Пользовательский поиск

Спасибо, КСТ-ТЭО!

Я напомню вам, что моя работа с краниосакральной системой началась в начале семидесятых годов. Так как углубление в работу с краниосакральной системой продолжалось и развивалось и течение всех этих лет, внутренне я всегда был готов осваивать новые знания в этой области, искать применение новаторских решений. Я описываю некоторые направления, с которыми работаю сейчас и которые по меньшей мере частично, если не целиком, выросли из моих исследований краниосакральной системы, способов обследования и лечения пациентов при помощи краниосакральной терапии (КСТ).

Продолжение ниже

Энергия оргазма

... вспоминайте чувство оргазма как ярчайшее проявление непрерывной волны ощущений взаимного удовольствия. Самый простой способ воспринимать энергетику, которая генерируется в сексуальном соприкосновении между вами и партнером, — ощущать эмоциональность как живое тепло , излучаемое ...

Читать дальше...

всё на эту тему


Самая сложная задача — не растеряться и адаптироваться к сложностям, работая сразу во многих областях одновременно. Это удивительная практика — постоянно быть открытым и нацеленным на решение широкого спектра проблем. Все это требует мобилизации ответственности, а это в свою очередь требует способности доверять. С самого первого знакомства с краниосакральной системой я понял, что доверие — это ответ на многие тревоги и беспокойства нашей жизни, на то, что заставляет не спать по ночам, когда столько всего хочется решить.

Лечение с помощью нескольких терапевтов одновременно

В нашей работе мы зовем этот способ — «многорукая методика». То есть, по меньшей мере, два терапевта работают в одно и то же время с одним и тем же пациентом. Еще чаще три или четыре терапевта работают одной командой над одним пациентом. Бывали случаи, когда мы работали над одним больным вдесятером. Но чаще всего многорукая методика включает трех или четырех терапевтов, а следовательно, шесть-восемь рук, оказывающих лечебное воздействие.

К использованию многорукой методики меня привело преподавание практики наших методов. Поскольку краниосакральная терапия требует наглядного показа с помощью рук, мне казалось, что лучший способ научить — это держать руки студента на теле пациента в тот момент, когда я с ним работаю, чтобы студент мог почувствовать изменения, возникающие в организме в ответ на применение методик краниосакральной терапии. Ситуация переворачивалась на 180 градусов, когда приходило время проверить уровень навыков студента. Я просил студента произвести заданный набор манипуляций с краниосакральной системой, а сам в это время фиксировал, как отзывается организм пациента на действия студента.

Вскоре я начал просить студентов выполнить определенные действия, которые в то же самое время дополнял своими манипуляциями. Я стал понимать, что такое лечение было гораздо эффективнее и занимало меньше времени, и поэтому стал просить студентов не ограничиваться только наблюдениями.

Тогда, в начале 1997 года, «многорукая» методика развилась до той стадии, когда уже не учащиеся, а достаточно продвинутые терапевты-практики начали работать вместе над пациентом. Мы мало говорили, но каждый член лечебной команды чувствовал одно и то же, в результате работа каждого терапевта почти всегда вносила свой вклад в общий лечебный эффект, достигнутый командой. Довольно часто один из терапевтов является «капитаном команды», что означает: если по ходу лечения возникают какие-либо вопросы, то за лидером остается последнее слово. Несогласия между терапевтами во время групповой работы с пациентом крайне редки. Когда возникают разногласия относительно лечения или диагноза, то все «эго» знают свое место. Обычно достаточно одного или двух слов, чтобы разрешить любые недоразумения, которые могут возникнуть.

За годы стало абсолютно ясно, что совершенно необязательно, чтобы все участники лечебного сеанса были знакомы друг с другом до начала его проведения. Это стало мне понятно из собственного опыта, потому что я вел много семинаров наставнического типа для групп, состоявших из пяти — десяти человек. Эти люди могли приехать из отдаленных районов страны. Иногда маленькая группа была интернациональной. Между участниками мог возникнуть языковой барьер, но он значил очень мало. Обычно в течение нескольких минут практиканты из разной среды начинали работать как единая команда.

Это иногда напоминает мне дни, когда я играл на пианино в джазе, чтобы оплатить обучение. Довольно часто, когда нас приглашали в клуб или на танцплощадку, трое или четверо из нас, распаковывая инструменты и готовясь к «настройке», встречались впервые. Нам предстояло играть вместе в течение следующих четырех-шести часов. Но к концу ночи мы обычно чувствовали, будто знаем друг друга долгие годы. Чаще всего, проиграв половину первой мелодии, мы уже настраивались на одну волну. Если кто-то из группы к концу второй или третьей песни на эту волну не настраивался, было ясно, что он и не настроится, потому что его музыкальное искусство или вкус не подходит под остальную группу. Если такое случалось, то остаток ночи для «выпавшего» музыканта проходил впустую и больше он не играл с нами.

Подобное взаимопонимание развивалось во время групповых сеансов краниосакральной терапии. Как бы там ни было, я верю, что в группах краниосакральных терапевтов эта связь сильнее, развивается быстрее, меньше участником «выпадают» из группы и «телепатические» и «энергетические» связи внутри группы во время сеанса гораздо сильнее и напряженнее, чем в музыкальных группах, где мне случалось играть.

Зачем мы используем групповую терапевтическую работу? Главная причина кроется в том, что состояние пациента улучшается в арифметической прогрессии и гораздо более эффективно. Раньше я верил, что, работая в одиночку, мог сделать для пациента все, а группа могла лишь дополнить это, используя «многорукую» технику. Теперь я в это больше не верю. Я видел, что происходило с пациентами во время групповых сеансов, и уверен, что я бы никогда не смог сделать такую работу один, сколько бы времени ни трудился.

Есть еще причины, по которым групповая методика работает гораздо эффективнее. Прежде всего, навыки каждого отдельного терапевта, кажется, распространяются на всю группу. Именно в группе каждый член команды более осознанно и искусно работает, чем если он работает один. Создается что-то вроде «общего центра знания» группы терапевтов, и каждый из них обладает знанием в целом. Таким образом, уровень мастерства не просто возрастает. Он растет, по крайней мере, в арифметической, если не в геометрической прогрессии. То же самое можно сказать об энергетике и настрое всей группы. Временами эффект групповой работы кажется просто волшебным. Я уверен, что если бы того же самого пациента лечили индивидуально по очереди все члены группы, терапевтический эффект такого последовательного лечения был бы гораздо ниже, чем эффект от группового сеанса.

Ясно, что стоимость группового сеанса гораздо выше, но я твердо убежден, что этот вид работы стоит потраченных денег. Он идеален для сложных, хронических заболеваний, не поддающихся обычным методам лечения.




© Авторы и рецензенты: редакционный коллектив оздоровительного портала "На здоровье!". Все права защищены.


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

nazdor.ru
На здоровье!
Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проектеКарта сайта β На здоровье! © 2008—2015
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".