном отверстиях эти слои соединяются в одно целое, когда слои твёрдой оболочки обволакивают «конский хвост» и когда далее они наконец смешиваются с надкостницей копчика. Твёрдая мозговая оболочка образует внутреннюю надкостницу костей черепного свода. Она объединяется с надкостницей внешних поверхностей черепных костей при пересечении неокостеневших и подвижных швов.

Область шеи прекрасно иллюстрирует концепцию о концентрических трубках и целостности фасции. Эти три концентрических трубки фасции (менингеальные обо­лочки) содержатся внутри другой трубки позвоночной фасции вместе с позвоночным столбом и межпозвонковыми дисками. Эта фасция обволакивает позвоночный столб вместе с его содержимым, дополняя соответственные мышцы. Фасция соединяет голову с грудью и производит важные соединения с верхними конечностями.

Предпозвоночная фасция, которая является передней частью большого комплекса позвоночной фасции, неразрывно тянется от черепа к копчику. Она обволакивает передние поверхности длинных мышц шеи (longus colli) и мышц головы, передней прямой мышцы головы и боковых мышц и прикрепляется к кончикам поперечных позвоночных отростков. Фасция тянется над лестничными мышцами и становится фасцией грудной стенки.

Фасция Сибсона (Sibson), которая располагается дугой над куполом каждого лёгкого, соединяется с фасцией в глубине лестничной мышцы. При случае эта фасция реально укрепляется волокнами поперечно-полосатых мышц. Фасция соединяется с каротидной оболочкой.

В каротидной оболочке содержатся сонная артерия, внутренняя ярёмная вена и блуждающий нерв (X).

В середине каротидная оболочка соединяется с фасцией внутренних органов, которая облачает пищевод и трахею. Сзади она соединяется с предпозвоночной фас­цией. Сбоку соединение происходите фасцией грудино-ключично-сосковой мышцы.

Каротидная оболочка прикрепляется к черепу в каротидном отверстии. В основа­нии шеи каротидная оболочка прилегает к грудине и к 1-му ребру. Оболочка смешива­ется с фасцией лестничных мышц. Внизу каротидная оболочка соединяется с пери­кардом. Нервная симпатическая ткань шеи внедряется в заднюю стенку каротидной оболочки; поэтому напряжение на кародитной оболочке воздействует на автономную функцию. Волокнистый перикард соединяется с каротидной оболочкой, которая спус­кается от основания черепа. Внизу многие волокна каротидной фасции проникают в диафрагму и дополняют фасцию нижней поверхности диафрагмы. Мы проследили и выявили те же самые волокна ниже ножки диафрагмы, где они смешиваются с предпозвоночной фасцией подвздошно-поясничных мышц. Таким образом, мы наблюдаем неразрывность фасции от черепа до таза и её мощное воздействие на симпатическую нервную функцию между ними. Можно привести множество примеров для демонстра­ции неразрывности фасции на теле человека от головы до ног.

Можно рассматривать систему фасции как лабиринт, по которому можно добраться от одного места в организме до другого, не покидая фасции. На верхнем конце многие пластинки фасции прикрепляются к черепу. Поэтому мышцы, растягивающиеся на фасции, воздействуют на функцию краниосакральной системы.

Из-за неразрывности фасции повреждение, связанное с сокращением фасции или с её отёком, может воздействовать на краниосакральную систему. Это может вызвать дисфункцию центральной нервной системы, которая в свою очередь может привести к странным и практически «невозможным» клиническим результатам. Наш подход основывается на концепции о неразрывности и лёгкой подвижности фасции. При норме фасциальная пластинка подвижна по всему телу и должна реагировать на легкое растяжение. Участки повреждений или клинически важные изменения вызывают неподвижность фасции. Необходимо тщательно искать эти неподвижные участки, чтобы определить причины биологической дисфункции. Неподвижность фасции, которую мы называем «торможение фасции», будет почти всегда возникать как асимметрия или нарушение движения в краниосакральной системе. Нам еще надо найти исключение из этого правила, но считаем, что должны употребить слово «почти», так как не сможем подписаться под категорическими и абсолютными поня­тиями.

Вот что следует знать о фасции:

  • что фасция неразрывна;

  • что каждый внутренний орган имеет свою собственную фасцию, начиная с развития эмбриона;

  • что это орган слегка подвижной соединительной ткани;

  • что дисфункция или повреждение снижают местную подвижность фасции;

  • что такая утрата фасциальной подвижности вызывает торможение системы фасции, что проявляется в изменении краниосакральной физио­логической подвижности.

Подобные изменения могут быть использованы при поста­новке диагноза, при лечении и прогнозировании.

Рубцовые ткани

Опыт показал нам, что рубцовые ткани, будь это чистый шрам после операции или посттравматические рубцы, которые бывают менее чем стерильны, могут созда­вать длительные проблемы для подвижности фасции.

Торможение подвижности фасции, вызываемое образованием рубцовых тканей, может привести к дисфункции краниосакральной системы. Возникающий клиниче­ский синдром можно связать с фасциальной проблемой только при получении успеш­ного терапевтического результата.

Одним из лучших примеров для подтверждения этой странной, так сказать, «притянутой за уши» идеи был случай 36-летней женщины, у которой в течение 20 лет продолжались мигрени, прекратившиеся после того, как был мобилизован рубец, полученный после операции при аппендиците. Операция была сделана, когда пациентке было 12 лет. Менструации начались в 13 лет. Головные боли появились в 16 лет. Пациентка обращалась в известные клиники, испробовала боль­шинство терапевтических методов лечения, но стала склоняться к мысли, что пробле­ма, которая выводит ее из строя, связана с затаившимся в глубине психоневротическим расстройством.

Обследование подвижности фасциальной и краниосакральной систем вывело нас на послеоперационный шов при аппендиците. Сильный нажим в центре шва вызывал головную боль, а сильный нажим на боковую часть шва облегчал боль. Мобилизация шва проводилась упорным и глубоким, но все-таки мягким давлением, и у пациентки примерно за 18 месяцев ни разу не появилась головная боль. Случалось наблюдать и неожиданное облегчение боли в нижней части спины, болей при менструальных нарушениях и болей при возвратных шейных соматических дисфункциях, после того как была мобилизована рубцевая ткань. Мы обнаружили похожую совершенно непонятную взаимозависимость между головной болью и иммобилизацией правой почки с подвешиванием, хирургическим удалением центрального хряща правого колена, удалением копчика и удалением ганглия левого запястья. Мы наблюдали вегетативную дисфункцию как результат дисфункции краниосакральной системы, которую вызывали хирургические проце­дуры. Нам удалось наблюдать облегчение «эндогенной депрессии» в результате мобилизации рубцовой ткани, которая вызывала компрессию основания черепа.

Мы уверены, что рубцы, которые значительно влияют на дисфункцию краниосакральной системы, легко можно обнаружить при слепой оценке краниосакральной подвиж­ности, как в самой краниосакральной системе, так и через влияние этого движения на фасцию всего организма. Мы ищем место неподвижности, когда пациент одет в свободную одежду. Только после того как мы найдём это место, мы смотрим, есть ли там рубец. Движения при обследовании такие легкие, что мы не хотим смотреть на шрам или рубец, чтобы они подсказывали место неподвижности. Мы предпочитаем принять решение о подходе к проблеме до визуального обследования и устной истории пациента. Сначала проводится пальпация, затем она подкрепляется прямым осмотром и историей болезни пациента.




© Авторы и рецензенты: редакционный коллектив оздоровительного портала "На здоровье!". Все права защищены.


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

nazdor.ru
На здоровье!
Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проектеКарта сайта β На здоровье! © 2008—2015
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".