Пользовательский поиск

Опасности для Анонимных Алкоголиков

Этот цикл статей включает в себя три истории Билла, одного из основателей Анонимных Алкоголиков, которые он рассказал во время празднования двадцатилетнего юбилея АА. Первая — это рассказ о людях и потоках воздействия, которые сделали возможным Выздоровление АА. Вторая рассказывает об опыте, на основе которого создавались традиции Сообщества анонимных алкоголиков, традиции, которые сегодня объединили АА. Третья история расскажет, как Сообщество анонимных алкоголиков развивало Служение, целью которого было донести послание Анонимных Алкоголиков до самых отдаленных уголков на земном шаре.

Для поддержания этих «линий жизни», все более распространяющихся по свету, возникла необходимость в дальнейшем расширении нашего офиса. В 1950 г. мы переехали еще ближе к Центральному вокзалу. Сегодня работой этого офиса на общественных началах руководит Хэнк Г, председатель Генерального совета АА. В его подчинении трудятся шесть штатных секретарей, которым оказывают большую помощь волонтеры из числа членов комитета, являющиеся экспертами в области юриспруденции, финансов и связей с общественностью. Повседневные обязанности исполняются двенадцатью штатными сотрудниками из числа не алкоголиков, которые занимаются бухгалтерским учетом, делопроизводством и стенографией.

Продолжение ниже

Лечение алкоголизма

... исхода. Поэтому резко бросать пить для закоренелых алкоголиков – опасно для жизни, и в первую очередь... ... желания выпить, ухудшающий самочувствие бывшего алкозависимого после употребления алкоголя. Налтрексон... ... алкозависимого победить тягу к алкоголю является общество Анонимных Алкоголиков. Это сообщество , в которое...

Читать дальше...

всё на эту тему


Этажом ниже находится редакция «АА Грейпвайн». Здесь редактор Дон и его добровольные помощники совещаются с главным редактором и ее заместителем относительно того, как выпустить журнал в срок. Подальше отсюда, ближе к центру города, где арендная плата ниже, мы снимаем большое офисное помещение, где сидит отдел распространения журнала «АА Грейпвайн», аудитория которого составляет 40 тысяч читателей.

В трех кварталах от главного офиса у нас есть большое помещение складского типа, где занимаются рассылкой почтовой корреспонденции и отправкой литературы. Ежемесячно им приходится отправлять тонны материалов. Шесть человек посвящают этому все рабочее время. За прошлый год они разослали около 40 тысяч книг и сотни тысяч брошюр, многие из которых были переизданы в новом оформлении — в основном, благодаря Ральфу, нашему консультанту по изданию брошюр. Кроме того, они отправили по почте около 30 тысяч писем и бюллетеней и выполнили огромный объем копировальных работ.

Одна стена длинного упаковочного зала до потолка уставлена стеллажами с множеством папок, хранящихся в коробках. Это старые архивы нашей штаб-квартиры, оставшиеся с тех времен, когда мы располагались на Визи-стрит. В этих коробках спрятана всемирная история АА, ожидающая своих исследователей, и мы уже начали эту работу. В углу рядом с этими стеллажами отгорожено помещение для нашего библиотекаря-исследователя, который занимается историей Анонимных Алкоголиков.

Описание всемирной деятельности АА не может быть полным без признания того вклада, который внесли наши попечители. В течение многих лет они посвящали нам огромное количество своего времени и усилий.

Тот период 1945-1950 гг. был очень напряженным и принес много испытаний. Перед нами стояли три серьезные проблемы. Первая была связана с деньгами, вторая с соблюдением анонимности, а третья, самая серьезная, была связана с вопросом о том, что станется с Анонимными Алкоголиками, когда уйдут ветераны и основатели нашего движения.

В 1945 г. мы начали отказываться от «посторонних пожертвований», однако вскоре возникла другая аналогичная опасность. Богатые люди, в том числе некоторые члены АА, стали оставлять в своих завещаниях большие суммы, которые должны были перейти в доверительное управление Фонда Анонимных Алкоголиков. Одно из таких завещаний было оглашено в тот момент, когда наша штаб-квартира находилась в очень стесненных финансовых обстоятельствах. Но после долгих споров и самокритичного анализа Попечительский совет, в конце концов, отказался от всех завещанных нам средств, таким образом упрочив на будущее традицию АА, касающуюся принципа самофинансирования. Этот поступок Попечительского совета принес всем здравомыслящим членам АА новое чувство облегчения и уверенности. Так от нас была отведена реальная угроза.

Жажда денег, общественного признания и власти, присущая большинству алкоголиков, выплеснулась наружу, когда начал нарушаться принцип анонимности в общественных контактах. Эта тенденция, характерная для периода 1945-1950 гг., приобретала еще большую опасность оттого, что большинство нарушителей руководствовались благими намерениями. Иногда люди хотели публично воспользоваться именем АА, чтобы поддержать другие благие начинания. Иногда им хотелось, чтобы их имена и фотографии появились в газетах — разумеется, во благо АА. Они на самом деле считали, что если они сфотографируются в компании с губернатором, это действительно будет полезно. В конце концов, мы осознали огромную опасность для АА, которую представляла вседозволенность наших инициативных представителей, когда они выступали перед общественностью. Очень многие уже грешили этим.

Тогда наша штаб-квартира принялась за работу. В мягкой форме мы писали протесты всем нарушителям этого принципа. Мы разослали почтой во все периодические издания, на радио, а также в издательства письма с разъяснениями, почему члены АА не должны нарушать своей анонимности перед широкой общественностью. В конце концов, благодаря групповому сознанию и усилиям штаб-квартиры, через несколько лет нам удалось свести к минимуму число нарушителей принципа анонимности. Если бы мы не пресекли эту опасную тенденцию, характер нашего сообщества мог бы полностью измениться, а его будущее оказалось бы сильно скомпрометированным.

В 1947 г. д-р Боб заболел, и все мы знали, что эта болезнь может оказаться смертельной. Это обстоятельство заставило нас в штаб-квартире серьезно задуматься. Главным связующим звеном между собственно АА и нашими всемирными службами были д-р Боб, наши штатные секретари и я. Наши товарищи в других странах мало что знали о самоотверженной деятельности Попечительского совета. Вряд ли хоть один из тысячи анонимных алкоголиков мог назвать имена хотя бы половины наших попечителей. Когда смерть или болезнь выведут нас, нескольких ветеранов, из игры, что будет с Попечительским советом и штаб-квартирой? Любая грубая ошибка с их стороны может привести к потере доверия, которое невозможно будет восстановить. Без моральной и финансовой поддержки групп вся деятельность штаб-квартиры будет прервана навсегда. Мы не сможем восстановить наши службы, поскольку не будет людей, уполномоченных для решения этой задачи.

Эта ситуация начала очень беспокоить меня еще со времени выхода Традиций в 1946 г. Я направил в Попечительский совет много докладных записок по этому вопросу. Было довольно много дискуссий. Но поскольку непосредственной угрозы в тот момент не было, никаких действий не предпринималось. Когда д-р Боб заболел, я начал ощущать безотлагательность этой проблемы. Мое мнение разделяли м-р Бернард Смит и еще один-два члена Попечительского совета

Но большинство из них не разделяли наших опасений. Они считали, что организация конференции или даже консультативного совета будет сопряжена с излишними расходами и политическими проблемами. Фонд благополучно действовал на протяжении десяти лет, так почему бы ему и дальше не продолжать в том же духе?

Я ощущал приближение бури и посылал в Совет все более гневные записки. Одна из них была составлена очень странно. После длинного призыва к созыву конференции с участием выборных представителей АА и проведению других реформ я указал на то, что Попечительский совет имеет всю полноту власти, но не несет ответственности ни перед кем, включая д-ра Боба и меня. Я закончил эту записку следующим потрясающим заявлением:

«Когда я учился на юридическом факультете, самая большая книга, которую я изучал, была посвящена деятельности трастовых компаний. Должен сказать, господа, что в основном, это был долгий и печальный рассказ о неправомерных действиях и злоупотреблениях попечительских советов».

Я написал это людям, которые были моими самыми лучшими друзьями, которые беззаветно посвятили себя служению АА и лично мне! Совершенно очевидно, что я находился в крайне неуравновешенном эмоциональном состоянии.

Эта моя негодующая записка чуть не расколола наш Фонд.

Вскоре после моего отъезда из Нью-Йорка попечители-алкоголики связались с нашими ветеранами в Акроне, Нью-Йорке и Кливленде, чтобы выработать совместное решение в отношении действий в данной ситуации и особенно в отношении меня. Однако, хотя я обычно и не поднимал эту проблему на встречах с группами, я вернулся домой с убеждением, что им хотелось бы иметь полный доступ к собственным делам с помощью конференции и выборных делегатов. Теперь я был уверен в этом.

К 1949 году стало ясно, что д-р Боб скоро умрет. В разгар этой шумной ссоры в штаб-квартире по поводу Конференции он был уже до предела изнурен.

Это были худшие времена. Затем постепенно начался поворот к лучшему. Если бы не наши друзья в Попечительском совете, боюсь, мы никогда не смогли бы преодолеть этот тупик. К началу 1950 года этот конфликт продолжался уже почти пять лет. В конце концов, ситуацию спасли два человека — Леонард Харрисон и Бернард Смит. Хотя в тот период м-р Харрисон не видел необходимости в проведении конференции с выборными делегатами, его неизменный такт и здравый смысл в сочетании с уважением и любовью, которыми он пользовался среди нас, были теми качествами, которые позволили нашему Фонду остаться на плаву.

В этот критический период м-р Харрисон назначил Бернарда Смита председателем Попечительского комитета по подготовке предлагаемой конференции. Учитывая их разницу в мнениях, это был очень благородный и великодушный поступок со стороны Леонарда.

Бернард Смит обладает замечательным даром убеждения и ведения переговоров. Более того, его идея в отношении конференции уже начала проникать в умы гораздо глубже, чем мы думали. Когда обстановка немного разрядилась, он взял на себя задачу убедить Попечительский комитет в необходимости созыва конференции. Уже на третьем заседании он поставил перед комитетом этот вопрос:

«Нужна ли нам эта Конференция с выборными делегатами или следует забыть об этом?»

К моему изумлению, комитет единодушно ответил:

«Давайте попробуем организовать Конференцию».

Это казалось чудом.

Незадолго до принятия этого судьбоносного решения Анонимные Алкоголики сделали еще один шаг навстречу всемирной деятельности и единству.

Летом 1950 г. мы провели наш первый международный съезд в Кливленде, штат Огайо, на котором присутствовали около 3 тысяч человек. Наиболее значимыми событиями на этом съезде были последнее публичное появление д-ра Боба и утверждение съездом наших Двенадцати Традиций в качестве базовой платформы для работы и единения, на которой отныне должно было стоять наше сообщество.

Двенадцать Традиций уже существовали в кратком варианте, разработанном на основании «полной формы», появившейся в 1946 г. Это были краткие утверждения, которые со временем были приведены в полное соответствие с нашими знаменитыми Двенадцатью Шагами к выздоровлению.

На съезде в Кливленде мы поняли, что д-р Боб вскоре уйдет от нас, а вслед за ним и многие другие старейшие члены АА. Менялись старые порядки. В будущем для сохранения единства АА мы больше не могли рассчитывать только на авторитет и влияние наших первопроходцев. Отныне нам придется полагаться на духовные принципы, сформулированные в Двенадцати Традициях.

Вскоре после того, как я вернулся домой, Попечительский совет утвердил план организации Конференции и уполномочил меня продолжать эту работу. Денежный вопрос не являлся препятствием для ежегодного проведения этого мероприятия. Даже если общие расходы будут равны 20 тыс. долларов в год, это составит всего по нескольку центов с каждого члена АА, и дело того стоило.

Но как нам, выбирая делегатов, противостоять деструктивной политике, традиционно сопряженной с борьбой ради престижа и удовлетворения тщеславия? Сколько делегатов надо выбрать и из каких мест? Как они будут связаны с Попечительским советом по прибытии в Нью-Йорк? Каковы будут их реальные права и обязанности? Был необходим разумный план, который с самого начала мог бы обеспечить успешную работу. Нельзя было допускать серьезных ошибок, которые могли бы привести к краху идеи.

Хотя со временем состав участников Конференции мог расшириться и охватить весь мир, мы считали, что для начала следует собрать делегатов только из США и Канады. Каждый штат или провинция могли бы прислать по одному делегату. Те регионы, где было много членов АА, могли бы прислать дополнительных представителей. Для того чтобы на Конференции была постоянная преемственность, делегатов можно было поделить на списки.

Мы считали, что выборные делегаты, собравшиеся в Нью-Йорке на Конференцию, должны иметь вполне реальную власть. Поэтому для Конференции был подготовлен проект Устава, который предусматривал, что делегаты могут давать Попечительскому совету обязательные для исполнения указания при условии, что за них проголосуют 2/3 делегатов. Настоятельные рекомендации Попечительскому совету можно будет дать даже простым большинством голосов. Такая рекомендация будет достаточно авторитетной, т. к. если она не будет принята к исполнению, то возвратившись домой, разочарованное большинство делегатов смогут поднять вопрос о сокращении взносов на содержание штаб-квартиры. Согласно предлагаемому нами плану, следовало установить традицию утверждения на Конференции кандидатур на посты членов Попечительского совета. Это дало бы Конференции эффективную возможность влиять на состав Попечительского совета.

Я особенно хорошо помню, как впервые попытался опробовать наш новый план в Бостоне. До начала встречи несколько политиканов старшего поколения тщательно изучили весь план и вынесли вердикт, что он должен сработать. Это звучало обнадеживающе, поскольку эти парни в Бостоне были такими опытными политиками, как мало кто из нас. Они проявили к этому делу пристальный интерес и силой заставляли всех членов групп прийти на массовую встречу, где я собирался рассказать о плане создания Третьего завета. Когда, наконец, представители бостонских групп собрались для избрания членов комитета и делегатов на Конференцию, процедура выборов прошла чрезвычайно спокойно. Были избраны члены комитета, которые затем собрались на Ассамблее. После этого присутствующие на Ассамблее голосовали несколько раз, но никто из кандидатов не смог набрать 2/3 голосов. В конце концов, было решено положить в шляпу бумажки с именами всех членов комитета, и таким образом была вытянута фамилия достойного кандидата. Все были воодушевлены этим исходом, а мы радовались, что удалось сбить пар.

Когда в апреле 1951 г. собралась первая Генеральная конференция АА, мы обнаружили, что около трети делегатов были настоящими ветеранами нашего движения. Остальные были активными членами, бросившими пить от 4 до 8 лет назад. Что самое замечательное, большинство из них были избраны двумя третями голосов, и лишь некоторые по воле жребия. Это необычайно вдохновляло нас.

Напряженные заседания следовали одно за другим, утром, днем и вечером. Делегаты проверили состояние финансов АА и заслушали доклады Попечительского совета и всех наших служб. По многим вопросам, касающимся политики АА, состоялись жаркие, но дружеские дискуссии. Попечительский совет вынес на рассмотрение Конференции несколько своих собственных серьезных проблем. Делегаты быстро решили несколько сложных вопросов, по которым у нас в штаб-квартире были сомнения. Хотя их советы порой абсолютно не совпадали с нашим мнением, мы видели, что зачастую они оказывались правы.

Так, например, на самом первом заседании Конференции было предложено переименовать Фонд алкоголиков в Генеральный совет Анонимных Алкоголиков. Однако делегаты не настаивали на немедленном решении этого вопроса. Это предложение было принято и реализовано только два года спустя, после тщательных размышлений. По мнению делегатов, слово «фонд» больше годилось для благотворительных и попечительских организаций или, возможно, для тех случаев, когда были задействованы большие деньги. То, что годилось в нашем младенчестве, не подойдет в будущем.

После успешного старта Генеральной конференции, которой был дан 5-летний испытательный срок, товарищество АА во главе со своей штаб-квартирой вступило в период консолидации и равномерного прогресса. Мучения, которые мы пережили здесь в Америке в наш подростковый период, закончились, и мы больше не испытывали опасений в ситуациях, когда они повторялись у наших зарубежных товарищей.

Это обнадеживающее положение вещей ощущалось на заседаниях нашего Попечительского совета и в повседневной деятельности штаб-квартиры. Структура обслуживания АА начала приобретать окончательные очертания. На смену страхам, нерешительности и яростным спорам прошлых лет пришли поразительная слаженность и эффективное сотрудничество. Состав Совета в очередной раз был расширен, и в ряды попечителей влились новые члены, как алкоголики, так и не алкоголики. На Конференции мы начали прислушиваться к голосу всемирного коллективного сознания АА, и мы уже знали, что можем на него положиться.

Эти спокойные времена были ознаменованы еще одним достойным упоминания событием: в 1953 г. была опубликована наша книга «Двенадцать Шагов и Двенадцать Традиций». Этот небольшой томик, по существу, является учебником, который содержит подробное и детальное описание 24 основных принципов АА и их практического воплощения.

Я начал работу нал этим проектом еще в 1952 г. вместе с моими помощниками. Окончательный вариант был отправлен для ознакомления широкому кругу наших друзей из числа медиков и религиозных деятелей, а также ветеранам движения АА.

Отклик на выход этой книги был гораздо более сильным, чем ожидалось. По состоянию на 1957 г. было распространено 50 тыс. экземпляров. По всеобщему мнению, в книге удалось расширить возможности практического применения наших Двенадцати Шагов для решения повседневных проблем ежедневного существования, что способствует лучшему пониманию наших Двенадцати Традиций и их использованию в качестве руководства для жизни всего нашего сообщества.

Несомненно, эта новая книга была еще одним указателем и предзнаменованием того факта, что АА вскоре вступят в пору полной зрелости. Для нас, постоянных сотрудников АА, эти многообещающие годы укрепления нашего единства всегда будут памятны как один из самых удачных периодов нашего развития.

В заключение я хочу сказать следующее. Практически все последние пятнадцать лет моей жизни были посвящены созданию Генерального штаба АА. Душой я все еще там, и так будет всегда. Для меня всемирная сеть служб АА важнее всего на свете.



© Авторы и рецензенты: редакционный коллектив оздоровительного портала "На здоровье!". Все права защищены.


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

nazdor.ru
На здоровье!
Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проектеКарта сайта β На здоровье! © 2008—2015
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".