Пользовательский поиск

Новый этап в изучении индо-тибетской медицины

Ярким примером бережного отношения к изучению исторических ценностей древнейших культур и цивилизации Азиатского региона является научная и практическая деятельность замечательного художника, гуманиста, писателя, ученого, общественного деятеля, борца за мир, за сохранение памятников культуры и путешественника — Николая Константиновича Рериха (1874—1947).

Продолжение ниже

Механизмы возникновения и перцептивные типы внутрикостных дисфункций

... картину мы находим на уровне позвонков L2-L4 — там дисфункция тела позвонка часто ассоциирована с корнем брыжейки. Если кто читал книги по тибетской медицине, то, наверное, обратил внимание , что позвоночник в тибетской медицине начинается с Тh1 и вниз до крестца, а все, что выше, называется ...

Читать дальше...

всё на эту тему


Н. К. Рерих писал: «Фармакопеи древних народов опять оживают в руках пытливого молодого ученого. Никто не скажет, что вся такая древняя фармакопея может быть дословно применима. Но опытность тысячелетий, тем не менее, дает неограниченное поле для полезных изысканий. Так многое забытое должно вновь быть открыто, благожелательно истолковано языком современности» и «истинный творец, прежде всего, не доходит до отрицания поучительных накоплений древнего опыта в своем светлом, постоянно поступательном движении».

Путь к изучению культуры, природы Индии и Центральной Азии для Н. К. Рериха был довольно тернист и труден. Он лежал через Англию и Америку, через его великолепное художественное и писательское искусство. Н. К. Рерих в центре Азии организовал Институт гималайских исследований в Урусвати, директором которого был его сын Юрий Николаевич Рерих (1902—1960).

В своем дневнике Н. К. Рерих в 1938 г. писал: «Уру и Свати — древние имена, встречаемые в Агни Пуранах. Урусвати — Гималайский институт научных исследований начался в 1928 г. под самыми хорошими знаками. Гималаи являются неистощимым источником не только аюрведических исследований, но и со стороны исторической, философской, археологической и лингвистической всегда будут неисчерпаемы. Место института в древней долине Кулу, или Кулута, тоже было удачно. В этих местах жили риши и мудрецы Индии. Многие исторические и легендарные события связаны с этими нагорьями. Тут проходил Будда и в свое время процветали десятки буддийских монастырей. Здесь находятся развалины дворцов Пандавов, пещера Арджуны, — здесь собирал «Махабхарату» риши Виаса, в самое короткое время были собраны богатые ботанические и зоологические коллекции, накапливался местный лекарственный материал, шли записи и лингвистические исследования. Коллекции посылались и в Ботанический сад в Нью-Йорке, и в Музей естественной истории там же, в Нью-Гарденс в Англии, и в Академию наук в Ленинграде, и в Ботанический сад в Париже. Кроме того, местные растительные экстракты посылались в Европу для терапевтических анализов. Поспел целый обширный тибетско-английский словарь, уже готовы исследования лахульского и амдосского диалектов.

Много потрудился и директор института Юрий и секретарь института Шибаев, а сколько трудов положил Святослав и по медицинским экстрактам и по ботаническим собираниям. Были уже налажены показательные питомники, и вдруг загрохотали американские финансовые кризисы. Зашумело европейское смущение, пресеклись средства. Одними картинами не удастся содержать целое научное учреждение. Давали все, что могли, а дальше и взять негде. Между тем общий интерес к Гималаям все возрастает. Ежегодные экспедиции направляются сюда со всех концов мира. Новые раскопки раскрывают древнейшие культуры Индии. В старых монастырях Тибета обнаруживаются ценнейшие манускрипты и фрески. Аюрведа опять приобретает свое прежнее значение, и самые серьезные специалисты опять устремляются к этим древним наследиям. Стоит лишь вспомнить, какие интересные исследования произвел доктор Бернард Рид, доказавший, что основы древнейшего письма близки нынешним открытиям. Все есть, а денег нет».

Неутомимую деятельность Н. К. Рериха по охране культурного достояния и исторических памятников можно выразить его же словами: «Из прекрасных камней прошлого сложите ступени грядущего. Сегодня — это вчера, сегодня — это завтра».

Эти прекрасные идеи рождались в умах многих ученых, прежде всего востоковедов молодой Советской республики в Ленинграде, воспитанных на лучших традициях отечественного востоковедения, на родине Рерихов. В 30-е гг. среди ученых назрела необходимость объединить усилия по изучению культуры народов Востока. В мае 1935 г. в Ленинграде была организована инициативная группа по изучению восточной медицины и психофизкультуры, в состав группы вошли академики Ф. И. Щербатской и В. М. Алексеев, знаток тибетской медицины доктор Н. Н. Бадмаев, профессор А. К. Борсук, заведующий кафедрой психологии Ленинградского института физической культуры им. Лесгафта, Л. Л. Васильев, заведующий сектором физиологии нервной системы Института мозга, В. П. Кашкадамов, действительный член Института мозга, долго живший в Индии, профессора А. Б. Вериго, В. В. Добрынин, К. И. Поварнин, А. И. Востриков, А. Ф. Гаммерман и др.

В 1936 г. на заседании Ученого медицинского совета Наркомздрава РСФСР инициативная группа выступила с докладом «Об использовании в трех пятилетках ценных достижений восточной медицины и психофизкультуры». Профессор К. И. Поварнин в своем докладе сказал: «Восточная, в частности индо-тибетская, медицина представляет собой не собрание лечебных средств на основе случайных опытов, как думают некоторые, а представляет собой стройную систему знаний, проработанную и проверенную более чем тысячелетним опытом. Она имеет громадную научную литературу на тибетском, китайском и санскритском языках по медицине и психофизкультуре и большой лекарственный арсенал, а также располагает рядом безлекарственных способов лечения, как массаж, гимнастика, гидротерапия, внушение и самовнушение и т. д.». Докладчик изложил подробный план мероприятий в государственном масштабе по изучению и внедрению ценных средств и методов восточной медицины и психокультуры. Этот план мероприятий был представлен на рассмотрение Совета Труда и Обороны и наркома здравоохранения РСФСР. Инициативная группа была действительно инициативной. За два года работы она организовала в Институте востоковедения АН СССР специальный научно-исследовательский семинар по изучению тибетского языка и медицины, обсуждение докладов на заседании Ученого совета и наконец добилась решения от 30 декабря 1936 г. о необходимости открытия специальной клиники восточной медицины. Эта клиника на 50 коек была открыта в Ленинграде в бывшем дворце Бобринского в 1937 г. (Приказ Наркома здравоохранения РСФСР за № 1230 1936 г. и за № 34 от 21 января 1937 г.) с финансовым бюджетом на первый период в полмиллиона рублей, в том числе в десять тысяч валютой для закупки импортного лекарственного сырья. Директором клиники был назначен доктор Н. Н. Бадмаев.

Были организованы экспедиции в Монголию, Забайкалье для изучения лекарственных растений, используемых в тибетской медицине. Пионерами в этих экспедициях были Н. П. Иконников-Галицкий — в Монголии, фармакогност А. Ф. Гаммерман, врачи М. Н. Варлаков, Н. В. Кириллов, тибетолог Б. В. Семичев — в Забайкалье. Они вступали в непосредственный контакт с ламами, занимавшимися практикой тибетской медицины, собирали медико-этнографические сведения, расшифровывали тибетские названия растений. В результате этой большой работы в 1963 г. вышел первый Словарь тибетско-латино-русских названий лекарственного сырья, применяемого в тибетской медицине, подготовленный профессором А. Ф. Гаммерман и тибетологом Б. В. Семичевым. Сейчас этот словарь — библиографическая редкость.

В новый период изучение тибетской медицины, как в отечественной, так и в зарубежной науке появляются работы исследователей, ботаников, медиков Ф. И. Щербатского, Е. Е. Обормиллера, М. И. Тубянского, А. Ф. Гаммермана, М. Н. Варлакова, С. Турнера, Ф. Хюбботера, Ж. Филлиозата и др. В результате проведенных исследований в практику отечественного здравоохранения из арсенала медицины были внедрены препараты из термопсиса ланцетного, шлемника байкальского, бадана толстолистного, эфедры, солодки уральской, горца птичьего, рододендрона даурского и других.

Передовая интеллигенция Бурятии понимала, что тибетская медицина представляет не только практический, но и научно-исторический интерес в изучении культуры Востока. В специальной брошюре, изданной с предисловием М. Н. Ербанова, говорилось, что «необходимо организовать при Бурнаркомздраве научное изучение тибетской медицины, обратив особое внимание на патологию, фармакологию и терапию этой медицины, путем организации научной секции по изучению тибетской медицины и путем организации при этой секции лаборатории и библиотеки по тибетской медицине». Наряду с широкой программой развертывания лечебно-профилактической сети, основанной на достижениях советского здравоохранения, было решено использовать то ценное, рациональное, что накоплено тибетской медициной в течение веков. Народный комиссариат здравоохранения Бурятии также считал необходимым критически изучать тибетскую медицину с целью извлечения полезного для практического здравоохранения. В результате гибкой и дальновидной политики областной партийной организации в деле народного здравоохранения было разрешено в 1926 г. при Ацагатском дацане открыть тибетскую медицинскую школу, директором которой был назначен Лобон Дондок Ендонов. В эту школу в течение нескольких лет приезжали из Ленинграда ученые А. Ф. Гаммерман, М. Н. Варлаков, Е. Е. Обермиллер и др.

В архивных документах этой школы сохранились отзывы и пожелания ряда медицинских центров и ученых нашей страны. Так, в 1929 г. директор школы Л. Д. Ендонов со своим ассистентом в течение двух месяцев по приглашению Саратовской клиники уха, горла, носа лечил больных с потерей слуха. Имеется отзыв директора клиники о том, что больные с потерей слуха после приема лекарств тибетской медицины стали воспринимать звуки, и что для подобных больных двухмесячный срок лечения слишком небольшой. Поэтому клиника просила Наркомздрав Бурятии о командировании Л. Д. Ендонова на более длительный срок.

Таким образом, тибетская медицина была приобщена к изучению ее с научных позиций. Однако вторая мировая война не дала возможности для дальнейшего развертывания исследований и осуществления перспективного плана по изучению восточной медицины и психокультуры.

В послевоенные годы медицинская наука нашей страны на базе громадного научно-технического прогресса далеко шагнула вперед. Успехи медицинской науки и практического здравоохранения явились результатом динамического, поступательного движения науки, в целом не терявшей связи с ее прошлым. Академик Б. М. Кедров на XIII Международном конгрессе по истории науки 1971 г. в своей вступительной речи говорил, что познать историческое прошлое и предвидеть будущее можно лишь «связывая в единую неразрывную цепь прошлое, настоящее и будущее, соответственно тому, как эти три звена времени неразрывно связаны между собой в самой исторической действительности. Поэтому нельзя ограничивать историю науки изучением только прошлого, не видя ее связи с настоящим и будущим».

Несмотря на значительные успехи в биологии, медицине, жизнь настоятельно требовала научной ревизии опыта исторического прошлого, накопленного народами разных регионов планеты. Извлечь, взять все то ценное и рациональное из прошлого, практически переработав его, и сделать достоянием современной науки — таков непреложный закон материалистической диалектики.

В. И. Ленин указывал на необходимость при изучении общественных явлений, используя исторический метод К. Маркса, ставить вопросы общественного развития на «историческую почву, не в смысле одного только объяснения прошлого, но и в смысле безбоязненного предвидения будущего и смелой практической деятельности, направленной к его осуществлению». Тибетская медицина как часть культуры народов Востока, издавна привлекавшая к себе внимание исследователей, в 60—70-е гг. получила новую путевку в жизнь. Благодаря инициативе БКНИИ СО АН СССР, Министерства здравоохранения Бурятской АССР и Ленинградского химико-фармацевтического института при поддержке местных органов власти неоднократно поднимался вопрос о возобновлении изучения наследий тибетской медицины. Изучение этого громадного опыта медицины с древнейших времен диктовалось не только чисто практическим интересом. Академик В. П. Казначеев писал: «Самое важное, что гигантский исторический опыт, накопленный человеком, в этом аспекте теряется и исчезает безвозвратно. Такая потеря информации может быть сравнима разве лишь с исчезновением некоторых животных и растительных видов на Земле. Современная научная медицина основана на принципиально иных предпосылках и ни в коей мере не восполняет этой потери. Больше того, многие синтетические препараты, несомненно, снимая те или иные компоненты заболеваний, остаются слишком искусственными и своим отрицательным действием на организм, в конечном счете, приносят человеку значительный вред. Следовательно, в настоящее время человечество подвергается угрозе потерять такой источник знаний, раскрытие которого позволило бы ему за короткий срок создать высокоэффективные и адекватные его натуре не только средства терапии многих заболеваний, но и средства совершенствования своего здоровья. Речь идет о рациональном использовании полезной информации из опыта народной и традиционной медицины. Имеющиеся в литературе сведения об изучении устных и письменных источников древней китайской и тибетской медицины, как правило, носят потребительский характер. Поиски древних рецептур и их непосредственное применение в современной действительности являются наивными, хотя здесь могут быть отдельные удачные факты». В. П. Казначеев, как бы развивая мысли М. И. Тубянского и С. Ю. Беленького, писавших о том, что «в этой медицине таятся, без сомнения, ценнейшие данные, как в своеобразных методах исследования, так и в целом ряде полезных лекарственных средств», подчеркивает необходимость раскрытия сущности самой традиционной системы, ибо поиски полезных лекарственных препаратов только по рецептурным прописям могут быть рассчитаны на случайные находки.

И вот пришло время, когда изучение тибетской медицины получило новое рождение. Согласно постановлению Государственного комитета по науке и технике при СМ СССР в 1968 г. в Бурятском филиале СО АН СССР начаты исследования по теме: «Описание лечебных и фармакологических свойств лекарственных средств индо-тибетской медицины». Перед исследователями стояло много трудных организационных вопросов. Прежде всего, один из первых организаторов востоковед П. Б. Балданжапов со своими сотрудниками начал поиски знатоков тибетско-монгольской письменности и практиков-врачевателей по тибетской медицине, а также ее литературных источников. Были организованы экспедиции по районам Бурятской, Тувинской АССР, Читинской области, поисковые работы в центральных архивах городов Москвы, Ленинграда, Улан-Удэ, Улан-Батора и т. д. Группа молодых научных сотрудников, состоящая из медиков, ботаников, филологов, историков-востоковедов, владеющих восточными и западноевропейскими языками, с помощью нескольких знатоков тибетской медицины начала источниковедческое изучение тибетской медицины.

Несколько позже на базе источниковедческих исследований был создан отдел биологически активных веществ в Бурятском филиале СО АН СССР, где было начато комплексное источниковедческое и экспериментальное изучение опыта тибетской медицины. Программа предусматривала перевод первоисточников с тибетского и монгольского языков, расшифровку и идентификацию медицинских терминов и понятий, названий болезней и Лекарственных средств, на основе которых планировалось организовать химико-фармакологические исследования методов и средств лечения тибетской медицины. В результате этих исследований введены в научный оборот отдельные разделы классических источников тибетской медицины: «Чжуд-ши», «Вайдурья-онбо», «Дзейцхар мигчжан» и «Шэлпрэн». Опубликованы монографии «Лангтхабы и их корригирование» (Б. Д. Бадараев, Э, Г. Базарон и др., 1976), «Слово о тибетской медицине» (Л. Л. Хунданов, Л. Л. Хунданова, Э. Г. Базарон, 1979). Первая из них на английском языке переиздана в 1981 г. в Индии. В Новосибирске вышел сборник трудов «Материалы по изучению источников традиционной системы индо-тибетской медицины» (1982). Экспериментальные исследования нашли отражение в сборниках «Экспериментальные исследования биологически активных веществ лекарственных препаратов растительного и минерального происхождения» (1979) и «Биологическое действие веществ природного происхождения» (1983). В числе значительных работ сотрудников отдела следует считать подготавливаемый к печати уникальный «Атлас тибетской медицины». Работа по подготовке к печати «Атласа» была начата Бурятским филиалом СО АН СССР по заданию Комитета по изучению цивилизаций Центральной Азии при Комиссии СССР по делам ЮНЕСКО еще в 1969 году. Источниковедческие работы позволили провести химические исследования ряда отдельных препаратов и их компонентов на биологически активные вещества и получить экспериментальные данные на животных. Результаты исследований показали, что многие лекарственные растения тибетской медицины обладают достаточно высокой фармакотерапевтической эффективностью, не уступающей некоторым современным препаратам


© Авторы и рецензенты: редакционный коллектив оздоровительного портала "На здоровье!". Все права защищены.


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

nazdor.ru
На здоровье!
Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проектеКарта сайта β На здоровье! © 2008—2015
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".