Пользовательский поиск

Связь результатов краниосакрального обследования с проблемами развития у учеников начальной школы

Проведено стандартное обследование 203-х разных младших школьников. Про­считанные возможности поддерживали мысль о том, что существует позитивная связь между фактами повышенного огра­ничения общего краниосакрального движе­ния и такими формулировками, какими пользовалась школьная администрация, а именно: «ненормальный», «поведенческие проблемы» и «неспособность к учебе», а также с проблемами координации движе­ний.

Продолжение ниже

Остеопат - образование и сфера практики

... странах. Как правило, остеопаты, проходившие обучение за пределами США , врачами не являются... ... поддержания гомеостаза, измененного из-за соматической дисфункции. Соматическая дисфункция определяется... ... закону поддерживать непрерывное профессиональное развитие и образование с каждым годом. В Австралии...

Читать дальше...

всё на эту тему


Позитивная связь также наблюдалась между фактами повышенного ограничения общего краниосакрального движения и акушерскими осложнениями в родах. Более всего наблюдалось повышение ограничения общего краниальносакрального движения у детей с многочисленными проблемами.

Это исследование предпринято для того, чтобы определить, существует ли связь между ограниченной подвижностью кра­ниосакральной системы и проблемами, свя­занными с развитием у младших школьни­ков, особенно у имеющих отклонение от нормы, т.е. у тех, у кого трудности с учебой или эмоциональные нарушения. Автором было спланировано и проведено стандарти­зированное краниосакральное обследова­ние каждого ученика смешанной группы из 203-х отобранных для эксперимента. Пред­варительно было проведено обсуждение с тремя ассистентами о взаимном согласии для ведения достоверного протокола иссле­дования.

Проведенная работа и результаты, изложенные в данной статье, являются частью широкого исследовательского про­екта, который еще находится в разработке.

Главная цель этого исследования — оценка возможностей краниосакральной остеопатической манипулятивной терапии помочь детям с отклонениями от нормы. Сейчас проводится совместная работа со специалистами в области образования и психологии, чтобы более четко определить и классифицировать индивидуальные про­блемы этих «особых детей».

Главная задача исследователей состояла в том, чтобы определить, существуют ли связи между специфическими паттернами ограничения краниосакрального движения и трудностями обучения и/или поведенче­скими нарушениями. Выявлена значитель­ная связь. Проводится программа экспериментального лечения. Признана недоста­точность современных классификацион­ных методов для детских проблем. Эта недо­статочность относится к данному времени.

До завершения обследования и записи результатов данной работы у врача не было сведений о каких-либо особых проблемах, которые беспокоили кого-то из детей.

Обследование

Были предприняты предосторожности, чтобы свести до минимума возможное действие других подходов врача к ведению обследования и записи результатов при краниосакральном осмотре. Прежде чем исследователь приступал к работе, научный ассистент записывал фамилию, возраст, рост, вес каждого ребёнка. У родителей не было контакта с исследователем до проведения обследования. Первый контакт между врачом и испытуемым происходил в поме­щении для проведения обследования. К приходу врача ребёнка старались подгото­вить спокойно лежащим на спине на смо­тровом столе. Перед проверкой кранио­сакрального движения измерялись и записывались пульс, частота дыхания исследо­вателя, научный ассистент также записывал пульс, частоту дыхания и краниальный ритмический импульс ребёнка. О явных асимметриях, замеченных при визуальном осмотре и при помощи пальпации, устно сообщалось научному ассистенту.

Далее, каждый вариант движения кра­ниосакральной системы был тщательно проверен и оце­нён по шкале от 1 до 3. Варианты движения были оценены и записаны в особой после­довательности, чтобы устранить различия, какие могли возникнуть при разной последовательности тестирования движения. Каждое движение было протес­тировано и оценено с точки зрения ограни­чения реакции на силу, приложенную в заданном направлении. При тестировании ограничения или сопротивления движению, индуцированному врачом, были назначены количественные показатели: 1 — соответ­ствовала состоянию «без ограничений»; 2 — умеренное и/или преходящее ограничение; 3 — серьёзное ограничение. Допускались оценки 1,5 и 2,5. Сопротивление этому движению учитывалось и оценивалось скорее как «позиционное поражение» («positional lesion»). Автор допустил подобную вольность, чтобы свести до минимума концептуальные неточности и противоречия, связанные с причиной ограничения. Нашей целью было просто отме­тить, что ограничение было выявлено.

При тестировании типов движения врачом выбиралось желаемое направление легкого движения головы. Далее за движе­нием наблюдали до тех пор, пока оно не достигнет конечной точки ограничения. Перечень движений, двухстороннее соот­ветствие, легкость или ограниченность движения, вызванного врачом, — всё это было оценено.

Точная процедура для тестирования каждого из 19-ти параметров, была следующей:

Параметры 1 и 2 – затылочная кость, правая и левая. Пациент удобно лежит на спине, врач удобно сидит у него в голове, руки врача лежат на столе ладонями вверх, локти при­ближены друг к другу. Пальцы согнуты на 60°- 90°. Кончики пальцев врача касаются затылочной области пациента (почти) симметрично сразу книзу от верхней затылоч­ной линии. Врач позволяет кончикам своих пальцев сохранять пассивный контакт до тех пор, пока мягкие ткани не расслабятся и он не ощутит твёрдость более глубоких костных структур. Как только произошла релаксация мягкой ткани, проводится лёгкое вытяже­ние в задне-верхнем направлении. Тогда, когда затылочная кость двинулась и ответ на растяжение, врач добавляет к растяжению лёгкую силу, направленную сбоку двумя руками.

Сопротивление на двух сторонах затыл­ка этому индуцированному врачом пассив­ному движению затем было индивидуально оценено по шкале от 1 до 3.

Параметры 3 и 4 — височные кости, правая и левая. Для тестирования ограничения движе­ния височных костей врач и пациент остава­лись в тех же положениях, как было указано выше.

Затылок пациента мягко размещался в переплетённых пальцах врача (ладони вверх). Большие пальцы врача располага­лись таким образом, что они вступали в контакт с сосцевидными отростками ви­сочной кости.

Сначала мягко индуцировалось движе­ние по одной и другой стороне, так что когда на один сосцевидный отросток давили медиально, противоположный отросток мог свободно двигаться в латеральном направ­лении и наоборот. Движения тестировались в ритме краниального ритмического им­пульса (CRI). Наблюдались некоторые отклонения.

Затем тестировалось сопротивление незначительному вращательному движению височных костей. Можно считать, что ось этого движения проходит через наружный слуховой канал и через каменистую часть височной кости. Сопротивление этим дви­жениям оценивалось на каждой стороне по его силе. Перед концом тестирования височ­ной кости врач восстанавливал симметрию движения.

Краниальный ритмический импульс (CRI) – это непроизвольное, физиологическое движение, о котором сообщают искусные остеопаты. Это движение ощу­щается врачом, когда он мягко и инертно располагает свои руки на голове пациента. Как сообщают, этот ощущаемый ритм не является синхронным ни с сердечнососуди­стым ритмом, ни с ритмом дыхания, ни с каким-либо другим ритмом пациента или врача.

Параметры с 5 по 15 – сфенобазилярный симфиз. Все эти параметры тестировались с использованием техники «удерживание свода». Положение врача и пациента остава­лось неизменным, только изменилось поло­жение рук врача на голове пациента. Техни­ка «удерживание свода» является идентификатором для методики приложения рук врача к голове пациента.

Это приложение рук использовалось для оценки межкостных движений, которые, как считается, происходят между костями краниального свода. Указательные пальцы каждой руки мягко накладывались на об­ласть поверх больших крыльев клиновидной кости. Пятые пальцы каждой руки остаются в контакте с затылочной чешуёй примерно в половине дюйма (1,25см) по средне-зад­ней линии в направлении затылочно-сосце­видного шва над верхней затылочной лини­ей. Могут произойти небольшие отклонения в расположении этих пальцев в тех случаях, когда у врача маленькие руки или у пациента сравнительно крупная голова, но это не мешает проприоцептивным оценкам, кото­рые можно получить.

Третий и четвёртый пальцы каждой руки не участвовали в процессе тестирования движения при сфенобазилярной оценке.

Большие пальцы не вступали в контакт с головой пациента, но контактировали друг с другом. Они служили для того, чтобы обеспечить врачу проприоцептивные и кинестетические сведения, когда движения в одном направлении сравнивались с взаим­ными движениями в противоположном направлении.

Данные о тестировании типов кра­ниального движения при удерживании черепа:

  • Параметры 5 и 6 — Флексия-экстензия.

  • Параметры 7 и 8 — Правый и левый боковой наклон с некоторой степенью ротации.

  • Параметры 9 и 10 — Правая и левая торсия.

  • Параметры 11 — Компрессия-декомпрессия.

  • Параметры 12 и 13 — Правый и левый латеральный стрейн.

  • Параметры 14 и 15 — Вертикальный стрейн в верхнем и нижнем направлениях.

Параметры 5 и 6 – флексия-экстензия. Пользуясь удержанием черепа, врач одновременно индуцирует движение заты­лочной чешуи и больших крыльев клино­видной кости. Эта индукция направлена вниз и вызвана указательными пальцами и мизинцами. Большие пальцы были в кон­такте друг с другом и обеспечивали проприоцептивные и кинестетические сведения для того, чтобы индукция врача была на­правлена как можно симметричнее. После того как череп прореагирует на индуцированную силу (примерно 5г или меньше), врач становится пассивным и следует за кра­ниальным движением до конечной точки его ограничения. Это был тест для флексии. Ограничение этому движению было оцене­но и сообщено после сравнения с ограниче­нием, с которым мы столкнулись при следу­ющем тестировании экстензии.

Чтобы протестировать экстензию, вра­чом была применена индукция, по силе равная предыдущей, в направлении кверху. Тестирование повторялось до тех пор, пока врач не получал надёжного впечатления об этих ограниченных одновременных движе­ниях.

Параметры 7 и 8 – боковой наклон-ротация. Ограничение вправо и влево соответственно. Использовалось удержание свода, как было указано выше. Чтобы протестировать ограничение относительно бокового накло­на вправо, левый указательный палец и пя­тый палец врача мягко двигались цефалически и медиально, слегка приближаясь друг к другу. Сопротивление (ограничение) этому пассивному индуцированному врачом движению сравнивалось с тестированием бокового наклона-ротации влево. Чтобы протестировать левостороннее ограничение у пациента, врач повторял ту же самую процедуру правой рукой. Ограничения были оценены по трём пунктам шкалы, отдельно по каждой стороне.

Параметры 9 и 10 – торсия. Ограничение вправо и влево соответственно. Используя удержание свода, врач при­лагал небольшую индукцию указательным пальцем одной руки и пятым пальцем дру­гой руки одновременно в верхнем (цефали­ческом) направлении. Сначала было вы­полнено тестирование торсии на одной сто­роне, затем, когда движение возвращалось в положение свободной нейтральности, вы­полнялось тестирование на противополож­ных сторонах. Применяемые силы были чрезвычайно легки. Движение, вызванное врачом, наблюдалось до конечной точки его ограничения. Ограничение оценивалось для стороны, на которой большие крылья кли­новидной кости сопротивлялись цефаличе­скому движению; если левое большое крыло клиновидной кости и правая затылочная че­шуя легко двигались в верхнем направлении, правое большое крыло клиновидной кости и левая затылочная чешуя в верхнем направлении двигались с трудом, ограниче­ние было оценено как 2 или 3 (по шкале) на правой стороне относительно правого кры­ла клиновидной кости, которое выдвигает сопротивление верхнему движению.

Параметр 11 – ограничение компрессии-декомпрессии. Пользуясь удержанием свода, врач индуцирует движение своими указательными пальцами на больших крыльях клино­видной кости. Эта индукция фронтально направлена в сторону от пятых пальцев, которые мягко удерживали движение на участке затылочной чешуи. Очень важно, чтобы эта применяемая индукция была как можно более одинаковой на обеих сторонах. Большие пальцы врача, находясь в контакте друг с другом, предоставляли во время процедуры тестирования ценную кине­стетическую и проприоцептивную инфор­мацию. Возникшее движение прослежива­лось до конечной точки ограничения и было оценено по шкале (легкое/ограниченное в ответ на стимулирующую силу). Свободное передне-заднее расширение движения (проявляется лёгким движением во фронталь­ном направлении) говорит об отсутствии компрессии.

Параметры 12 и 13 – латеральный стрейн. Ограничения вправо и влево соответственно. Используя удержание свода, затылок мягко оставался без движения в пятых паль­цах врача. Затем указательными пальцами индуцировалось движение и тестировалось ограничение с двух сторон по горизонталь­ной плоскости в направлении приближения правого угла к сагиттальной плоскости головы пациента.

Ограничения этого индуцированного движения были оценены и записаны в направлении вправо и влево со стороны врача.

Параметры 14 и 15 – вертикальный стрейн. Ограничения верхнего движения и нижнего движения соответственно. Используя удержание свода, затылок мягко оставался без движения с помощью пятых пальцев врача, тогда как указательные пальцы (лежащие над большими крыльями клиновидной кости) направляли мягкую симметричную силу на плоскость лба снача­ла в верхнем (цефалическом), а затем в нижнем (каудальном) направлении. Когда вертикальное движение достигает своей конечной точки, можно почувствовать, что оно обладает дугообразным компонентом, направленным кзади. Измерялись ограни­чения, так как они изменяли верхнюю или нижнюю реакцию на движение, тести­руемое в этих направлениях.

Параметры 16, 17, 18 и 19 – крестец. Все четыре параметра тестировались в положении пациента лежа на повернутой вверх ладони врача. Гребень крестца по­коился между третьим и четвёртым пальца­ми врача. Верхушка крестца и копчик покоились на ладони врача. Подушечки третьего и четвертого пальцев врача были направлены костистым отросткам 4-го или 5-го поясничных позвонков сбоку (в зависи­мости от роста пациента). Отдалённые части указательного и пятого пальцев врача были в контакте с верхними латеральными частями крестца.

Параметр 16. Тест для ограничения флексии крестца проводился ладонью врача, чтобы мягко индуцировать переднее движение верхушки крестца.

Параметр 17. Тест для ограничения экстензии крестца проводился индуцированием переднего движения основания крестца. Оба этих движения тестировались по нескольким циклам краниального ритмического им­ пульса (CRI) и ограничения введенного врачом движения, были оценены как для флексии, так и для экстензии по шкале от 1 до 3.

Параметры 18 и 19 – ограничения правой и левой торсии соответственно. Врач сохранял такой же мануальный контакт с крестцом пациента, как и при тестировании параметров 16 и 17.

Для проведения теста по ограничению правой торсии применялось надавливание в направлении кпереди на левую область основания крестца. Такое же надавливание на правую область применялось для тести­рования движения при левой торсии. Оба параметра затем были оценены по шкале от 1 до З по ограничению, индуцированному пассивному движению.

Отбор пациентов

Было отобрано 203 ребенка для участия в этом исследовании при положительном ответе родителей на письменное извещение, в котором сообщалось о целях исследования и протоколе его проведения. Дети были из начальных школ и состояли на учете в кли­нике координации движений. От родителей требовалось содействие и письменное согла­сие.

Было проведено несколько прямых контактов с несколькими заинтересованными специалистами по образованию, представителями школьной администрации и родителями «проблемных детей». Роди­тели, которые выразили желание, чтобы их дети стали участниками исследования (вер­нув форму с согласием в координационное агентство), затем общались с научным ассистентом, который организовывал все назначения на обследование, получал отно­сящиеся к делу отчеты, данные о развитии ребенка и другие исторические факты. Не было случая, чтобы врач, проводящий обследование, имел значительные контакты с родителями или пациентами до заверше­ния краниосакрального обследования. Научный ассистент совместно с консуль­тантом по статическому анализу Эриком Гордоном (Eric Gordon, Ph.D.) получили из этих отчетов и историй значительные сведе­ния. Д-р Гордон выделил восемь категорий значительных проблем. Катего­рии с 1 по 4 считались наиболее проблем­ными, категории с 5 по 8 представляли факторы, взятые из истории болезни ре­бенка, которые считались наиболее значи­мыми клинически.

Критерии для включения в одну из восьми проблемных категорий были следующими.

Категория 1 – «нормальный/ненормальный»

Ребенок рассматривался в этой кате­гории «ненормальным», если подтверждался один из следующих критериев:

1. Классный учитель первый стал подо­зревать, что ребенок проявлял проблему, по которой его можно определить как «осо­бого» (это могли быть поведенческая про­блема, проблема с координацией движений и трудности с обучением).

2. Классный учитель был очень озабочен тем, что надо получить консультацию или у психолога, или у специалиста по коорди­нации движений или поставить вопрос о специальном обучении.

3. Если мнение специалиста совпадало с мнением учителя и были рекомендованы специальное лечение или программы спе­циального обучения для проблемного ре­бенка.

Ребёнок классифицировался в кате­гории 1 как «ненормальный» не только по мнению классного учителя, но классифи­кация проводилась исключительно на основании мнения родителей. Подтверждение соответствующим специалистом являлось необходимым критерием. В этой категории 164 ребенка были определены «нормаль­ными» и 39 детей — «ненормальными».

Категория 2 – поведенческие проблемы

Дети были определены в эту категорию на следующих основаниях:

1. Когда специалист в области психо­логии (обычно школьный психолог) отме­тил это в школьном отчете.

2. Когда ребенок оказался неуправ­ляемым в семье настолько, что пришлось обратиться за профессиональной оценкой (детский психолог или педиатр). Оценка была получена частным образом и под­твердила опасения родителей.

В категории 2 было 10 пациентов с положительными данными, когда родители, а не школьный учитель обращались за профессиональной помощью из-за «поведенческих проблем». Во всех этих случаях психолог подтвердил проблему, хотя поведение детей в школе учителю не каза­лось особым. Поэтому эти дети считались «нормальными» в категории 1. Все другие дети в этой проблемной категории (2) счи­тались «ненормальными», и, по мнению учителей, у них были «поведенческие про­блемы».

Категория 3 – координация движений и проблемы с речью

Все дети из этой проблемной категории были направлены из клиники координации движений, где проблема в этой области развития была подтверждена. Было 19 па­циентов с проблемами координации движе­ния, которые считались «нормальными» в категории 1 школьными учителями. Поэтому их рассматривали как «нормальных» в категории 1. Остальные проблемы с координацией движений были отмечены как таковые классными учите­лями.

Категория 4 – трудности с обучением

Дети считались с трудностями к обуче­нию, если классный педагог замечал проблему, получал подтверждение от специали­ста и если ребенка направляли обучаться по специальной программе. У этих критериев было четыре исключения, которые были включены в данные. В этих случаях «неспособность к обучению» первыми замечали родители, которые получали част­ную консультацию и оценку психолога. Подозрения родителей были подтверждены, и детей направляли в частные школы, кото­рые специализировались в исправительном обучении «проблемных» детей.

В эту категорию включались такие про­блемы, как дислексия, дисграфия, аносмия, дисфазия (как рецептивная, так и экспрес­сивная), а также неспособность к счёту.

Категория 5 – припадки

У всех детей в этой категории в прошлом случались припадки или конвульсии. Сведе­ния о большинстве этих случаев были предо­ставлены родителями, и эти сведения были признаны как профессиональные медицин­ские истории болезни. Когда родители сообщали о припадках или конвульсиях и описывали их, и это описание выглядело точным, то ребенка определяли в эту катего­рию. Цель сбора этих данных заключалась в том, чтобы выявить связи между имевши­мися приступами и краниосакральными ограничениями, а также чтобы истолковать эту проблемную категорию как фактор для получения положительных данных в катего­риях с 1 по 4.

Категория 6 – травмы головы

Дети помещались в эту категорию на основании информации от родителей и из медицинских заключений, когда это было возможно. Научный консультант старался исключить из этой категории «шишки» и порезы на голове. В этих случаях признава­лась ненадёжность получаемых данных; включались в категорию только те дети, у которых были истории с госпитализацией, «сотрясением», с разрывами и/или бес­сознательным состоянием. Причина вклю­чения в эту категорию заключалась в поиске участков, которые оправдали бы более глу­бокое исследование повреждений головы как возможный фактор проблемы «особых детей».

Категория 7 – осложнения при родах

Роды классифицировались как тяжелые при наличии одного или нескольких следу­ющих осложнений:

  1. Кесарево сечение.

  2. Роды проводились с помощью высо­ких щипцов.

  3. Стимуляция родов по причинам, связанным не только с удобством.

  4. Дистресс плода в матке.

  5. Рождение ребенка ножками вперед.

  6. Затяжные роды.

  7. Стремительные роды.

  8. Токсемия во время беременности.

  9. Серьезная травма во время беремен­ности, приводящая к разрывам в тазу.

Вся информация была получена от родителей. Иногда в исключительных случаях имелось документированное подтверж­дение, взятое из медицинских заключений.

Даже если считать обоснованность этих данных спорной, исследователи включили эту категорию, чтобы выявить корреляцию между осложнениями при родах как фактор к проблемам в категориях с 1 по 4, а также чтобы выявить корреляцию между паттер­нами краниосакрального ограничения и осложнениями при родах. По этим резуль­татам, возможно, будет оправданным более глубокое исследование.

Категория 8 – проблемы с ушами

У детей из этой категории отмечались прокол барабанной перепонки, недостаточность слуха или возвратные ушные ин­фекции (до 5-ти повторений), которые тре­бовали медицинского вмешательства. Вос­паление наружного уха не включалось в эту категорию.

Эта категория была включена из-за частого проявления этих проблем в историях болезни. Статистический анализ не нацелил на дальнейшее исследование.

Проблемы, проявляющиеся в катего­риях от 2 до 8, изучались у 164-х детей, кото­рые были определены учителями и школь­ной администрацией как «нормальные»; 135 из этих 164-х детей не имели проблем при определении их в категории 2, 3 и 4 (поведенческая, дви­гательно-разговорная и с трудностями в обучении).

Пациенты с № 1 по № 41 в данном ис­следовании не проявляли никаких проблем при классификации. Пациенты с № 42 по № 135 показали положительные данные только в категориях с 3 по 8, которые изуча­лись лишь как возможные вспомогательные факторы. Проявление положительных дан­ных в категориях 2, 3 и 4 у «нормальных» пациентов с № 136 по № 164 объяснены в предыдущих параграфах, в которых рас­сматривались эти категории.

Статистический анализ

В данном исследовании использовались три типа статистических измерений:

  1. Для описания пациентов применя­лась суммарная описательная статистика.

  2. Использовались тесты «t» (с двумя хвостами) для тестирования разницы в средних показателях в группах пациентов из разных категорий.

  3. Pearson Product — корреляции момен­та были рассчитаны для того, чтобы изучить взаимосвязи между вариантами.

Результаты и обсуждение

Были получены средние показатели, стандартные отклонения и стандартные ошибки, выявившиеся при краниосакральном обследовании и возможности того, что различия в средних показателях для каждой из 8-ми категорий могли быть случайными. Категории, в которых можно было считать различия краниосакрального обследования значимыми, были следующими:

Категория 1 («нормальный/ненор­мальный») — возможность проявления различий в средних показателях обследования и согласование с мнением представителей школьной администрации случайно может составить соотношение меньше, чем 1:1000 (<0,001).

Категория 2 (поведенческие пробле­мы) — возможность корреляции между мнением школьной администрации и пока­зателями краниального осмотра, случайно совпадающими, была меньше, чем 1:1000 (<0,001).

Категория 3 (проблемы с координацией движения) — возможность случайного совпадения средних показателей краниаль­ного осмотра и диагноза Клиники коорди­нации движения составила соотношение 2:1000 (<0,002).

Категория 4 (проблема с обучением) — возможность случайного совпадения сред­них показателей обследования с мнением школьной администрации была меньше, чем 1:1000 (<0,001).

Категория 7 (осложнения при родах) — возможность случайного совпадения упо­минания в исторической справке о трудных родах ребёнка, являющегося пациентом, и повышением средних показателей кранио­сакрального осмотра у таких детей составила соотношение меньше, чем 1:1000 (<0,001).

Краниосакральный осмотр оказался действенным в виде тестирования поведен­ческих проблем, трудностей при обучении, осложнениях при рождении, а также для подтверждения мнения учителя о том, явля­ются ли успехи ребёнка в школе «нормаль­ными» или «ненормальными».

Нет явной значимой связи между огра­ничением общего движения краниосакраль­ной системы и возрастом, весом, ростом, пульсом, частотой сердцебиения и скоро­стью краниального ритмического импульса пациента. Все дети были нормального роста и веса.

Наиболее надёжные предсказатели (индивидуальных измеряемых параметров движения) для самых высоких общих пока­зателей имели самые высокие значения. Параметр движения II (компрессия-де­компрессия) при тестировании был наибо­лее надёжным предсказателем широкого распространения ограничения по всей кра­ниосакральной системе. Все другие пара­метры движения оказались надёжными при случайных возможностях 1:1000.

Результаты исследования показали, что краниосакральный осмотр мог оказаться надёжным при выявле­нии тех детей, которых школьная администрация определила как «ненормальных» и детей с «поведенческими проблемами» и/или с «проблемами в обучении». Кранио­сакральный осмотр оказался прекрасным методом для определения тех детей, которые появились на свет при сложных родах, или тех детей, у которых были проблемы с координацией движения. Изучение паттернов ограничения, отраженных в значениях, даёт основание полагать, что специфиче­ские типы проблем могут быть связаны с особыми ограничениями независимого движения и/или паттернами ограничения в краниосакральной системе.

Выводы

  1. Использование стандартизиро­ванного поддающегося количественному определению обследования краниосакраль­ного движения представляет собой практи­ческий подход к изучению связей между ограничениями краниосакрального движе­ния и различными проблемами здоровья, которые могут быть связаны или могут быть не связаны с центральной нервной функцией.

  2. В общем, полученные данные подтверждают точность мнений представителей школьной администрации, которые определяли детей «нормальными» или «ненормальными».

  3. Рассчитанные возможности подтверждают наличие позитивной связи между показателями повышения ограничения общего краниосакрального движения и классификациями, данными школьной администрацией – такими, как «нормальный», «поведенческие проблемы», и «трудности в обучении», а также с пробле­мами координации движений, диагностированными клиникой координации движе­ний.

  4. Была выявлена позитивная связь между показателями повышенного ограни­чения краниосакрального движения и осложнениями при родах.

  5. Общий количественный показатель ограничения краниосакрального движения имел наиболее позитивную связь с проблемами у тех детей, у которых про­блемы были многочисленными.



© Авторы и рецензенты: редакционный коллектив оздоровительного портала "На здоровье!". Все права защищены.


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

nazdor.ru
На здоровье!
Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проектеКарта сайта β На здоровье! © 2008—2015
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".