Пользовательский поиск

Краниосакральная терапия: освобождение при выборе положения тела

Выявление нового принципа образова­ния поражений привело к простому легкому методу коррекции без применения силы. Без сомнения, многим врачам-остеопатам из­редка приходилось наблюдать спонтанные случаи коррекции поражения. Многие, воз­можно, пожимали плечами, и им хотелось, чтобы можно было исправить все наруше­ния так просто — но такое явление было одним на тысячу случаев, и его надо было считать только как счастливое стечение обстоятельств. Большинство врачей может припомнить какой-либо невозможный слу­чай, коррекция которого сопротивлялась их умению, старанию и изобретательности и продолжала вновь и вновь игнорировать их усилия до тех пор, пока только упрямство не давало врачу признаться, что он зашёл в тупик. Каждый такой визит вызывает невы­носимое расстройство. Предположите, что после месяца болезни вдруг однажды происходит у вас на глазах полная и лёгкая коррек­ция.

Продолжение ниже

Кортикальный гиперостоз детского возраста

... рентгенограммах костного скелета можно обнаружить остеосклероз и выраженный периостит в различных костях. Не вовлекаются в процесс свод черепа, позвоночник , таз , мелкие кости кистей и стоп. В трубчатых костях периоститы имеют веретенообразную форму. Если имеется поражение ребер,...

Читать дальше...

всё на эту тему


О расстройстве упомянуто потому, что оно было частью необходимого вдохновения. В простоту и эффективность этой тех­ники, а также её необычную концепцию трудно поверить врачам-остеопатам, кото­рые привыкли к тому, что для достижения коррекции тысяч поражений, с которыми они сталкиваются в своей практике, не­обходимо приложить определённое количе­ство силы. Хотя семинары, проведённые в западных штатах, показали, что большин­ство врачей-остеопатов обращаются к этой технике при первой или второй попытке. Но они испытывают убеждённость только тогда, когда это происходит под их пальцами или на их собственных поражениях.

Основы техники

В одном странном случае удачное сте­чение обстоятельств сделало коррекцию возможной. У мужчины было поражение второго поясничного позвонка с воспале­нием поясничной мышцы (psoasitis) в тече­ние долгого времени, и несмотря на макси­мальные старания, я не мог откорректиро­вать это состояние. Больной жаловался на то, что просыпался ночью от боли через каждые несколько минут. Я посвятил весь курс лечения поискам, если это возможно, положения относительного комфорта, в котором он мог бы отдыхать от боли без сильных болеутоляющих лекарств. В резуль­тате мы нашли такое положение высшей степени комфортности, но оно было удиви­тельно необычным. Трудно было поверить, что такой неподатливый (ригидный) пациент смог терпеть такое положение. Он был почти скручен клубком, таз повёрнут при­мерно на 45° и при боковой флексии около 30°. Пациент получил такое облегчение в этом положении, что он удерживал его и оставался в нём, пока я лечил другого па­циента. Когда я возвратился и вернул его в нормальное положение, он не почувствовал боли! Осмотр показал прекрасную коррек­цию поражения с улучшением свободной подвижности и снижением на две трети боли и чувствительности. Было трудно поверить в столь лёгкое выполнение коррекции в таком безнадёжно «невозможном» случае. Это явление слишком поразило, чтобы не обратить на него внимание.

Началось экспериментирование с дру­гими поражениями второго поясничного позвонка. У многих пациентов поражения были откорректированы таким же положением, какое оказалось эффективным для первого пациента. Большинство других пациентов реагировали на значительно меньшие видоизменения естественного положения тела. Опыт казался относитель­но безопасным, так как при изменении положения не требовалось никакой силы, и положение, которое давало немедленное облегчение, вряд ли могло вызвать повреж­дение. Постепенно время сохранения в положении для освобождения было сокра­щено с 20 минут до 10, а затем и до 5 минут. Успех удерживался в течение 90 секунд. После этого времени успех был непостоян­ным, хотя мы добивались прекрасного поло­жения для облегчения боли и чувствитель­ности в поражённом суставе.

Успех со вторым поясничным позвон­ком подтолкнул на попытки лечения других поражений. Некоторые результаты вызыва­ли удовлетворение, другие разочаровывали, но мало по малу мне стало ясно, что все остеопатические поражения могут спонтан­но корректироваться в положении освобож­дения, и что большой процент поражений данного сустава будет придерживаться паттерна положения, свойственного другим поражениям этого сустава.

За это время были найдены положения освобождения и комфорта для большого количества случаев, которые при осмотре оказались просто увеличением ненормаль­ных взаимосвязей костей. Происходящее было таким значительным, что я принял его как подтверждение диагноза.

Когда не сходились диагноз и лечение, я сомневался в своём диагнозе и полагался на положение освобождения как в диагнозе, так и в лечении.

Выявление закономерностей

Многие поражения можно откорректи­ровать при поставленном диагнозе увеличения ненормальных взаимосвязей костей. Случается, что диагноз не ясен. Нас убере­гает от бесцельного тестирования тот факт, что большинству поражений данного суста­ва свойствен определённый паттерн. За годы практики я смог составить перечень наибо­лее общих поражений. Нарушения в трех четвертях поражений с неясным диагнозом реагировали на выбор положения соответ­ственно указаниям составленного перечня, с небольшими изменениями. Этот перечень, который будет представлен позже, не для того, чтобы его слепо копировать, а для того, чтобы он был для занятого врача средством экономии времени, необходимого для раз­работки исследований. Врач не должен упускать из виду закономерности. Техники бывают успешными лишь тогда, когда они приводят к положению освобождения от боли и чувствительности. Если врач не уве­рен в диагнозе, то он пытается тестировать в основных положениях. Затем, если необ­ходимо, он переходит к выбору эффектив­ного положения методом проб и ошибок, поддерживаемый уверенностью в том, что такое положение есть для каждого повреж­дённого сустава. После некоторой практики врач не будет тратить много времени на каждое поражение.

Возможен ли такой простой и лёгкий метод коррекции? Как же он мог существовать и ускользать от внимания тысяч врачей-остеопатов все эти годы? И всё-таки впер­вые в январе 1963 года мне удалось найти первое упоминание о похожей работе в статье д-ра А. Рамнея из Остеопатического колледжа в городе Кёркевилле.

Перечисляя силы, которые могут использоваться для восстановления нор­мальной подвижности позвоночника, он называет:

«Врождённые корректирующие силы тела — если для пациента найдено соответственное положение, его собствен­ные естественные силы могут восстановить нормальную подвижность какого-либо уча­стка».

Представленный в работе материал показывает, что образование поражения происходило в намного более необычном положении, чем то, в каком мы нашли пора­жённые позвонки во время осмотра. В этом крайне необычном положении пациент не жаловался на боль. «Боль меня беспокоит, когда я начинаю выпрямляться». Чем силь­нее он выпрямляется, тем больше усиливается боль. Мышцы, которые были относи­тельно расслаблены при необычном поло­жении тела, напряглись при попытке убе­речь поражённый сустав от дальнейшего напряжения.

Происходит ли напряжение мышцы для того, чтобы как бы наложить лубок на этот сустав, чтобы уберечь его от движения назад в своё эксцентричное положение? Нет! Напряжение мышц сопротивляется любому движению в сторону от необычного положе­ния, в котором произошло поражение.

Даже самые тяжёлые поражения стано­вятся терпимыми, если вернуть их в положе­ние, в котором первоначально образовалось поражение, и только в это положение. Когда сустав возвращается в это положение, мышцы быстро и с готовностью расслабля­ются. Эти суставы не причиняют боли, пото­му что искривлены, они болят, когда их заставляют слишком распрямляться. Это и есть механизм стрейна. Защищающая мыш­ца — это «путы».

Напряжение мышцы не является результатом растягивания мышцы или реакцией на попытку уберечь сустав возвра­том в необычное положение. Как раз наобо­рот. Это защищающая реакция мышцы, которая предохраняет от дальнейших дви­жений в сторону из чрезвычайного положе­ния, при котором образовалось поражение.

Если мышца «А» защищена хрони­ческим сокращением, а мышца «В» не ограждена и не сокращена, хотя и растянута – это позволяет суставу легко возвращаться в необычное положение, которое приносит облегчение. Любое движение в сторону от необычного положения повышает напря­жение и защитную готовность мышцы «А». Чтобы приступить к спонтанной коррек­ции, расслабленного пациента помещают так, чтобы сустав вернулся в чрезвычайное положение, и удерживают это положение 90 секунд, затем возвращают всё ещё расслаб­ленного пациента к норме.

Обсуждение

В свете данного заявления, как обстоят дела с некоторыми нашими концепциями остеопатического поражения? Может ли увеличение деформирования принести немедленное освобождение от поражения, если основным фактором этого поражения являлись бы напряжение связок и других околосуставных тканей или компрессия проходящего нерва?

Похоже, что в другом случае увеличение деформирования будет усиливать боль из-за дальнейшего повышенного растяжения связок или из-за компрессии нервов. Мест­ный отёк немедленно начинает рассасы­ваться при достижении положения осво­бождения, но для этого требуется некоторое время. Что такое «освобождается», от чего может начаться рассасывание? У меня всё ещё нет на это удовлетворительного объяс­нения. И всё-таки это новое направление нарушило многие принятые концепции механизма возникновения и сохранения факторов остеопатического поражения.

Оказалось бы непосильной задачей проверить каждую мышцу и каждую связку, вовлечённую в поражение, чтобы доказать эту теорию.

Однако мы можем рассуждать в обрат­ном направлении. Сустав не гнётся, около­суставная ткань напряжена. Кажется, что сустав сопротивляется всякому движению. Положение при самом сильном сопротив­лении и боли противоположно положению первоначальной ненормальности. К при­меру, поражение левой латерофлексии осо­бенно сильно сопротивляется наклону в правую латерофлексию. Но даже самое острое поражение, с другой стороны, с готовностью подчинится пассивному дви­жению к увеличению диагностированного поражения и только в этом направлении!

Врач пальпирует напряженный участок, при этом устанавливая пациента в чрезвы­чайное положение. Когда найдено опти­мальное положение, происходит почти мгновенное расслабление напряжённых тканей, и оно настолько заметно, что его может почувствовать пальпацией любой врач-остеопат обычной квалификации. В это время, если пациенту задать вопрос, он ответит: «Вы сняли давление». Чувствуется, что локализованный отёк начинает сразу «таять», но для полного эффекта требуется несколько секунд. Возможно, удерживание сустава в течение 90 секунд в положении освобождения является фактором для эф­фективной коррекции.

Проявляется интерес к концепции о стазе мышц при поражении, но в чем заклю­чается этот внезапный «захват», вызыва­ющий стаз, и где это происходит? В течение длительного времени, казалось, что ничто не угрожает теории о деформировании студне­образного ядра (nucleus pulposus). Однако методы, приведённые выше, можно приме­нять как при всех суставных поражениях, так и поражениях позвоночника. Где же здесь «захват»? Что мы упустили? Что-то «схвачено» в суставе или вокруг него?

Что это, мы точно не знаем, но оно про­исходит в явном эксцентрическом положе­нии и уходит в паттерн стрейна, когда меня­ется положение. Происходит спонтанная коррекция, если это состояние удержива­ется в первоначальном, эксцентрическом положении, а затем во всё ещё расслаб­ленном состоянии происходит возвращение к норме. Как только врач добивается поло­жения освобождения, дальнейших усилий не требуется. Сустав может благополучно избавиться от постоянного стрейна, от кото­рого он долго страдал, и восстановить свою нормальную функцию в течение 90 секунд.

Специальные миофасциальные триггерные точки

Многие пациенты жалуются на чувстви­тельность в районе, удалённом от позво­ночника. Поскольку мои интересы были направ­лены на специфические поражения и специ­фические боли, то я всегда пытался устано­вить связь определённой боли и/или участка острой чувствительности со специфическим поражением. Но мы выяснили, что многие пациенты имеют столь смутное представ­ление о природе и распространении своих болей, что с точки зрения практикующего врача, участки острой чувствительности должны быть более определёнными. Таки­ми являются миофасциальные триггерные точки.

Эти триггерные точки оказывают цен­ную помощь при диагнозе любому врачу-остеопату, а также служат забавными отвле­кающими уловками, используемыми неко­торыми врачами при лечении.

При лечении с использованием положе­ния освобождения эти точки оказывают неоценимую помощь в том, чтобы не рабо­тать вслепую. К примеру, при поражениях нижних поясничных позвонков можно ошибочно принять околопозвонковую чувствительность 4-го позвонка за поражение 5-го поясничного позвонка; во многих случаях чувст­вительность вблизи от позвоночника может быть настолько слабой, что не позволяет быть уверенным в диагнозе. С другой сторо­ны, триггерные точки здесь располагаются в нескольких сантиметрах друг от друга и настолько остро чувствительны, что отме­тают все сомнения, которые внушает пора­жение. Тогда как слабое напряжение и чув­ствительность вблизи позвоночных суставов могут дать лишь неубедительное подтверж­дение успеха при поиске положения осво­бождения, боль на триггерной точке исчеза­ет, будто бы она страдала от недостатка энергии. Внезапно происходящее точное осво­бождение настолько полное, что даже не­инициативный пациент не подумает, что вы всё ещё пытаетесь найти нужное место. Врач понимает, что лечение проведено правиль­но, и об этом сразу же узнает пациент.

Некоторые триггерные точки, а может быть, даже и все, известны давно. Работы таких авторов, как Чапмен (Chapman), Трэвелл (Travell), Юдович (Judovich) и Бэтс (Bates), а также Йошио Нактани (Yoshio Nakctani), исчерпывающи. Триггерные точки, предлагаемые в данной работе для вашего удобства, легко найти, и они явля­ются определенным специфическим проявлением специфических поражений. Осво­бождение триггерной точки завершается только при освобождении сустава от поражения.

Хотя мы используем облегчение чувст­вительности в триггерной точке, как свиде­тельство правильного положения освобож­дения, мы лечим не триггерные миофасци­альные точки, а спинальные поражения. Напряжение и чувствительность вблизи спинального поражения облегчается не­медленно с облегчением триггерной точки.




© Авторы и рецензенты: редакционный коллектив оздоровительного портала "На здоровье!". Все права защищены.


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

nazdor.ru
На здоровье!
Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проектеКарта сайта β На здоровье! © 2008—2015
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".