Пользовательский поиск

Коррекция некоторых расстройств у детей

Расстройства поведения и обучения

Проводя обследование краниосакральной системы, пожалуй, наиболее частой проблемой, которую мы обнаруживаем у дошкольни­ков и младших школьников, является компрессия затылочных мыщелков. Эта пробле­ма связана с гиперкинетическим поведением, ненормальными страхами и невозмож­ностью сосредоточиться на значительное время. Коррекция компрессии ведёт к немедленному и заметному облегчению симптомов. Ребёнок с гиперкинезом часто засыпал на лечебном столе через минуту или две после проведения коррекции. В нашем опыте возврат проблемы компрессии мыщелков приводил к возвращению гиперкинетического синдрома.

Продолжение ниже

Метаболизм кетонов - фундаментальное значение для выживания нашего вида

... Ущерб от таких однобоких рекомендаций по питанию может быть очень серьёзным. Кетоновые диеты, такие как Аткинса, использовались для лечения детей с судорожными расстройствами, когда другое лечение не помогает. Медицинские исследования показывают, что эти диеты могут привести к серьёзным последствиям ...

Читать дальше...

всё на эту тему


Вновь добиться облегчения можно коррекцией дисфункции. Нам не приходилось более 4-х раз проводить коррекцию у ребёнка, чтобы получить длительный результат. Самый длительный контролируемый срок без возврата гиперкинеза или компрессии мыщелков составил чуть больше пяти лет.

До настоящего времени нам пришлось лечить более 50-ти случаев гиперкинеза. Кроме этого, я подготовил группу остео­патов (Общество остеопатов) в Великобритании для лечения подобным методом детей с гиперкинезом. До сих пор их результаты подтверждают наши собственные.

Следует отметить, что в некоторых случаях гиперкинетическое поведение улучшается при ограничениях питания и при других методах лечения.

Мы должны отметить эти факты по двум причинам:

  1. Во-первых, мы не утверждаем, что краниосакральная система является причи­ной всех случаев гиперкинетического поведения.

  2. Во-вторых, если вы согласны с тем, что воздействие краниосакральной системы имеет серьёзные последствия (например, на блуждающий нерв, гипофиз и т.д.), то становится понятным, что дисфункция краниосакральной системы может быть основной причиной непереносимости определённой пищи, при случаях понижения сахара в крови и тому подобного. Наш опыт позволяет нам считать, что компрессия затылочных мыщелков связана с гиперкинетическим поведением и реже, хотя и довольно часто, с ненормальными страхами детей.

В любом случае лечение безопасно; можно испробовать его и посмотреть на результаты.

Нам также пришлось лечить многих детей, у которых были проблемы с чтением, такие как дислексия. Возраст пациентов в группе доходил до 26-ти лет при среднем возрасте 12 лет. Мы обнаружили, что больше, чем у половины пациентов этой группы, нарушены функции височных костей и затылочно-сосцевидных швов. В настоящее время мы накопили примерно 65 случаев с подобной проблемой. Коррекция дис­функции оказалась эффективной почти в половине случаев лечения. Последним был 15-летний мальчик, который отмечает, что после четырёх сеансов нашего лечения и коррекции внутреннего вращения правой височной кости, он наслаждается чтением. Он объяснил, что теперь он может читать целые слова. Это изменение началось после первого сеанса лечения, когда была частично мобилизована правая височная кость. Он утверждал, что до лечения он воспринимал написанные слова небольшими частя­ми, состоящими только из 2-4-х букв. Специальный преподаватель этого мальчика присутствовал на всех сеансах лечения и подтверждал его успехи.

Мы не утверждаем, что все гиперкинезы, ненормальные страхи и дислексия вы­зываются дисфункцией краниосакральной системы. Мы утверждаем, что эти про­блемы функции мозга возможны, и они могут быть вызваны дисфункцией кранио­сакральной системы. Если проблемы существуют, улучшение функции мозга, насту­пающее после физиологической коррекции, бывает немедленным и впечатляющим. Это не позволяет сомневаться в том, что существует взаимосвязь причины и следствия.

Церебральный паралич

До настоящего времени мы лечили 14 случаев спастического церебрального пара­лича. Мы используем многие терапевтические методики, освобождая ограничения фасции и мышц в то же самое время, когда мы освобождаем черепные ограничения.

По крайней мере, во всех этих случаях нам удалось помочь при спастичности. В трех особенно ярких случаях удалось почти полное исцеление от спастической геми­плегии. Одним из них был мальчик 3,5 лет, у которого правая сторона была спастичной и парализованной. Мальчик мог передвигаться, только ползая по полу, и двигаться влево, напоминая движения краба. Он мог активно пользоваться левой рукой и ногой, чтобы подтянуть правую сторону. Он должен был подтянуть руку и ногу, затем под­тянуть тело, чтобы сдвинуться налево. У мальчика было косоглазие. Он не мог жевать, поэтому всю пищу он получал молотой. Позже мы обнаружили, что у мальчика были постоянные головные боли, боли в правой руке и ноге, а также в правой части области диафрагмы.

После третьего сеанса лечения он встал на ноги и вдруг пошёл. После тридцати сеансов мальчик мог стоять прямо и сохранять равновесие, у него появились правиль­ные движения и координация всех конечностей. Он смог жевать и ел пищу вместе со всеми членами семьи. Ему больше не требовался особый уход. Мальчик сказал нам, что все «человечки в моём теле, которые причиняли мне боль», покинули его. При усталости у него иногда проявлялось косоглазие правого глаза. Все эти улучшения наступили в течение года после первого сеанса лечения.

Основная коррекция пришлась на левый венечный шов, который был сильно ограничен и угнетён изнутри. Во время 3-го сеанса лечения этот шов был мобилизован, и угнетение прошло. На следующий день мальчик разбудил свою мать в 4 часа утра и заявил, что он хочет походить. И он пошёл. Сейчас он катается на трёхколёсном вело­сипеде и посещает уроки танцев.

Второй случай был с 9-летней девочкой. Спастичность правой руки (предплечье и кисть) была у неё наиболее серьёзным симптомом. Правая нога была спастичной, но в меньшей степени, чем рука, а также была короче и тоньше левой. Девочка ходила прямо, но с трудом. Проблема, которая заключалась в левом венечном шве, как и в предыдущем случае, была выявлена и откорректирована. Сразу же произошло замет­ное уменьшение спастичности. Сейчас её только беспокоит короткая и менее развитая правая нога. Координация движений правой руки прекрасна. Девочка находится под остеопатическим наблюдением по поводу дисфункции таза, как следствие укорочен­ной и плохо развитой правой ноги.

В третьем случае представлена пятилетняя девочка, у которой был паралич четы­рёх конечностей. Она не могла даже ползать. Освобождение всего венечного шва (лобная кость была угнетена и передние края теменной кости задавлены) вызвало яркое освобождение от спастичности. После восьми сеансов лечения девочка начала ползать и стоять. Сейчас она может ходить и даже карабкаться.

В других 11-ти случаях нам удалось достичь улучшения. Мы подозревали, что некоторые из них смогут добиться разительных изменений, когда нам удастся выявить и откорректировать «ключевые нарушения».

Аутизм

До настоящего времени мы лечили 118 детей, которым разными специалистами был поставлен диагноз аутизма. Мы не очень уверены, что у всех этих детей был пра­вильный диагноз.

Те дети, у которых классическая форма аутизма проявлялась в поведении, пока­зали похожие типы ограничений в краниосакральной системе. Это заставило меня воспользоваться «слепым тестом» при обследовании 63-х детей, которых считали боль­ными аутизмом и большинство родителей, которые состояли на учете в Национальной Ассоциации для аутичных детей. Эти дети, которых я обследовал «слепым» методом, первоначально были оценены доктором Римбландом (Bernard Rimbland), директором Исследовательского института детского поведения в городе Сан Диего, Калифорния. Я оценивал детей по трём шкалам. Сначала измерялись ограничения оболочек, затем костные ограничения краниосакральной системы по шкале от 0 до 10 (0 — обозна­чение без ограничения, а 10 — самые сильные ограничения). Третье измерение касалось врождённой энергии краниосакральной системы: от -3 до +3.

Дети, поведение которых казалось более «шизофреничным», не показали ни силь­ных ограничений, ни большой энергии краниосакральной системы. На деле выяви­лось другое: границы не показывают значительных ограничений, но существует ощути­мое ритмическое движение краниосакральной системы. Когда проводите активный тест движения, система откликается на индуцированное вами движение, но слабо про­являет собственную врождённую подвижность.

Оценка детей, которых я считал шизофреничными, оказалась ниже по мембран­ному ограничению (0, 1 и т.д.) и отрицательной по врождённой энергии (-3, -2 и т.д.) Дети с большим проявлением аутизма показали +9 или +10 по мембранному огра­ничению и +3 по врождённой подвижности. Другие поведенческие нарушения обычно проявлялись как костные ограничения и были локализованы.

Костные ограничения имеют жесткое свойство. Ограничения мембран, упругие или эластичные, стремятся уступить вашей проявленной извне тестирующей силе. Они возвращаются к ограничению, когда вы снижаете силу.

В результате этой работы я могу утверждать, что когда у ребёнка выражена более классическая форма аутизма, то более серьёзные ограничения проявляются в твёрдых оболочках его краниосакральной системы. Я также чувствую, что у таких детей очень высокий уровень врождённой энергии при ограничении системы оболочек.

Из этой работы можно сделать вывод, что данные д-ра Римланда (Rimbland) по оценочной шкале для аутизма положительно совместились с моими оценками мем­бранных ограничений на уровне 0,01.

Это предварительная работа, и она будет расширена, но результаты оказались довольно обещающими.

Основываясь на этих предварительных материалах, я не считаю, что шизофрения этиологически связана с ограничениями функции краниосакральной системы. А аутизм может быть с этим связан. Опыт лечения аутизма подсказал нам мысль о том, что один и тот же ребёнок может одновременно болеть шизофренией и аутизмом. Поскольку аутизм реагирует на краниосакральную коррекцию, то у некоторых наших детей шизофрения проявилась в более чистом виде.

Сеансы лечения краниосакральной системы детей с более классическими формами аутизма должны проходить по специфической схеме коррекции. Представляем последовательность лечения:

  1. Найдите участок в системе, который двигается; неважно, где он находится и насколько нарушен его паттерн движения. Новичку может показаться, что вся краниосакральная система замкнута наглухо. Поверьте нам: где-нибудь обязательно есть движение. Распространите дальше то движение, которое вы обнаружили. Постепенно область движения будет расширяться, и другие части системы начнут понемногу двигаться. При лечении детей с аутизмом удобно работать парами. Будьте начеку и постарайтесь воспользоваться каждым движением, которое вы сможете получить.

  2. Попытайтесь провести переднезаднюю декомпрессию основания черепа. Это может потребовать определённых усилий, но со временем эта попытка может оказаться успешной.

  3. Снимите компрессию с пояснично-крестцового сустава. Если вы работаете в паре с коллегой, то эту процедуру можно провести одновременно с проведением декомпрессии основания черепа.

  4. Сбалансируйте основание черепа и крестец. Освободите диафрагмы между ними. Когда проведены соответствующие коррекции, полностью исчезает или значительно ослабевает поведение самоистязания: битье головой, кусание кистей или запя­стий. Такое улучшение поведения бывает непроизвольным. Мы утверждаем, что длительная внутренняя головная боль утихает при декомпрессии. Ребёнок может хорошо заблокировать неконтролируемую внутреннюю головную боль вызванной им самим, но контролируемой внешней болью. Ребёнок даже может стимулировать выде­ление эндогенного опиата (эндорфин) с помощью вызванной им самим боли и при помощи такого средства получить некоторое улучшение. Битьё головы легко предста­вить как вызываемую боль, или же оно может оказаться инстинктивной попыткой ребёнка мобилизовать краниосакральную систему. На этом уровне коррекции часто происходит другое изменение, а именно, прекращается полностью или частичное сосание большого пальца. Тщательные наблюде­ния показали, что так называемое сосание пальца вовсе не сосание, а твёрдый нажим на свод рта. Просто надо вспомнить анатомию верхней челюсти, твёрдого и мягкого нёба, сошника и клиновидной кости, чтобы понять, что это добровольное давление на свод рта может представлять попытку ребёнка мобилизовать основание черепа. Более того, после завершения декомпрессии больные аутизмом дети начинают активно участвовать в лечении. Они часто выражают положительное отношение к краниосакральному лечению и иногда подсказывают, куда терапевту следует помес­тить свои пальцы во время сеанса лечения. И почти всегда они указывают правильно.

  5. После освобождения от переднезадних компрессионных ограничений, и когда основание черепа сбалансировано в достаточной степени, мы не можем двигаться дальше, пока не будут исправлены соматические ограничения фасции. Эта методика лечения требует участия нескольких человек. Во время этой фазы лечебного процесса мы ожидали много эмоциональных реакций. Это могли быть плач, смех, визг или вся гамма эмоционального выражения, но никогда, однако, ребёнок не пытался прекратить или протестовать против данной фазы лечения. Именно во время этой фазы лечения мы увидели, что больные аутизмом дети проявляют эмоции и творческие способности. Может также значительно улуч­шиться общительность.

  6. Следующая фаза лечения включает латеральную декомпрессию основания черепа. Воспользуйтесь ушами, как рычагами, и двигайте височные кости вбок; затем мобилизуйте их.

После того как выполнены выше названные коррекции, вы можете лечить краниосакральную систему больного аутизмом ребёнка, как вы бы лечили любого другого. Лечите то, что обнаружите. Это может занять целый год еженедельных сеансов лечения, чтобы добиться такого уровня коррекции. Важно, чтобы родители и учителя чувствовали и понимали те изменения, через которые может пройти их ребёнок. Когда начинает появляться эмоция, её следует поощрять. Как только возникает творческая активность, её тоже надо поощрять. Мы не знаем, насколько продвинутся успехи ребёнка, больного аутизмом, когда повышен уровень функционирования кранио­сакральной системы, но наши наблюдения заставляют нас верить, что есть основание для надежды и потребность в совместных усилиях родителей, учителей и остеопатов.




© Авторы и рецензенты: редакционный коллектив оздоровительного портала "На здоровье!". Все права защищены.


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

nazdor.ru
На здоровье!
Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проектеКарта сайта β На здоровье! © 2008—2015
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".