Пользовательский поиск

Малина - ягода полезная

Да, мне весело и на другой и на третий день, и голова не болит всю неделю.

Продолжение ниже

Ягоды и фрукты - в чём отличия?

... внимание хорошее содержание питательных веществ и ORAC, некоторые виды ягод были выделены в новую категорию функциональных продуктов питания, называемую «суперплоды». Ботаническое определение ягоды ... ... капсуле окруженной мясистой чашечкой Цвет и потенциальная польза для здоровья Так как ягоды имеют хороший контраст с окружающим их фоном,...

Читать дальше...

всё на эту тему


Настроение портит Женька. Портит жестоко и неожи­данно...

В пятницу утром приходит вдруг городское письмо.

Конверт на ощупь подозрительно корявый. Что бы это могло значить? Обрезаю краешек конверта большими портняжными ножницами и обнаруживаю внутри весьма странное вложение. Аккуратной бухточкой свернута верев­ка метра полтора длиной. Разворачиваю: на одном конце петля, ближе к другому — два узелка. Пока я с не­доумением исследую непонятного назначения подарок, Аня поднимает с пола клочок бумаги:

— Смотри, Володя, что из конверта выпало. Сопрово­дительная записка, что ли? Прочесть?

— Читай.

— Володька!!! Посылаю тебе смерок с моего пуза (ориентируйся на дальний узелок). Предлагаю заключить договор на соревнование: кто первым достигнет ближнего узелка. Как идея? Пишу, так как неожиданно должен уехать в командировку.

Привет Ане и ребятам!

Вернусь — смеряемся! Жму лапу, старик!

Твой Е. Калижнюк.

Как только я остаюсь один в комнате, — опоясываюсь веревкой. Результат неутешительный. До Женькиного узелка мне еще тянуться и тянуться — сантиметров десять-двенадцать терять надо, а до контрольной точки — и вовсе пол-аршина.

Признаюсь, я огорчен. Глупо? Но что делать, веревка и узелки целый день не выходят из памяти. Поднимаюсь по лестнице — думаю, нагибаюсь расшнуровать ботинок — снова думаю, прохожу между двумя тесно поставленными чертежными столами — тоже думаю...

Наконец меня берет зло: что ж это такое, кто хозяин живота, я или не я? Сгоню жир! Не для Женьки — для себя, из принципа!

По утрам я пью теперь только один стакан чаю. С ра­боты возвращаюсь пешком. Делать физзарядку под аккомпанемент радио мне лень, но я рассыпаю коробочку спичек по полу и добросовестно собираю спичку за спич­кой. Противно, но я упорствую. Когда никто не видит, достаю веревку и обмериваюсь. Миллиметры (не больше) медленно исчезают из окружности.

Надо быть упорней!

В ближайшее воскресенье решаю отправиться за город и дать себе настоящую нагрузку — такую, чтобы потом прошибло! Ребята в пионерском лагере, к Ане приехала по­гостить мама, так что в путь мне предстоит отправляться одному.

Куда ехать? И что мне делать одному,— я не очень представляю. Спасибо теще. Мудрая старуха неожиданно подсказывает мне великолепную идею.

Вечером, когда мы в сотый раз толкуем о старых и но­вых болезнях, о недугах временных и хронических, бабуш­ка замечает:

— От слабости нет лучше средствия, чем малина. Ма­лина — ягода полезная, особливо лесная, с клопиком...

Малина! Это идея! Еду за малиной.

Поднимаюсь на рассвете, в полупустой электричке на­правляюсь к исходному пункту маршрута. Теперь я уже забыл, как называлась эта станция,— не то Петелино, не то Пределино,— но суть не в том. Важно, что за маленькой станцией почти сразу же начинался громаднейший смешан­ный лес. Теоретически в негустом, молодом лесу непремен­но должен быть малинник.

Шагнул в тень первой шеренги деревьев и сразу же почувствовал, как лес охватил меня своим очарованием. Тихо шелестела трава под ногами, где-то наверху, в ветках, горланили птицы, солнце прорезывало рощу косыми, ост­рыми лучами.

Я шел бодро. Помнил наставление тещи: малина любит места глухие, заброшенные. А раз так — вперед!

Давно уже потерялась надежно вытоптанная тропинка, под ногами вилась чуть приметная стежка, но все равно — вперед!

Ботинки и концы штанин напитались росой, но какое это может иметь значение, когда у человека есть цель. Я и не заметил, как стерлась с земли стежка,— остановил овраг. Вперед ходу больше не было и малины... тоже не было.

Хотелось пить. Надоела идиотская плетеная корзинка (теща наградила). Я решил отдохнуть, оценить обстанов­ку. Присел в тени какого-то неведомого мне куста. Куст был зеленый, густой, со стрельчатыми листьями. Как он назывался, — убей не знаю! Приветливо светила стройным стволом березка, наклонившись к ней, что-то шептал ду­бок (его я сразу узнал — на земле лежали желуди!). Ка­кое-то неизвестное мне дерево пыталось отогнать дубок от березки, но влюбленные не обращали на третьего лишнего никакого внимания

По земле ползла черная мохнатая гусеница. Была она толстая, в бархатном платье, совсем как жена Михаила Иосифовича — соседа-преферансиста...

На полянку приземлялись всякие пернатые. Мне уда­лось опознать ворону (каркала!), сороку (бока белые!), воробья (это просто) и, кажется, снегиря (видел его пор­трет в Юлиной книжке). Остальные... нет, об остальных я мог сказать не больше, чем о самолетах иностранных авиакомпаний, производящих посадку в Шереметьевском аэропорту столицы, остальные были птицами.

Солнце пригревало все крепче, пора было двигаться. Я поднялся и тихо побрел вдоль крутого берега оврага.

Очень хотелось пить.

В просвете между деревьями мелькнули какие-то светлые кусты. В зелени листьев алели частые жирные точки, У меня сердце екнуло. Приближаюсь, всматриваюсь — действительно малина! Повезло. С размаху врезаюсь в ма­линник и, взвыв, отскакиваю. Чертова малина породнилась с крапивой. Жжется, не пускает.

Спасибо тебе, Аннушка, уговорила ехать в рубашке с короткими рукавами. Тут водолазный костюм нужен, ко­жаные перчатки, плащ, на худой конец...

Но локоть близок, и я его укушу.

Выламываю длинную палку с сучком на конце. Соору­жаю нечто родственное багру и приступаю к делу. Захва­тываю ветку малины, вытягиваю из крапивы и осторожно обираю ягодку за ягодкой.

Через десять минут думаю:

«Как бы ни было трудно, роптать грешно: малина — полезная».

Через пятнадцать минут:

«Зря мы ругаем тех, кто торгует ягодами на рынке: де­рут три шкуры! Совсем это не просто набрать стаканов де­сять ягод».

Через сорок минут.

«Ну и кузовок мне всучили! Собираю, собираю, а дно никак не закрывается. Вот свинство».

Через час, утирая горячий пот:

«А чтоб она пропала! На кусте сколько было, столько и осталось, а в корзинке смотреть нечего».

Очень хочется пить. Малину есть жалко. Съем — везти будет нечего. Надо что-то придумать.

Самые дерзкие решения приходят всегда неожиданно. Искусанный крапивой и комарами, я забрасываю крючок и кусты и отступаю. Скорым шагом возвращаюсь на станцию...

Всем известно, что кратчайшее расстояние между двумя точками — прямая. Но как провести эту единствен­ную прямую, когда о местонахождении нужных точек я имею самое приблизительное представление? Беру общее направление по солнцу и несусь к станции как молния — не столь стремительно, но так же извилисто. Жарко. Рубашка прилипла к спине. Но я решил быть оптимистом и приго­вариваю:— Плавься, плавься, мой жирок,— приближайся узелок...

Слышен гудок электрички. Ясно — курс верный. Еще десять-пятнадцать минут — и цель появится перед гла­зами.

Петелино, или Пределино, открывается сразу, будто у леса отвалился край. Но я не спешу на платформу. План мой предусматривает небольшое отклонение от вокзала.

На станционный базарчик вхожу осторожно.

Все-таки намерения мои не совсем безупречны! Но ре­шение принято, и отступить невозможно.

Толстая тетка с хитрющими зелеными глазенками-щелочками расхваливает свой товар:

— Такой малинки, светик мой, по всей дороге до Москвы не сыщешь. Не малинка — виноград. Дай бог Ми­чурину памяти — его сортик!

Сыпь! — говорю я и подставляю корзинку.

— Э-э, а кто ж это тебе такой дряни подсуропил?— искренне удивляется торговка, заглянув в кузовок.— И такую красавицу садовую ты хочешь с дичком мешать? Бога побойся, касатик. Выкинь эту пакость...

Сыпь! — говорю я и отворачиваюсь.

Воля хозяйская,— вздыхает тетка и начинает от­считывать стаканы: раз, два, три, семь, двенадцать...

Домой я возвращаюсь к вечеру. Теща улыбается с порога:

— Ну, хвались, хвались, Володенька! Чего набрал?

— Мама, дай человеку сначала помыться. Володя, ты, наверное, как волк голодный. Иди быстренько в ванну, а мы сейчас ужин на стол поставим.

В ванной я первым делом опоясываюсь Женькиной ве­ревкой. Спору быть не может — малина полезная ягода: трех сантиметров как не бывало, а если чуточку потуже затянуться,— так и всех пяти не будет!

В отличном настроении сажусь ужинать.

— Скажи, Володенька, а нынче малина-то дорогая? — спрашивает вдруг теща.

У меня застревает кусок в горле, но на выручку, как всегда, приходит Аннушка:

— Откуда ему знать, мама? Что он у нас, как Михаил Иосифович, на базар ходит?

— А мне интересно узнать, какая, стало быть, в семье экономия от Володиной малины. Вот вопрос.

— При чем тут экономия? Здоровье важнее. Правда, Володя?

Вот именно, мамаша,— здоровье прежде всего! А малина, сами говорили, — очень полезный для здоровья продукт. Первый сорт!




© Авторы и рецензенты: редакционный коллектив оздоровительного портала "На здоровье!". Все права защищены.


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

nazdor.ru
На здоровье!
Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проектеКарта сайта β На здоровье! © 2008—2015
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".