Пользовательский поиск

Профессионалы и система управления в Анонимных Алкоголиках

Этот цикл статей включает в себя три истории Билла, одного из основателей Анонимных Алкоголиков, которые он рассказал во время празднования двадцатилетнего юбилея АА. Первая — это рассказ о людях и потоках воздействия, которые сделали возможным Выздоровление АА. Вторая рассказывает об опыте, на основе которого создавались традиции Сообщества анонимных алкоголиков, традиции, которые сегодня объединили АА. Третья история расскажет, как Сообщество анонимных алкоголиков развивало Служение, целью которого было донести послание Анонимных Алкоголиков до самых отдаленных уголков на земном шаре.

Групповое сознание АА подсказало, что мне нельзя работать в больнице Чарли Таунса в качестве профессионального лекаря. Мы очень рано поняли, что члены АА ни при каких обстоятельствах не могут брать плату за распространение своих идей, которые передаются лично от человека к человеку. Это абсолютно исключалось. Если бы мы допускали профессионализм на этом уровне, мы были бы обречены.

Продолжение ниже

Как вылечить симптомы алкоголизма в домашних условиях

... бессонницей. Один из первых вопросов, который многие алкоголики задают другим, когда они пытаются бросить пить , как вылечить симптомы алкоголизма в домашних условиях. Ответ на этот вопрос довольно простой. Если Вы испытываете симптомы алкоголизма или ожидаете их проявления,...

Читать дальше...

всё на эту тему


Однако проблема профессионализма имеет и другие аспекты. В течение многих лет мы пытались понять, что для АА является профессионализмом, а что нет. Эта проблема возникла из-за потребности в наемных работниках для наших служб, т.е. потребности в людях, которые делали бы работу, которую не могут или не станут делать волонтеры. Являются ли сотрудники наших служб профессионалами или нет? Это был сложный вопрос.

Насколько я помню, впервые подобная ситуация возникла в нашем старом клубе на 24-ой улице в Нью-Йорке. Волонтеры отдраили и покрасили помещение, отвечали на телефонные звонки, и это было прекрасно. Когда они уходили домой, они передавали ключи от здания нашим полуночникам, часть из которых имела обыкновение напиваться и валяться в клубе в любое время и в любом состоянии. Это было нехорошо. Волонтеры также устали от уборки помещений, и большую часть времени они оставались грязными. Было совершенно очевидно, что нам нужен домоправитель.

Что ж, мы обратились к старине Тому, отставному пожарному, недавно вышедшему из психиатрической больницы в Рокленде. Мы выбрали тонкий подход. Мы знали, что как бывший пожарный, Том получает пенсию. Поэтому мы сказали: «Том, почему бы тебе не приехать и не жить в клубе? Там есть для тебя хорошая комната». Том спросил, на кой ему это сдалось.

— Ну, Том, у тебя будет хорошая комната, а ты мог бы немного присмотреть за зданием.

— Семь дней в неделю? — спросил Том.

— Ну, да.

— Что я должен делать?

— Ну, Том, тебе придется варить кофе и выводить пьяных, если они слишком разойдутся, ну и прибирать помещение.

— И это семь дней в неделю? — спросил Том. — Знаете, ребята, вам нужен дворник.

— Ну да, конечно, — сказали мы, — Нам нужен дворник.

— Ну, так что, вы не собираетесь мне ничего платить?

— Нет-нет, — сказали мы, — Это превратило бы тебя в профессионала. Мы же Анонимные Алкоголики. Мы не должны смешивать духовность с деньгами.

— OК, — сказал Том, — не будет денег, не будет и работы. Я делаю свою работу по Двенадцатому Шагу бесплатно, но если вы хотите, чтобы я был здесь дворником, вы должны мне платить, понятно?

В то время многие из нас работали и зарабатывали деньги. Но хотите — верьте, хотите — нет, мы упорно торговались со стариком из-за каждого цента за эту грязную работу!

Но старик Том был прав. Для того чтобы АА могли функционировать, нам надо было нанять помощников. На всех просторах, где существуют АА, ныне насчитывающих 200 тысяч членов, на нас работают всего 200-300 платных помощников. В их число входят повара, которые жарят гамбургеры в клубах, уборщицы, которые убирают помещения, и женщины, отвечающие на телефонные звонки в центральных офисах. В их число вхожу и я. Когда-то я написал для вас несколько книг и теперь получаю за это авторские отчисления. Вот где, наконец, пролегла граница индивидуального. Лечение алкоголика никогда не происходит за деньги. Но АА приходится нанимать людей для выполнения определенных работ, когда это оправданно чтобы обеспечить себе возможность функционирования.

Даже после того, как Традиция восемь была в принципе установлена, потребовались годы, чтобы выработать пути ее практического применения. Возникали разнообразные пограничные ситуации, которые всегда сопровождались жаркими спорами.

С такими эмоциональными вспышками приходилось особенно бороться тем членам АА, которые отваживались принимать предложения о сотрудничестве от посторонних организаций, занимающихся проблемой алкоголизма. Так, например, один из университетов хотел, чтобы член АА занялся просвещением общественности по проблеме алкоголизма. Некая корпорация также хотела нанять человека, не понаслышке знакомого с этой проблемой. Реабилитационный центр штата хотел иметь руководителя, который действительно сумел бы справиться с пьяницами. Город хотел иметь опытного социального работника, понимавшего проблемы, которые возникают в семьях из-за алкоголизма. Комиссия штата по изучению алкогольных проблем хотела нанять исследователя для научной работы. Это лишь несколько примеров вакансий, которые сейчас занимают члены АА, выступающие как частные лица. Время от времени члены АА покупают фермы или дома отдыха, где сломленные алкоголики могут получить необходимый уход. В связи с этим постоянно возникал вопрос можно ли считать такую деятельность профессиональной с точки зрения Традиций АА?

Наш многолетний опыт дает нам отрицательный ответ на этот вопрос. Члены АА, которые отдают подобной деятельности все свое время, не делают 12-й шаг своей профессией. Мы шли к этому выводу долгим и тернистым путем. Первоначально мы не видели стоящей за этим реальной проблемы. В прежние времена, как только член АА начинал заниматься подобной деятельностью, у него немедленно возникало искушение воспользоваться именем Анонимных Алкоголиков в целях рекламы или сбора денег. Реабилитационные фермы, образовательные проекты, законотворческие комитеты штатов — все афишировали то обстоятельство, что на них работали члены АА, которые бездумно раскрывали свою анонимность в целях пропаганды своих проектов. По этой причине несколько очень хороших начинаний и все, что было с ними связано, подверглись несправедливой критике со стороны групп АА. Раздавались крики: «Профессионализм! Парень делает деньги на имени АА!» Но ведь ни один из них не выполнял за деньги работу по Двенадцатому Шагу.

Нарушение Традиций во всех этих случаях заключалось вовсе не в профессионализме, а в нарушении анонимности. Единственная цель АА была скомпрометирована, а название товарищества использовано не по назначению.

Важно отметать, что теперь, когда почти никто из членов АА не нарушает принципа анонимности перед общественностью, все страхи улеглись. Мы считаем, что не имеем ни права, ни необходимости удерживать тех, кто хочет как частное лицо работать в любой из указанных выше областей. Если бы мы это запрещали, это было бы ущемлением их прав. Мы не можем объявить себя закрытой организацией, которая хранит свои знания и опыт под замком. Если член АА, как и любой другой гражданин, может преуспеть в научной деятельности, образовании или работе с кадрами, то зачем мешать ему? Каждый от этого выигрывает, и мы ничего не теряем. Правда, некоторые из проектов, с которыми связали себя члены АА, завершились не столь удачно, но это не имеет никакого отношения к принципу, который мы обсуждаем.

Все эта волнующие события помогли окончательно сформулировать традицию непрофессионализма для АА. Вся наша деятельность по программе Двенадцатого Шага (распространение идей АА) бесплатна, но люди, находящиеся у нас на службе, получают зарплату.

Традиция девять гласит: 

«Сообществу АА никогда не следует обзаводиться жесткой системой управления, однако мы можем создавать службы или комитеты, несущие непосредственную ответственность перед теми, кого они обслуживают». 

Эта традиция до сих пор приводит многих в недоумение. Как может общество быть таким неорганизованным и, в то же время, создавать службы? Да, Анонимным Алкоголикам это удается.

Когда Традиция девять впервые была записана, она гласила:

 «Анонимным Алкоголикам нужна лишь минимальная организация». 

С тех пор наши взгляды по этому вопросу изменились. Сегодня мы можем с уверенностью сказать, что в целом Сообществу АА не нужна никакая организация. Не противоречат ли этому принципу создаваемые нами специализированные советы и комитеты, которые сами по себе являются организованными структурами? Как мы можем говорить о неорганизованности движения, которое создает для себя систему обслуживания? Размышляя над этой загадкой, люди говорят:

«Что они имеют в виду, когда говорят, что им не нужна организация?»

На самом деле, мы имеем в виду, что у АА никогда не может быть организованного руководства или властных органов. Давайте рассмотрим это подробнее. Слышал ли кто-нибудь когда-нибудь о нации, церкви, политической партии или даже благотворительной ассоциации, у которых не было бы правил для определения принадлежности к ним? Слышал ли кто-нибудь о сообществе, которое тем или иным способом не заставляло бы своих членов подчиняться дисциплине и не налагало бы на них определенных правил и ограничений? Разве не все существующие на Земле сообщества передают власть некоторым из своих членов с тем, чтобы они заставляли остальных членов подчиняться им и могли наказывать или исключать нарушителей правил? Поэтому каждая нация, а точнее, каждое сообщество, обзаводится органами управления, которое осуществляется людьми. Власть, данная для руководства и управления, составляет сущность всякой организационной структуры.

В этом отношении АА представляют собой полное исключение из правил. Наше Сообщество не следует ни одной модели управления. Ни Генеральная конференция АА, ни Генеральный совет, ни самый скромный групповой комитет не могут издать ни одной директивы для членов АА и заставить их подчиниться ей, не говоря уже об установлении наказания за ее нарушение. Мы много раз пытались это сделать, но всегда безуспешно. В некоторых группах были попытки исключать своих членов, но исключенные всегда приходили на собрания и говорили:

«Это наша жизнь, вы не можете выгнать нас».

Комитеты рекомендовали прекращать работу с безнадежными хрониками, но в ответ слышали:

«Я выполняю свою работу по Двенадцатому Шагу так, как считаю нужным. Кто вы такие, чтобы судить меня?»

Член АА может принять совет или предложение от ветеранов, но он никогда не подчинится приказу. Никто не будет пользоваться такой непопулярностью, как ветеран, преисполненный мудрости, переехавший в другой район и пытающийся научить тамошнюю группу, как надо вести дела. Он и ему подобные, «с тревогой следящие за судьбой АА», сталкиваются с упорным противодействием или, хуже того, с насмешками. На самом деле, АА отличаются таким отсутствием какой-либо организации, что кто-то предложил повесить в наших клубах объявления следующего содержания:

«Здесь, ребята, позволяется все, что угодно, только не курите опиум в лифтах!»

Вы, может быть, думаете, что штаб-квартира АА и Генеральная конференция составляют исключение? Конечно, тамошние люди, возможно, имели бы какой-нибудь авторитет. Но много лет тому назад наши попечители и персонал штаб-квартиры поняли, что они могут всего лишь давать рекомендации, и притом в самой мягкой форме. Они были вынуждены даже сформулировать некоторые клише, которые включаются в половину рассылаемых писем: «Конечно, у вас есть полная свобода решить этот вопрос удобным для вас способом, но опыт большинства членов АА подсказывает, что…» Этот тон совсем не похож на правительственные директивы, не правда ли? Мы считаем, что алкоголикам нельзя приказывать — ни коллективам, ни отдельным лицам

В этот момент мы так и слышим голос служителя церкви:

«Они превращают неповиновение в добродетель!»

Ему вторит психиатр:

«Непокорное отродье! Они никак не вырастут, и не подчинятся правилам поведения в обществе».

Обычный человек скажет:

«Я этого не понимаю. Они просто чокнутые».

Но все эти люди не заметили одной уникальной особенности АА. Если член АА не приложит все силы, чтобы следовать Двенадцати Шагам к выздоровлению, которые мы ему предлагаем, то это равносильно подписанию себе смертного приговора. Его пьянство и последующий распад личности не будут наказанием со стороны власть предержащих, они вытекают из его личного неповиновения духовным принципам.

Такая же суровая угроза стоит и перед целой группой. Если она, хотя бы приблизительно, не следует Двенадцати Традициям, то может захиреть и погибнуть. Поэтому мы, члены АА, подчиняемся духовным принципам вначале потому, что обязаны это делать, а в конечном итоге потому, что нам нравится та жизнь, которую несет с собой такое подчинение. Членов АА дисциплинируют огромные страдания и огромная любовь, и нам не нужны другие стимулы.

Поэтому совершенно ясно, что мы никогда не будем организовывать выборные комитеты, которые управляли бы нами, но также ясно, что нам всегда придется привлекать людей, которые будут обслуживать АА. Здесь мы четко различаем дух безусловной власти и дух служения, эта два понятая подчас диаметрально противоположны. Именно руководствуясь духом служения, мы выбираем неформальные комитеты групп с регулярно меняющимся составом, образуем региональные ассоциации и созываем Генеральную конференцию АА, представляющую все Сообщество АА. Даже наш Попечительский совет, который некогда был независимым органом, теперь непосредственно подотчетен нашему Сообществу. Наши попечители являются исполнителями, ответственными за деятельность организации во всем мире.

Так же, как целью каждого члена АА является личная трезвость, так и цель деятельности наших служб состоит в том, чтобы путь к трезвости был доступен любому, кто этого пожелает. Если никто не занимается рутинными делами группы, если ее телефон не отвечает, если мы не отвечаем на поступающие письма, тогда АА в привычном для нас виде прекращают свою деятельность. Наша связь с теми, кто нуждается в нашей помощи, не должна прерываться.

Сообщество АА должно функционировать, но ему необходимо избегать трех главных опасностей, которые таят в себе большое богатство, престиж, сильная власть, столь привлекательные для любого другого человеческого сообщества. Хотя Традиция девять, на первый взгляд, относится исключительно к практическим делам, ее применение является воплощением подлинной духовности. АА — это сообщество, лишенное организации и существующее только благодаря духу служения, и потому оно является подлинным товариществом.

Следующий пример может служить иллюстрацией того, как складывалась эта уникальная ситуация. Предположим, некто Джо Доу приезжает в городок Миддлтаун в США. Он является членом группы АА из другого города. В Миддлтауне нет такой группы. Джо чувствует себя одиноким и слегка испуганным. Кроме того, он хочет распространять идеи АА. Поэтому, возможно, он даст в газету объявление о том, что в этом городе появились АА. Может быть, он пойдет к священникам, врачам и барменам, чтобы найти себе потенциальных соратников. Вскоре образуется маленькая группа. Поначалу Джо ведет себя как диктатор, и первые члены этой группы являются его паствой в буквальном смысле этого слова. Они пользуются неограниченной властью. Первый основатель этой группы и его друзья проповедуют принципы АА и решают все вопросы, касающиеся существования группы. Затем группа начинает последовательно разрастаться. Какое-то время они соглашаются со всем, что говорят Джо и его друзья. Члены группы позволяют руководить собой, потому что на данном этапе невозможно действовать по-другому.

Но постепенно ситуация начинает меняться. Возможно, случится размолвка между Джо и его друзьями, а возможно, какой-нибудь застрельщик в основании этой пирамиды начнет ворчать:

«Сколько еще эти ветераны собираются нами командовать?»

Тем временем основатель группы и его друзья наслаждаются своей славой. Они говорят друг другу:

«Пожалуй, было бы неплохо, если мы сохраним твердое руководство над АА в этом городе. В конце концов, у нас есть опыт. И посмотрите, сколько всего хорошего мы сделали для этих пьяниц. Они должны быть нам благодарны».

На самом деле, основатели групп и их друзья порой ведут себя благоразумнее и скромнее, чем в данном случае, но пока это не так.

Растущее недовольство начинает подтачивать группу. Бедняки бедствуют, одинокие тоскуют, проблемы нарастают. Снова начинает раздаваться ворчание, которое со временем перерастает в громкий крик:

«Эти ветераны думают, что будут командовать нами всю жизнь? Давайте назначать выборы».

Основатель группы и его друзья чувствуют себя уязвленными и подавленными. Они пытаются заделать то одну, то другую брешь, пытаются заручиться поддержкой то одного, то другого члена группы. Но все напрасно. Назревает революция. Группа готовится захватить власть. Если ее основатель со своими друзьями работали добросовестно, то, к своему изумлению, они могут на какое-то время сохранить свое положение. Если же они ожесточенно сопротивлялись развитию демократических тенденций, их могут быстро «списать на берег». В любом случае у группы отныне будет комитет с периодической сменой состава и очень четко очерченными полномочиями. Его члены ни в коем случае не смогут управлять или руководить группой. Порой на их долю выпадает неблагодарная рутинная общественная работа. Такой комитет имеет лишь возможность осуществлять мероприятия, необходимые для функционирования группы. Он не имеет права давать какие-либо советы духовного порядка, осуждать чье-либо поведение, издавать какие бы то ни было приказы. Если кто-то из членов комитета попробует давить на своих товарищей, на следующих выборах его быстро выведут из состава комитета. Члены комитетов полностью осознают, что на самом деле они являются слугами, а не сенаторами. Таков универсальный опыт всех АА. Так в рамках нашего товарищества групповое сознание диктует условия, на которых должны служить наши лидеры.

Отсюда возникает законный вопрос: «Есть ли у АА настоящее руководство?» Следует ответить: «Да, есть, несмотря на его кажущееся отсутствие». Давайте вернемся к смещенному со своего поста основателю группы и его друзьям. Что же будет с ними? Когда их беспокойство и печаль развеются, мало-помалу начнут происходить перемены. В конечном итоге они разделятся на два класса, которые на жаргоне АА называются «заслуженные деятели» и «обессиленные знатоки». Первые понимают мудрость коллективных решений и не обижаются на то, что лишились своего положения. Их суждения, подкрепленные большим опытом, разумны, и они согласны тихо отойти в сторону, ожидая дальнейшего развитая событий. Вторые же глубоко убеждены, что группа не может обойтись без них, они постоянно стремятся быть переизбранными в «руководящие» органы и не могут освободиться от жалости к самим себе. Некоторые страдают столь сильно, что, забыв о духе и принципах АА, начинают прикладываться к бутылке. Временами атмосфера местной организации АА бывает перенасыщена такого рода страданиями. Почти все старожилы АА в той или иной форме прошли через этот процесс. К их числу принадлежу и я. К счастью, в большинстве своем они перенесли его хорошо и стали «заслуженными деятелями». Такие люди становятся постоянными и подлинными лидерами АА. Их скромно высказанное мнение, их знания и пример личной скромности часто помогают выходить из создавшихся кризисных ситуаций. В сложных ситуациях группа всегда обращается к ним за советом. Они становятся выразителями коллективного сознания, подлинным голосом АА. Они не правят по мандату, они ведут за собой личным примером. Именно таким путем и возникла Традиция девять. Вот почему АА не могут быть организованы с использованием какой-либо известной формы управления.

Но нам также совершенно ясно, что мы можем и должны создавать советы или комитеты, непосредственно подчиняющиеся тем, кому они служат. 

Следующая статья: Десятая Традиция Анонимных Алкоголиков




© Авторы и рецензенты: редакционный коллектив оздоровительного портала "На здоровье!". Все права защищены.


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

nazdor.ru
На здоровье!
Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проектеКарта сайта β На здоровье! © 2008—2015
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".