Пользовательский поиск

Яды пауков – испанского и кубинского тарантула (Tarentula hispanica et cubensis)

Попытаемся воссоздать из весьма ограниченных и разрозненных данных лекарственную картину Tarentula cubensis (яда тарантула) – средства, которое готовится из протухшего кубинского таран­тула и оказывает удивительное целебное действие при многих септических состояниях; тем не менее, Tarentula не относится к разряду хорошо известных лекарств нашей Materia Medica. Это очень интересное и единственное в своем роде средство, нашедшее применение при весьма серьезных болезненных расстройствах, особенно нервного и психическо­го характера, и, подобно всем остальным гомеопатическим препаратам, оно оказывает неоценимые услуги в тех случаях, которым оно соответствует.

Продолжение ниже

Пикриновая кислота (picricum acidum)

... от умствен­ных занятий; эта особенность касается не только болей в позвоночнике, но и артралгий. В связи с этим уместно будет упомянуть о яде паука Theridion, ярким симптомом которого является жжение в поясничной области; однако это лекарство отличается чрезвычайной чувствительностью ...

Читать дальше...

всё на эту тему


Яду тарантула свойственны интенсивно выраженные, мучительные недомогания. Не обладая специфической силой, присущей другим нашим средствам, повреждать опре­деленные органы и части тела, она способна подвергать тело и душу сильным, мучи­тельным страданиям, оказывая чрезвычайно разрушительное действие на поведение несчастной жертвы и приводя в тревожное замешательство друзей и близких. Стало быть, Tarentula – могущественное средство от спазмов и судорог, а также «истерии с ее многочисленными проявлениями» (Кларк).

После укуса тарантула пострадавший поет и танцует, выказывая экстравагантное поведение и полную потерю контроля над собой; музыка и танцы оказывают на таких людей лечебное воздействие.

Для яда тарантула характерна поразительная чувствительность не только к музыке, но и к цвету: «неприятный цвет может вызывать сердечные недомогания».

Этому средству присущи внезапные перепады настроения, напоминающие карти­ну Crocus, но у пациента Tarentula веселость и смех внезапно сменяются недоброже­лательностью и злобностью, приступообразным помрачением рассудка, при котором пациент наносит увечья себе и другим, рвет и ломает вещи. Внезапные неистовые проявления или коварные разрушительные действия являются, насколько нам извест­но, очень характерными, уникальными симптомами этого лекарства. Затем пациент может раскаиваться и просить прощения за свои поступки.

«Притворяется больным», говорится в «Реперториуме»: пациентка Tarentula си­мулирует любые припадки, например обмороки, наблюдая украдкой за реакцией ок­ружающих. Невероятная проворность: выскакивает из постели и тут же что-то бьет или ломает, прежде чем можно воспрепятствовать этому.

И еще: сильное беспокойство, особенно в руках и ногах.

Далее, страх: неопределенный страх; страх, будто что-то должно случиться; боязнь несуществующей опасности; мерещится что-то ужасное там, где ничего нет.

Мочевые симптомы яда тарантула напоминают Cantharis. Кожные и септические про­явления (абсцессы, карбункулы и т.д.) похожи на Tarentula cubensis.

Многие из наших авторитетных руководств по Materia Medica умалчивают о Tarentula, но д-р Кларк рассказывает об этом средстве немало интересного.

Он говорит, что «тарантизм» представляет собой танцующую манию у людей, уку­шенных тарантулом, или у тех, кто воображает себя укушенным этим пауком. Лечени­ем являются музыка и танцы.

Кларк приводит впечатляющие примеры таких случаев, в которых представлены ведущие характеристики яда тарантула:

«Темно-красная или баг­рянистая отечность кожи и тканей. Хореические движения; беспокойство; ощуще­ние неминуемого удушья, улучшение самочувствия от музыки, которая сначала воз­буждает, а затем приносит облегчение; периодичность – ежегодные рецидивы в одно и то же время, совпадающее с датой укуса».

«Беспокойство особенно касается нижних конечностей и сопровождается желанием плакать; должен постоянно двигаться, хотя прогулка вызывает усиление всех симпто­мов... Многие психические симптомы, “соответствующие самым разнообразным истерическим проявлениям”, были связаны с половыми расстройствами».

Нэш говорит: «Подобно другим паучьим ядам, этому яду свойственны выраженные не­рвные симптомы. Он действует также на матку и яичники и вообще на женские половые органы. “Яд тарантула показан в случаях гиперестезии или полнокровия этих органов, что влечет за собой общие истерические реакции, состояние, напоминающее спинномозго­вую неврастению, чувствительность и болезненность спины, чрезвычайное беспокойство и повышенную восприимчивость к волнующим впечатлениям, особенно музыке...” Су­дорожные мышечные подергивания в сочетании с другими расстройствами всегда натал­кивают на мысль об этом лекарстве. Это средство еще не изучено полностью».

Фаррингтон говорит: «Укушенное место опухает и бледнеет, лимфатические железы уве­личиваются в размерах. Если укус пришелся в шею, поражается клетчатая ткань, вслед­ствие чего возникает отек темно-красного или багрянистого цвета. Кажется, что постра­давшему не избежать смерти от удушья, как вдруг у него открывается носовое кровотечение с выделением темных сгустков, и это приводит к облегчению страданий. Сильная пульсация сонных артерий свидетельствует о мозговом полнокровии, но, несмотря на это, лицо имеет бледный, землистый цвет... Нервные симптомы присущи всем паучьим ядам, но Tarentula в большей степени, нежели другие представители этой группы лекарств, соот­ветствует картине истерии... Музыка буквально сводит пациентку с ума. В отсутствие наблюдателей с женщиной не случается истерических припадков, но как только на нее обращают внимание, у нее тут же возникают судорожные подергивания...».

Яд тарантула бывает полезен при раке языка, а также «фиброзных опухолях матки, сопровождающихся выделением бледной, водянистой крови».

Голод в сочетании с сильной жаждой: постоянное желание больших количеств хо­лодной воды. Или потеря аппетита.

Желание сырых продуктов.

Отвращение к хлебу, жареному мясу.

Непрекращающаяся жажда.

Мышечные спазмы в эпигастральной области.

Особенность многих пищеварительных симптомов этого средства заключается в том, что они сопровождаются болями невралгического или застойного характера в той или иной половине головы, лице, ушах, зубах, скуловых костях.

Ведущий симптом – истерия.

Примечательные симптомы, имеющие важное диагностическое значение

  • Сильное возбуждение, вызванное музыкой; спустя час после этого – общая обиль­ная потливость.

  • Приступообразное умопомешательство: бьет себя по голове, выдергивает волосы; жалуется, выражает недовольство; угрожает, царапает себя; беспокойство; надетая одежда вызывает раздражение; беспокойные ноги; угрожает смертью; выходит из себя при приступе сильной головной боли; широко открытые, блестящие глаза.

  • Видит мелкие фигуры, парящие перед глазами.

  • Истерия в сочетании с горькими отрыжками.

  • Поет, танцует, кричит; чрезмерная веселость.

  • Нелепая и похотливая истерия; необходимость удерживать пациентку силой.

  • Мерещатся пугающие чудовища и звери или различные несуществующие вещи, лица, насекомые, привидения.

  • Симуляция: симулирует обмороки, наблюдая украдкой за реакцией окружающих.

  • Молчаливый, раздражительный; желание бить себя и других.

  • Чрезмерная склонность смеяться и шутить.

  • Смеется, бегает, танцует, жестикулирует; поет до хрипоты и изнеможения.

  • Грусть, печаль и нравственная депрессия возникали практически всегда не только у жертв укуса тарантула, но и в ходе многочисленных лекарственных испытаний.

  • Непреодолимый страх; пытается найти причину его; стремится к одиночеству, что­бы подумать над этим, хотя на самом деле такой причины не существует.

  • «Постоянный страх, будто сейчас что-то случится и помешает мне завершить рабо­ту; я вздрагиваю и поспешно перехожу с места на место из-за страха, что на меня вот-вот что-то упадет; во время прогулки я внезапно останавливаюсь и быстро отклоняю голову вбок, так как боюсь столкнуться с воображаемым предметом, парящим в воз­духе в нескольких дюймах от моей головы».

  • Сильное желание побыть одному в сочетании со страхом одиночества.

  • Изменчивое настроение: быстрый переход от радости к печали, от навязчивых идей к душевной тревоге.

  • Не понимает, о чем его спрашивают; не узнает людей, с которыми ежедневно видел­ся; не может прочесть знакомые молитвы.

  • Соответствует нервному смеху; желание шутить, играть и смеяться.

  • Чрезмерная веселость.

  • Сильное возбуждение, вызванное музыкой; затем – общая обильная потливость.

  • Внезапные коварные разрушительные действия, которые заставляют окружающих постоянно быть начеку, чтобы предотвратить повреждения.

  • Угрожает разрушением и смертью.

  • Внезапно убегает от своих спутников, сметая украшения с каминной полки; говорит, что сожалеет о содеянном, но ничего не может с собой поделать.

  • «Непослушный разрушитель»; забавный и неунывающий.

  • Приступы истерического психоза, возникающие ежедневно в одни и те же часы: сначала придирчива и уныла, а затем внезапно становится чрезвычайно возбужденной, бьет и оскорбляет всех, крушит, ломает все, что попадается под руку, рвет на себе одежду, смеется и поет; насмехается над стариками, над их преклонным возрастом; попытки удержать ее вызывают неистовую ярость; приступы заканчиваются коматозным сном.

  • Выскакивает из постели, разбивая и ломая все, что попадается под руку, причем делает все настолько проворно, что этому невозможно помешать.

  • Головная боль с ощущением, будто на голову и туловище потоком льется холодная вода.

  • Сильная головная боль, сопровождающаяся ощущением, словно в мозг вонзились тысячи иголок.

  • Затылочная боль, как от удара молотком, отдающая в виски.

  • Жжение, обжигающий жар в затылке.

  • Боль по ходу правого верхнечелюстного нерва, сопровождающаяся щекочущим ощущением в желудке.

  • Ощущение, словно в желудке двигается или трепещется живое существо, которое может перемещаться к горлу.

  • Диабет: постоянное желание сырых продуктов. Отвращение к мясу; полиурия.

  • Непроизвольное мочеиспускание при кашле, смехе, малейшем напряжении.

  • Прекордиальная тревога, возбужденное сердцебиение.

  • Стреляющая боль в сердце и артериях левой половины грудной клетки, отдающая в левую руку; прикосновение одежды очень болезненно.

  • Опухоли в области позвоночного столба.

  • Необычные цветовые галлюцинации.

  • Тревога в области сердца при взгляде на неприятный цвет.

  • Стенокардия.

  • Прекордиальная тревога; возбужденное сердцебиение; дрожание и подавленность, как бывает с перепуганным человеком.

  • Прекордиальная тоска; не чувствует, как бьется сердце. Постоянное желание свеже­го воздуха. Сердце останавливается, и пациент боится умереть.

  • Правый зрачок сильно расширен, левый сужен. Потеря зрения на правый глаз до тех пор, пока расширенный зрачок не сузится.

  • Лицо выражает ужас.

  • Бледное, землистое лицо являет собой резкий контраст с багровой шеей.

  • Жжение и потливость ладоней.

  • Боль в нижней челюсти с ощущением, будто все зубы вот-вот выпадут.

  • Онанизм; сильнейшая нимфомания. Нимфомания (nymphomania; греч. nymphe – невеста + mania – безумие, страсть, влечение) – патологически повышенное половое влечение у женщин, проявляющееся безудерж­ным стремлением к половому сближению с различными партнерами.

  • Сильный, невыносимый зуд вульвы.

  • Ужасный зуд с ощущением, будто по телу ползают насекомые.

  • Ощущение, словно по коже ползают черви или насекомые.

  • Зуд, жжение, ощущение ползающих мурашек; экхимозы. Болезненные везикулез­ные и особенно пустулезные высыпания.

Д-р Кент, не написавший отдельной лекции о Tarentula, приводит случай, иллюстрирую­щий одну из особенностей действия этого лекарства:

«Вращение из стороны в сторону для облегчения недомоганий – характерная черта яда тарантула. Мужчина, страдавший упор­ным запором, при котором слабительные уже не помогали, в отчаянии метался в кровати в разные стороны и стонал. Прием яда тарантула тут же успокоил его, а два дня спустя у пациента нормализовался стул, с которым с тех пор у него больше не было проблем».

Пару лет назад в детском отделении Лондонского гомеопатического госпиталя лечи­лась девочка, страдавшая хореей, причем на фоне лечения ей не становилось лучше. Во время врачебных обходов она производила впечатление робкого, застенчивого ре­бенка. Однако медсестра охарактеризовала ее «хитрой лисой»: как только девочка убеждалась в том, что за ней никто не наблюдает, она тут же начинала рвать книги и крушить попадавшиеся ей под руку игрушки.

В ходе дальнейшего наблюдения за ребенком выяснилось, что она проявляла необыч­ную чувствительность к музыке: когда в палате включали радиоприемник, девочка тут же начинала прыгать и танцевать. Назначение Tarentula увенчалось полным успехом.

Я хочу привести еще одну историю, опубликованную в журнале «Врач-гомеопат» (The Homeopathician) в октябре 1913 года. Он демонстрирует, насколько эффективным может оказаться применение яда тарантула в тех случаях, где симптомы (особен­но психические) ясно указывают на это средство.

Умопомешательство – Tarentulahispanica (д-р Макдоноф, США)

«14 марта 1912 года. Мисс П., высокая, изящная 18-летняя девушка с болезненной внешно­стью, обратилась за помощью за два месяца до окончания средней школы. Налицо была картина переутомления. В течение последней недели она жаловалась на интенсивную боль во лбу и затылке, которая усиливалась после занятий и при ходьбе. Боль позади глаз­ных яблок. Пик ухудшения самочувствия приходился на вечерние часы. Повышенная чувствительность к холоду. Чрезвычайная раздражительность. Частый кашель, усиливающий­ся в покое. Облегчение самочувствия в теплой комнате. Желание сладостей. Скудное пото­отделение. После тщательного анализа случая с помощью реперториума пациентке была назначена Sepia 200 с блестящим результатом. Хорошее самочувствие сохранялось в тече­ние нескольких месяцев. В октябре она упала с лошади и, невзирая на отсутствие телесных повреждений, пережила сильный испуг.

12 октября 1912 года. Аменорея. Потеря аппетита. Запор. Выраженная зябкость, усили­вающаяся в закрытом помещении. Раздражительность и нежелание кого-либо видеть. Ухудшение самочувствия от тепла и холода, облегчение в покое. Головная боль при пробуждении от сна. Стремление к прохладе. Ощущение тяжести в желудке после еды. Учитывая успешное назначение Sepia несколько месяцев назад, девушке было предло­жено повторить прием этого средства. Однако Sepia не сработала, из-за чего пациентка не пришла на повторную консультацию, а обратилась за помощью к врачу Старой школы, который вместе со своим коллегой остеопатом лечил девушку от аменореи до середины февраля 1913 года. В результате лечения пациентка стала очень нервной, бледной, беспокойной и похудела на 11 килограмм. Аллопат посоветовал ей поехать на запад, так как считал, что тамошний климат пойдет ей на пользу. Остеопат заявил, что девушка находится на грани умопомешательства.

Следующим шагом была консультация невропатолога из Иова Сити. Он расценил ее состояние как удовлетворительное и посоветовал хорошее питание для того, чтобы набраться сил. С этой целью девушке назначались сильные желудочные стимуляторы, подобные тем, которые она уже принимала, однако на четвертый день лечения она стала настолько неуправляемой, что родственники вновь обратились ко мне. Я нашел пациентку в весьма плачевном состоянии и решил попросить совета у д-ра В. Аллена (W.G. Allen) из Барнес Сити, который славился тщательно выверенными гомеопати­ческими назначениями. Я был уверен в том, что сообща мы сможем помочь бедняж­ке. Девушка была очень возбуждена и беспокойна. Родственники совершенно не мог­ли совладать с нею. Экзальтация; желание, чтобы все вокруг находилось в движении. Постоянно гоняла по комнате кота, приговаривая, что не выносит вида этого ленивого существа. Заставляла отчима двигаться, что-то делать, а не сидеть весь день сложа руки. Все окружающие должны были находиться в постоянном движении. Настойчиво тре­бовала накрывать на стол, выкладывала много еды на тарелки, но сама ничего не ела из-за боязни растолстеть. Торопливость, быстрая ходьба; постоянное пребывание в движении. Внезапно хватала школьные учебники и начинала заниматься физикой и геометрией; заставляла учителя музыки давать ей уроки; часами упражнялась в игре на фортепиано. Раздражительность, злобность. Нарушение сна; отказ ложиться спать до глубокой ночи. Никогда не устает; постоянно пребывает во взвинченном состоя­нии; никогда не расслабляется. Отвращение к запаху горящего камина. Зябкость, чув­ствительность к холоду. Постоянная плаксивость. Влечение к соли: обильно посыпает ею все, что ест. Ест много шоколадных конфет. Пьет свежевыжатый лимонный сок, «чтобы похудеть». Носовые кровотечения: выделение ярко-красной крови из правой ноздри. Кожные покровы болезненного цвета. «Клубничный язык». Обилие белка в моче. Температура тела – 36°С. Пульс в положении стоя – 67 в минуту, сидя – 60. Анализ случая с помощью Реперториума привел к двум средствам – Natrium muriaticum и Sulphur, выбор между которыми представлял большие затруднения.

Назначение Sulphur 200 привело к стабилизации состояния, но заметного улучше­ния не наступило. Д-ра Аллена срочно вызвали в Рочестер, и я был весьма огорчен его отъездом. Спустя несколько дней последовало назначение Natrium muriaticum, однако и оно осталось без ответа. Пациентка по-прежнему пребывала во взвинченном состо­янии с утра до ночи и отказывалась от еды. Жить рядом с ней было просто невозмож­но. Страх растолстеть, несмотря на худобу (вес – 30 кг). Очередной анализ случая был начат с рубрики «Отказ от еды». Arsenicum album, казалось, покрывал все симптомы. Назначен Arsenicum album 200, который поначалу устранил беспокойство и зябкость, однако по прошествии нескольких дней девушке вновь стало хуже. Я сообщил об этом случае д-ру Кенту и вскоре получил от него телеграмму: «Дайте пациентке Tarentula hispanica 10m». Это лекарство полностью соответствовало моей подопечной, и я не понимал, как можно было не увидеть то, о чем ясно свидетельствовала картина случая!

Спустя три часа после приема яда тарантула состояние девушки совершенно изменилось. До того она постоянно прогоняла мать из комнаты, не позволяя ей прика­саться к себе; теперь она хотела все время быть рядом с ней. Исчезло постоянное напряжение, девушка стала совершенно другим человеком. Постепенное улучшение продолжалось после единственного приема Tarentula. На протяжении первых четы­рех недель отмечались сухость и шелушение кожи кистей и стоп. Спустя пять недель д-р Кент посоветовал дать пациентке Tarentula 50m. Через месяц кожа приобрела свой первозданный вид; все тело девушки покрылось нежными пушковыми волосами, ко­торые вскоре совершенно исчезли. Сейчас она выглядит вполне нормальной, хота силы и вес еще полностью не восстановились».

Подобные случаи нечасто встречаются в нашей практике. Тем не менее, они иллюс­трируют чудесную силу, которую может проявлять потенцированное лекарство, на­значенное на основании Закона подобия. Если бы не Tarentula hispanica, пациентка провела бы всю оставшуюся жизнь в психиатрической лечебнице.

Tarentula cubensis заслуживает самого пристального внимания на протяжении мно­гих лет. Это – одно из 144 драгоценных средств в cm потенциях, подаренных нам д-ром Нэшем из собственной аптечки во время его визита в Великобританию. Tarentula cubensis пользовалась столь большим уважением у знаменитого гомеопата, что попа­ла в его дорожную аптечку в качестве важного средства, показанного при септических состояниях. Вот что пишет о нем Нэш в «Ведущих симптомах»:

«Tarentula cubensis, или волосатый паук. Это – одно из самых эффективных средств от фурункулов, абсцессов, панарициев и всякого рода припухлостей, когда пораженные ткани приобретают синюшный цвет и пациент испытывает сильные жгучие боли».

«Принято думать, что в подобных случаях мы располагаем двумя выдающимися средствами – Arsenicum album и Anthracinum, но Tarentula cubensis – просто изуми­тельное лекарство. Мне приходилось сталкиваться с панарициями, которые вынуждали пациентов просыпаться по ночам и ходить по комнате из-за сильных мучительных болей. Прием Tarentula cubensis приносил быстрое и заметное облегчение, так что они могли спать совершенно спокойно; гнойники самопроизвольно вскрывались, и наступало быстрое выздоровление. Это средство должно еще подвергнуться тщательным испытаниям. Это настоящая драгоценность».

Я могу лишь добавить от себя, что богатый опыт применения Tarentula cubensis (яда тарантула) целиком подтверждает слова Нэша.

Кент («Новые лекарственные средства») приводит случай, демонстрирующий мо­гучее целебное действие этого лекарства при карбункулах:

«30-летняя женщина страдала карбункулом в области задней поверхности шеи. Она применяла множество народных средств без какого-либо облегчения. Болезненная синюшно-крапчатая опухоль угрожала нагноением. Пациентка жаловалась на силь­ную режущую и тянущую боль в пораженной области. Кроме того, ее беспокоили тошнота и рвота, она бредила по ночам. Блестящие глаза; субфебрилитет; обложен­ный грязным налетом язык; зловонное дыхание. Жалобы на сильное напряжение в скальпе и лицевой мускулатуре. Женщина просила дать ей морфий, "чтобы избавить­ся от жжения и режущих болей”. Единственный прием яда тарантула 12m тут же успокоил ее; нагноения карбункула так и не произошло. Через два дня кожа в месте поражения приняла обычную окраску, а вскоре исчезло и уплотнение. Некоторое вре­мя спустя пациентка сообщила мне, что после приема лекарства и исчезновения кар­бункула ее покинули застарелые головные боли, и это свидетельствовало о том, на­сколько глубокое действие оказало это средство на ее организм».

Если наряду с другими симптомами пораженная область имеет крапчатый вид (Lachesis) и приобретает темно-синюю окраску, самым подходящим лекарством бу­дет Tarentula cubensis.

Д-р Оскар Хансон из Копенгагена в своей книге «Руководство по редким гомеопати­ческим средствам» пишет о яде тарантула следующее:

«Терапевтические показания. Гангрена. Карбункул, в том числе некротизирующийся, в сочетании с выраженным упадком сил, поносом и перемежающейся лихорадкой, усиливающейся по вечерам. В таких случаях это средство оказывает магическое дей­ствие, успокаивая самые ужасные жгучие и жалящие боли. Характерной особеннос­тью является багрянистый цвет пораженной области в сочетании с упомянутыми выше симптомами (сравните с Lachesis, Anthracinum, Silicea). Рекомендуется в последней стадии легочной чахотки. Злокачественная дифтерия: пленчатые налеты темного цвета, зловонное дыхание, септическая лихорадка. Тифозная лихорадка, сопровож­дающаяся темным зловонным стулом и выраженным упадком сил».

В руководствах по Materia Medica так мало упоминается о яде тарантула (hispanica и cubensis), что, думается, будет весьма полезно привести цитаты из дискуссии по пово­ду статьи д-ра Нейсвандлера (штат Огайо, США) «Tarentula в лечении менингита», опубликованной недавно в журнале «Homeopathic Recorder». Мы можем почерпнуть из нее много полезной информации о Tarentula cubensis – могущественном средстве лечения септических состояний.

Кстати, в своей статье д-р Нейсвандлер ссылается на Tarentula hispanica. Но рассказ д-ра Робертса о том, из чего готовится Tarentula cubensis, представляет большой интерес. Он говорит, что сырьем для приготовления лекарства служит не просто кубинский тарантул, а тухлый паук. Таким образом, Робертс полагает, что Tarentula cubensis таит в себе не только психические симптомы Tarentula, но и септический элемент разложившегося паука. Звучит отвратительно? Да, согласна, но, тем не менее, это эффективно действующее лекарство, стоящее в одном ряду с Pyrogenium, который готовится из протухшего мяса. Оба средства являются чрезвычайно важными при лечении сепсиса.

Д-р Макфарлан: «Мне ничего не известно о Tarentula hispanica, но зато я знаю, что Tarentula cubensis – чудесное лекарство. Я сам испытал его около десяти лет назад. Кроме того, однажды я вылечил им сильный кашель, напоминавший коклюш, кото­рый, казалось, вот-вот разорвет пациента на куски. Яд тарантула не позволил этому слу­читься и произвел поразительное излечение. Tarentula cubensis вызывает сильную сонливость, и я полагаю, что при коклюше это средство является более полезным, чем Ipecacuanha, Castanea vesca или любое дру­гое известное мне лекарство».

Д-р Бентак: «Прежде мне никогда не доводилось слышать о применении Tarentula cubensis при лечении менингита, но это мое любимое средство при абсцессах, сопро­вождающихся очень сильными болями. В таких случаях часто показаны Arsenicum album и Anthracinum, однако я обнаружил, что назначение Tarentula cubensis в 30-й потенции оказывается более эффективным».

Д-р Робертс: «Яд тарантула – один из наиболее интересных паучьих ядов. Я думаю, что это средство станет более понятным, если мы изучим повадки тарантула. Известно, что Tarentula hispanica обитает в западной части Испании, и мне приходилось слышать о том, что накануне сезона дождей эти пауки группами мигрируют в места, весьма удаленные от “дома”. Тарантул роет нору в земле, отделывает ее изнутри паутиной и поджидает свою жертву.

Он совершает молниеносный прыжок на шею жертвы, поражая ее ганглии. Тарантул наносит удар и тут же ретируется, никогда не задерживаясь на “месте преступления”. Он очень труслив вне стен своего жилища. Внезапно совершаемое пауком насилие характер­но и для гомеопатического лекарства – “внезапный импульс нанести повреждение”.

Один пациент Tarentula, которого я знал, казался уравновешенным и миролюбивым человеком. Но как только сиделка выходила из комнаты, он тут же выскакивал из посте­ли, сметал все с полки и быстро укладывался в постель до ее возвращения. Такое пове­дение типично для яда тарантула: яростное нападение, страх встретить реальный отпор, трусливость при выходе из своего жилища – всё точь-в-точь так, как бывает в природе.

Tarentula cubensis во многом похожа на Tarentula hispanica: это тот же паук или близ­кий родственник, только обитающий на Кубе. Д-р Т.Аллен поведал мне историю открытия этого лекарства. Tarentula cubensis перевозили на корабле в США. Экземпляр паука законсервировали в емкости со спиртом, однако по пути сосуд разбился, весь спирт вытек, и паук подвергся гниению. Тем не менее из него приготовили потенцированное средство, пиогенный эффект которого в значительной степени отличался от Tarentula hispanica. В дальнейшем все высокие разведения Tarentula cubensis стали готовить из этого же сырья. Полученное таким образом лекарство включает в себя психические симптомы Tarentula hispanica и септические проявления Tarentula cubensis».

Д-р Фаррингтон: «Было бы весьма интересно подвергнуть испытанию свежий эк­земпляр Tarentula cubensis. Недостаток нашей Materia Medica состоит в том, что нам, очевидно, неизвестны подлинные симптомы этого средства. Причина этого, скорее всего, кроется в том, что в патогенезе Tarentula hispanica механически воспроизводят­ся многие симптомы Tarentula cubensis».

Д-р Фаррингтон: «Возможно, лишь по воле случая мы получили новое, неизвестное нам ранее средство, точно так же как в свое время случай подарил нам Causticum – сложное химическое соединение, тинктуру едкого кали Ганемана, которое отсут­ствует во всех фармакопеях, за исключением гомеопатической...

Много лет назад я сообщил на Обществе о случае излечения с помощью Tarentula 18-летнего юноши, у которого подозревали dementia ргаесох. Его симптомы и поведе­ние очень напоминали картину, только что описанную д-ром Робертсом. Он впадал в неистовый гнев по малейшему пустяку и швырялся всем, что попадалось ему под руку. Он чуть не убил собственную мать, запустив в нее большой кувшин, когда она в чем-то возразила ему. Кувшин пролетел мимо женщины и вдребезги разбил стоявшее позади нее большое зеркало».

Dementia рrаесох (лат. «раннее слабоумие») общее название психозов молодого возраста, характеризующихся исходом в гебефрению, кататонию и параноидное слабоумие. В свою очередь, гебефрения (hebephrenia; греч. hebe - юношеский возраст, юность + phren ум, разум) форма шизофрении, возникающая в юношеском возрасте и характеризующаяся сосуществующими или хаотически сменяющимися полиморфными аффективными, бредовыми, галлюцинаторными и ка­ноническими расстройствами с быстрым развитием глубокого слабоумия.

Кататония (catatonia; греч. katateino стягивать, напрягать; син. кататонический синдром) психическое расстройство с преобладанием двигательных нарушений в форме возбуждения, ступора или их последовательного чередования; наблюдается чаще при шизофрении.

Еще один интересный симптом яда тарантула, касающийся действия на сердце: многим из вас хорошо известны интенсивно выраженные сердечные симптомы этого сред­ства, которые описываются в некоторых руководствах по Materia Medica как сердеч­ная пляска Святого Витта.

Несколько лет назад меня вызвали среди ночи в Южный Бенд (штат Индиана) к 45-летнему пациенту с бледным, перепуганным насмерть лицом. Он страдал сильным сердцебиением и тахикардией и думал, что вот-вот умрет. Осмотревший его врач зая­вил, что у пациента серьезное заболевание сердца и долго он не проживет.

Проведенное мною тщательное обследование не выявило органической сердечной патологии. Пациент был очень беспокойным, постоянно порывался вскакивать с постели и предпочитал находиться в постоянном движении. В прошлом он страдал поносом и пищеварительными нарушениями, связанными, по всей вероятности, с заболеванием толстого кишечника. Следует заметить, что, задав пациенту несколько вопросов, мне уда­лось получить лишь несколько малозначимых симптомов в отличие от богатой объективной картины. Я полагаю, что мои слова подействовали на пациента лучше всякого лекарства. Высказав мнение о том, что его недуг следует отнести за счет аутоинтоксикации, а не болезни сердца, я дала ему Tarentula. Спустя две недели пациент сам приехал ко мне рассказать о том, что после нашей встречи он чувствует себя хорошо.

Д-р Грин: «Мне приходилось сталкиваться в своей практике с пациентами Tarentula, и я бы хотел добавить к сказанному д-ром Робертсом о внезапных коварных разрушительных действиях то, что для данного средства характерна склонность к разительной перемене поведения: приятный, сентиментальный, здравомыслящий человек внезапно превраща­ется в чрезвычайно эгоистичное, себялюбивое существо, которое желает только одного: “чтобы все ходили перед ним на цыпочках”. Он всячески мешает сиделке выполнять свои обязанности, обвиняя ее в том, что именно она – причина его обмороков (которые, следует заметить, являются не чем иным, как плодом симуляции)».

Д-р Бентак сказал, что до своего знакомства с ядом тарантула при лечении жгучих язв он, как правило, назначал Arsenicum. «Со временем я убедился в том, что в застарелых случаях подобного рода Tarentula и Arsenicum являются лекарствами, хорошо допол­няющими действие друг друга».




© Авторы и рецензенты: редакционный коллектив оздоровительного портала "На здоровье!". Все права защищены.


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

nazdor.ru
На здоровье!
Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проектеКарта сайта β На здоровье! © 2008—2015
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".