Пользовательский поиск

Дурман (Stramonium, Datura stramonium)

Ганеман пишет: «Это наркотическое растение в своем первичном действии (за исклю­чением тех неприятных ощущений, которые испытуемые не могли назвать “болью”) не вызывает настоящей боли».


Ощущения, которые можно точно охарактеризовать как боль, связаны лишь с вто­ричным действием, т.е. последующей реакцией организма, которая не только восста­навливает нормальные ощущения, противоположные первичному действию лекар­ства, но и при применении последнего в больших дозах вызывает патологически уси­ленное ощущение, или боль.

И еще: в своем первичном действии дурман производит выраженное усиление активности двигательной мускулатуры и угнетение всех видов секреции и экскреции. Вторичному действию лекарства свойственна противоположная картина, а именно паралич мышц и чрезмерная секреция и экскреция.

Следовательно, в надлежащих дозах дурман успокаивает спастические мышеч­ные движения и восстанавливает угнетенную экскрецию в тех случаях, где выдающим­ся симптомом является отсутствие боли.

Это средство может излечивать гомеопатически лишь те болезненные расстройства, которые обусловлены его первичным (характерным) действием.

Симптомы вторичного действия (которые, как и у всех других наркотических лекарств, куда более многочисленны, лучше выражены и более определенны, чем у ненаркотических средств) приучают наблюдательного врача воздерживаться от при­менения Stramonium (дурмана) в тех случаях, где пациент страдает от недугов, напоминающих симптомы вторичного действия этого лекарства. Никогда не следует назначать Stramonium (дурман) при полном параличе, продолжительном поносе или сильных болях, кото­рые представляют собой ведущую особенность болезни.

Опираясь на «факты, добытые опытным путем», Ганеман говорит о превосходном целебном действии дурмана «при подобных естественных психических расстрой­ствах» и о его пользе при судорожных состояниях, соответствующих тем, кото­рые это средство способно вызывать... Кроме того, дурман эффективен при некоторых эпидемических лихорадках, сопровождающихся душевными и телесными симптомами, которые он возбуждает в опытах на здоровых людях, например, при раз­нообразных формах гидрофобии, которые требуют назначения разных лекарств – Belladonna, Hyosciamus или Stramonium – в зависимости от болезненных симптомов соответствующих тому или иному из этих трех растений...

Юз («Фармакодинамика»): «Согласно Ганеману, дурман является средством, в высшей степени гомеопатическим при гидрофобии, превосходя в этом отношении Belladonna».

Юз говорит, что в Китае различные виды дурмана, включая Datura Stramonium, являются популярными профилактическими лекарствами от бешенства: для этих целей необходимо принять такое количество этого средства, которого доста­точно для того, чтобы вызвать припадок «бешенства», и тогда пациент спасен.

Маргарет Тайлер, как, впрочем, и другие авторы старых гомеопатических руководств, употребля­ет понятия «гидрофобия» и «бешенство» как синонимы. Следует заметить, что гидрофобия (водобоязнь) – один из симптомов бешенства, проявляющийся в виде боязни возникновения мучи­тельных глотательных судорог при попытке сделать глоток воды, при виде воды или упоминании о ней. Помимо бешенства гидрофобия наблюдается при столбняке и истерии.

Юз утверждает, что «существует несколько разновидностей невроза, при которых дурман является более или менее полезным. Это – наше ведущее лекарство при острой мании, при которой оно более гомеопатично, нежели Belladonna с присущи­ми ей ясно выраженными воспалительными свойствами. Stramonium едва ли менее полезен и при белой горячке, когда последняя принимает активную форму (mania-a-potu – так называли ее старые авторы). Постоянное сочетание бреда с галлюцинация­ми делает это средство очень подходящим для таких случаев... При нимфомании и родильной горячке Stramonium стоит выше других лекарств из-за своего особенного действия на половые отправления.... Вызванные испугом эпилептические припадки… Это – одно из наилучших растительных средств от хореи...».

Юз цитирует д-ра Гернзи: «Разрешающиеся от бремени женщины выказывают на­столько сильный страх, что последний заставляет их пугаться и шарахаться от всего, что они видят, как только открывают глаза. Если у такой женщины еще не было судорог, то им надлежит вскоре возникнуть, если тут же не назначить бедняжке дурман».

«Другими показаниями служат: выраженная болтливость с дикими и нелепыми фантазиями; стремление к свету и обществу; склонность жалобно просить, умолять о чем-нибудь».

В «Энциклопедии» Аллена на шести с четвертью страницах приводятся ссылки на 243 источника, в которых описываются различные случаи отравления, а также данные лекарственных испытаний этого средства. В этой книге перечислены 1680 симптомов Stramonium; большинство из них относятся к отравлению дурманом, но в то же время Аллен приводит множество симптомов, полученных в результате испытаний дурмана, в том числе и высоких потенций этого средства.

Просматривая симптомы, выделенные жирным шрифтом, можно заключить, что они соответствуют таким состояниям, как гидрофобия, мания, неистовый бред, белая горячка, эпилепсия, хорея, которые сопровождаются галлюцинациями и сильным страхом. Это не смутный, неопределенный страх, присущий Aconitum, а нечто более конкретное – страх того, что создано разыгравшимся воображением.

Дурман имеет много общего со своими «родственниками» – Belladonna и Hyosciamus и приходит на ум при многих болезнях, требующих назначения одного из них. Однако Stramonium, по-видимому, лишен воспалительной «мощи» Belladonna.

Уайт Хейль, преподававший Materia Medica студентам, приводит очень сжатое описа­ние действия и терапевтического применения дурмана.

Он говорит, что действие этого средства очень напоминает Belladonna, и удивляется, почему дурман не употребляется так же широко, как красавка. Единственное приме­нение, которое нашло это могущественное и ценное лекарство, связано с тем, что оно оказывает расслабляющее действие на мышечную оболочку бронхов, причем это дей­ствие выражено в большей степени, чем у Belladonna. Хейль говорит, что приготов­ленный из дурмана порошок при сжигании испускает густой дым, вдыхание которого приносит значительное облегчение при астме. Он добавляет, что «Гимрод, Блисс и другие “излечивали” астму именно таким способом». Хейль часто употребляет слово «излечение» в кавычках, так как «облегчить» не значит «вылечить», и нам хорошо известно, что подобные окуривания приходилось многократно повторять на протяже­нии одной ночи. Тем не менее, Stramonium излечивал некоторые случаи астмы, пото­му что сам по себе способен вызывать приступы затрудненного дыхания, особенно связанные со спазмом диафрагмы.

Кульпеппер («Травник», 1653) упоминает о дурмане при лечении эпилептических припадков, конвульсий и сумасшествия. Как видим, эти старые показания целиком подтверждаются гомеопатическими испытаниями и практикой.

Для того чтобы получить исчерпывающие знания о применении того или иного лекар­ства, необходимо познакомиться с трудами и опытом многих авторитетных гомеопатов.

Д-р Богер («Синоптические ключевые симптомы») подчеркивает: «Лекарство от страха. Отсутствие боли... Беспорядочные, но изящные, грациозные или ритмичные движения. Страх темноты и блестящих, сверкающих предметов... Сильная жажда, но при этом – водобоязнь. Гнилостный, темный, безболезненный, непроизвольный понос. Просыпается в страхе или крике».

Д-р Гернзи («Ключевые симптомы») со свойственным ему талантом описания главных особенностей лекарств говорит о Stramonium следующее:

«Главная сфера действия этого средства обнаруживается в психических расстройствах. Показано молодым людям, склонным к истерии, молитвам, религиозным песнопениям, мольбам и т.д. Подобные расстройства случаются у молодых женщин, страдающих за­держками месячных очищений или аменореей. Лихорадочные состояния, во время кото­рых пациент не переносит одиночество или темноту; если он остается один в темной комнате, тут же дают знать о себе психические симптомы. Кроме того, это средство показано при бреде в бессознательном состоянии, когда пациент рывком поднимает голову с подушки, а затем резко кладет ее назад – так продолжается без перерыва долгое время. Женщину, страдающую послеродовой лихорадкой, преследуют нелепые мысли: как будто ее тело удвоилось, будто кто-то лежит рядом с ней в постели, и другие странные, бессмысленные фантазии. Интеллектуальные нарушения; умопомешательство...».

«Красное, одутловатое лицо. Не может идти или прочно держаться на ногах в затем­ненной комнате; падает на пол...»

Д-р Нэш резюмирует лекарственную картину Stramonium в виде следующих симптомов:

«Дикий бред с красным лицом и выраженной болтливостью. Широкие зрачки; желание света и общества; страх одиночества. Пациенту хочется, чтобы его держали за руку» (Zincum). Одна половина тела парализована, другая охвачена конвульсиями. Зажмуривает глаза при пробуждении, боится первого попавшегося на глаза пред­мета. Отсутствие боли, при большинстве недомоганий (Opium). Во время судорог голова рывком поднимается с подушки».

Нэш называет дурман одним из трех средств, имеющих весьма сильный бред; он отличается от двух других интенсивностью бреда. Нэш пишет:

«Бред бывает просто ужасным: пение, смех, гримасничанье, свист, крики, вопли, жалобные мольбы или страшные проклятия и большая, чем у всех других средств, болтливость».

«Кроме того, пациент принимает разнообразные позы, соответствующие его из­менчивому бреду: то скрючивается, то вытягивается, то катается по полу как шар, то на какое-то время застывает на месте. Окружающие предметы кажутся искривленны­ми или наклоненными к нему».

«Ощущение, будто слизистая оболочка ротовой полости содрана; язык почти не двигается, словно парализован. Жидкий черноватый стул, издающий трупный запах, или задержка стула и мочи. Позднее может возникнуть потеря зрения, слуха и речи в сочетании с расширенными, неподвижными зрачками и проливной потливостью, ко­торая не приносит облегчения. Смерть вот-вот должна вступить в свои права, если Stramonium не придет на помощь».

Нэш сравнивает между собой три лекарства: «Дурман – самое “болтливое” средство. Hyosciamus свойственно наиболее выраженное оцепенение. Belladonna занимает промежуточное положение между ними.

Stramonium мечется, бросается в разные стороны, рывками поднимает голову с подушки. Hyosciamus судорожно вздрагивает, теребит постельное белье, вытягивается или ле­жит совершенно спокойно. Belladonna вздрагивает или подпрыгивает при засыпании либо пробуждении. У всех временами возникает желание убежать...».

А теперь приведем наиболее важные выдержки из «Лекций» д-ра Кента: «При изучении лекарственной картины дурмана в глаза бросаются симптомы, связанные с такими понятиями, как «сила», «неистовство»... Сталкиваясь с жертвой отравления дурманом или с пациентом, нуждающимся в назначении Stramonium, всякий раз поражаешься ужасным расстройствам, вызывающим настоящую бурю в душевных и телесных отправлениях организма. Возбуждение, ярость, неистовство; дикое, тревожное, испуганное выражение лица; устремленный в одну точку взгляд; прилив крови к лицу; сильная лихорадка с жаром головы и холодными конечностями. Отворачивается от света, желает находиться в темноте: яркий свет вызывает значительное ухудшение самочувствия. Высокая лихорадка с неистовым бредом; жар настолько силен, что пациенту по ошибке может быть назначена Belladonna, однако в случае дурмана речь идет о постоянной лихорадке, в то время как у Belladonna лихорадка всегда имеет ремитирующий характер».

«Симптомы дурмана по своей силе напоминают землетрясение. Психическое возбуждение, богохульство, раздирание одежды на себе, страстная речь, бешенство. Постоянная лихорадка (febris continua) – лихорадка, при которой суточные колебания температуры тела не превышают 1°С; наблюдается, например, при сыпном тифе, крупозной пневмонии. Также эротомания, стремление обнажаться. Полезное лекарство при бурно протекающей тифозной лихорадке».

Эротомания (erotomania; гиперафродизия) патологически повышенное половое влечение.

«Маниакальное состояние, не проходящее в течение некоторого времени. Симпто­мы очередного приступа напоминают картину Belladonna. Однако Belladonna может оказать паллиативное действие лишь при первом припадке, а в дальнейшем назначе­ние ее не приносит никакого облегчения».

«Когда бред прекращается, лицо больного выражает сильное страдание: сморщенный лоб; бледное, болезненное, изможденное лицо. Состояние пациента вызывает опасение, так как свидетельствует о вовлечении в патологический процесс менингеальных оболочек».

«Тихий, бормочущий бред, бессвязная болтовня с открытыми глазами; пылкость, стра­стность; оживление, сопровождающееся судорожным смехом; неистовство, бешенство, ярость; попытки ударить и укусить стоящего рядом человека; очень странные, вычурные фантазии... страх, будто на него напала собака. Необычные идеи, касающиеся собствен­ного тела, которое кажется уродливым, удлиненным, деформированным...»

«Мерещатся животные, привидения, ангелы, духи усопших; пациент знает, что они нереальны, но спустя какое-то время уже не сомневается в их существовании...»

«Поет любовные песни и говорит непристойности... Кричит, вопит до хрипоты и потери голоса. Визг и пронзительные крики день и ночь в сочетании с лихорадкой или манией».

«Hyoscyamus присущ маниакальный бред, но слабо выраженная лихорадка. В слу­чае Stramonium налицо значительное повышение температуры тела. У Belladonna лихорадка возникает в послеобеденное время и по вечерам (с 15 до 3 часов), а затем отмечается падение температуры тела».

«Послеродовые судороги и умопомешательство септического происхождения. Женщина говорит: “Я согрешила и не заслуживаю милости Божьей!”, хотя в действи­тельности всегда вела праведную жизнь...»

«Мозговое полнокровие; состояние глубокой интоксикации; ступор; хрипящее ды­хание; отвисшая нижняя челюсть. Тифозное состояние с вытеканием крови изо рта; язык сухой, набухший, заполняющий всю ротовую полость; красный язык, напомина­ющий кусок свежего мяса...»

«Базальный менингит, развившийся вследствие подавленных ушных выделений. Сморщенный лоб, остекленевшие глаза... ужасная боль, пронизывающая основание черепа, у пациента, в анамнезе которого имеется указание на некротический процесс в области уха».

Базальный менингит (meningitisbasalis) – воспаление мозговых оболочек с преимущественной локализацией процесса на нижней поверхности головного мозга.

«Сильная головная боль из-за прогулки на солнцепеке; боль усиливается, когда пациент ложится, от движений и сотрясения тела. Затылочная боль».

«Сильное воспаление, сопровождающееся нагноением, абсцедированием и мучительными болями... тяжелые септические состояния. Хронические абсцессы: харак­терная локализация – левый тазобедренный сустав».

«Stramonium занимает одинокое положение среди глубоко действующих лекарств по причине необычайной выраженности психических симптомов...»

«Нагноение легких, при котором кашель усиливается от взгляда на яркий свет».

«Нарушения восприятия собственной личности... Сильная тревога, когда поезд, в котором находится пациент, проезжает по туннелю».

Ведущие симптомы

  • Маниакальный бред: симптомы, напоминающие гидрофобию.

  • Устрашающий бред, как будто на него напала собака.

  • Ощущение опасности: ребенок крепко держится за мать.

  • Громкий бред с галлюцинациями.

  • «Вокруг меня ползают насекомые, помогите мне поймать их».

  • «Взгляните на длинную вереницу клопов и тараканов, которые взбираются на кровать и ползают по мне». Пациент в страхе шарахается, а затем неожиданно произносит: «Я уверен в том, что это ненастоящие насекомые, однако время от времени они кажутся мне такими реальными».

  • Укусив мужа за руку, женщина кричит, что видит кошек, собак и крыс, заполонивших всю комнату.

  • Раздающиеся во время разговора звуки больше напоминают писк, нежели есте­ственный человеческий голос.

  • Явно выраженное отвращение к любым напиткам. Когда чашка с водой прикаса­ется к губам, пациентка вздрагивает; при этом с ней может случиться припадок; настолько сильное отвращение к жидкостям, что лишь с огромным трудом можно заставить пациентку что-нибудь выпить.

  • Гидрофобия: отвращение, даже ярость при любой попытке предложить пациентке что-то выпить. Судорожное раздражение глоточной мускулатуры, из-за чего все выпитое извергается обратно.

  • Просит мать не оставлять ее одну: «Со мной может случиться что-то страшное!». Глаза все время широко раскрыты; пристальный взгляд в сочетании с внезапными подрагиваниями конечностей и тихим бредом; и вдруг – неистовый, пронзительный крик, царапанье, яростное размахивание руками, пинки.

  • Поспешные движения. Выражение лица и поведение пациента создают впечатление, будто его преследуют, и он должен спасаться бегством от каких-то воображаемых объектов.

  • Вселяющие ужас причудливые, фантастические видения: кажется, как будто из-под земли вырастают большие собаки, кошки и ужасные твари; пациент в ужасе шарахается от них, но не в силах бежать.

  • В его воображение постоянно вторгаются странные, причудливые видения, вызыва­ющие страх. Устрашающие видения чаще возникают сбоку, а не прямо перед ним.

  • Мальчику мерещатся черные предметы.

  • Стоящий перед ним палач кажется совершенно реальным.

  • Ощущение, будто все преходящие мысли банальны: в них нет ничего оригинально­го, никаких новых комбинаций.

  • Галлюцинации; пристальный взгляд; пытается дотянуться рукой до воображаемого предмета. Мыслительная деятельность целиком занята объектами собствен­ного воображения.

  • Взгляд на яркий свет, зеркало или воду возбуждает ужасные конвульсии.

  • Совершенно иррационален; теребит постельное белье, видит насекомых и т.д.

  • Вздрагивает и кажется сильно напуганным. Внезапно вздрагивает в испуге.

  • Страх оставаться в темноте и (в меньшей степени) одиночестве по вечерам, после захода солнца.

  • Поведение и выражение лица напоминают сильно испуганного ребенка, есть предчувствие непоправимого несчастья.

  • Бред: тихий, бормочущий, неистовый, дурашливый, радостный; бессвязная, пус­тая болтовня с открытыми глазами; необычайное оживление в сочетании с судо­рожным смехом. Ярость, неистовство, исступление, попытки ударить и укусить; самые невероятные, причудливые идеи; бред в сочетании с сексуальным возбужде­нием; страх, будто на него напала собака; осознает свое состояние. Ребенок зовет мать и отца, хотя они находятся рядом и пытаются всячески утешить его. Бред с открытыми глазами; громкий бред с галлюцинациями; пугается, прячется, пыта­ется убежать. Полон страхов; непрекращающаяся нелепая речь; хлопает в ладоши, поднимая руки над головой; широко открытые глаза.

  • Жажда света и общества; непереносимость одиночества.

  • Белая горячка. Галлюцинации, особенно возникающие по ночам, приводят пациен­та в исступление...

  • Смех. Опьянение.

  • Прилив крови к голове. Выраженное полнокровие головы.

  • Глаза навыкате, широко открыты; сильное расширение, нечувствительность зрач­ков в сочетании с инъецированными конъюнктивами, будто сосуды наполнены жидкостью грязного цвета. Жалуется, что вокруг стало темно, и просит побольше света.

  • Галлюцинации: мерещатся предметы темного цвета (Belladonna – огненные блестящие объекты).

  • Горячие щеки. Приливы крови к лицу.

  • Бледность вокруг рта.

  • Дикий пристальный взгляд: лицо выражает сильный страх и ужас (Acomtum).

  • Изо рта вытекает вязкая слюна.

  • Заикание; затрудненная, неразборчивая речь.

  • Вынужден долго напрягаться, прежде чем произнесет слово. Искаженное лицо, сильное напряжение при разговоре.

  • Сухость, сжатие горла. Спастическое сжатие или паралитическое состояние горла, что служит причиной затрудненного глотания, которое становится практически невозможным.

  • Сильное покраснение и сухость слизистых оболочек зева в сочетании с затруднен­ным глотанием. Ужасный спазм горла при всякой попытке глотать, что напомина­ет картину гидрофобии.

  • Сухость горла, не проходящая далее от частого питья.

  • Ребенок не только теряет дар речи, но вообще лишается голоса. Может произне­сти лишь хриплый квакающий звук, который сменяется звонким крупозным лающим кашлем; не может глотать из-за
    сильного спазма.

  • Сильная жажда кислых напитков. Страх воды и отвращение ко всяким жидкостям.

  • Растянутый газами, но нетвердый живот.

  • Угнетение секреции мочи, задержка стула.

  • Хриплый голос. Резкий, скрипучий голос.

  • Полная потеря обычной модуляции: в голосе преобладают резкие высокие тона.

  • Судорожное подергивание конечностей, сухожилий, в том числе во время озноба. Судорожное подергивание всего тела, напоминающее картину хореи.

  • Дрожание конечностей. Дрожание всего тела, будто сильно напуган.

  • Конвульсии. Ужасные конвульсии при виде горящей свечи, зеркала или воды.

  • Отказывается от любых напитков, как при гидрофобии; как только чашка с водой касается губ, у пациента тут же возникает сильный судорожный припадок.

  • Ребенок становится беспокойным: мечется, просит воды, глотает с большим трудом.

  • Постоянные беспокойные движения всех конечностей и всего тела.

  • Конвульсии, чередующиеся с бешенством, неистовством; опистотонус при взгляде на яркие, ослепительные предметы, горящую свечу, зеркало или при прикоснове­нии. Когда к ребенку прикасаются или повышают голос, он становится ригидным как доска. Пронзительно кричит хриплым голосом.

  • Покраснение кожи, как при скарлатине.

  • Кожная сыпь насыщенного красного цвета, напоминающая скарлатину; кожа имеет лоснящийся вид.

  • Скарлатинозные высыпания по всему телу.

  • Сильный жар головы. Жар, сухость, жжение кожи. Скарлатина.

  • Ребенок не может спать в темноте, но быстро засыпает в комнате с включенным светом.

Странные, редкие, особенные симптомы

  • Руки находятся в движении, будто прядет или плетет.

  • Размахивает руками, будто хочет схватить воображаемый предмет.

  • Обездвиженность, отсутствие пульса; затем начинает неистово метаться в постели; делает какие-то знаки стоящим рядом людям, но они не понимают его.

  • Состояние пациента напоминает сильное алкогольное опьянение.

  • Неправильно называет вещи: ботинки – бревнами, спальню – конюшней.

  • Ошибается в оценке расстояния или размера: тянется за вещами, находящимися в противоположном углу комнаты, наталкивается на людей и вещи, которые кажутся удаленными от него.

  • Употребляет неправильные слова; не может подобрать нужное слово.

  • Говорит на разных языках.

  • Тихо сидит, опустив глаза, и теребит одежду.

  • Рассеянное мышление в сочетании с быстрыми движениями глаз и рук.

  • Сильное расширение зрачков в сочетании с замедленным пульсом.

  • Помрачение ума. Мерещится, что кто-то несет домой дрова для изготовления брен­ди, другой ставит в комнате два топора для рубки дров, третий роет землю ртом как свинья, четвертый оказывается
    «колесным мастером» и начинает сверлить отверстия, пятый бежит к кузнечному горну и пытается поймать плавающую там рыбу... какая-то девочка вбегает в комнату и кричит, что ее преследуют злые духи.

  • Лицо выражает смятение, тупость, страх.

  • Общается с духами; находится под влиянием духов; беседует с Богом; проповедует спасение; пророчествует.

  • Из-под земли выскакивают звери и разбегаются в разные стороны; он быстро бежит прочь, но животные преследуют его.

  • Пациенту кажется, будто он стал выше ростом, удвоился, лежит поперек кровати; будто его убили, поджарили и съели.

  • Устрашающие видения чаще возникают сбоку, а не прямо передним; видения, все­ляющие ужас.

  • Мерещатся черные предметы; разговаривает с черными людьми; кажется, будто над ним нависли черные тучи; хватает руками воздух.

  • Прилив крови к голове, сопровождающийся неистовым болтливым бредом.

  • «Меня кусает собака, вырывая куски мяса из груди»; жалуется на сильную голов­ную боль; молится и исповедуется в грехах; хочет, чтобы его убили, поцеловали; обви­няет жену в измене; не желает, чтобы к нему прикасались; люди кажутся собаками, и потому лает на них.

  • Считает себя выдающейся личностью. Угрожает окружающим пустить в ход нож, поломать мебель, выброситься из окна.

  • Кажется, будто внутри него находятся змеи и ящерицы, будто его одежда кишит червями.

  • Религиозная мания: благочестивый вид, молитва, вдохновенная речь, отчаяние в спасении.

  • Вид воды, зеркала или ярких предметов вызывает конвульсии.

  • Пронзительно кричит и воет. Желание убить другого человека или себя.

  • Изменчивый нрав: ярость, неистовство в предчувствии смерти; совершает смеш­ные, комические телодвижения, а потом становится заносчивым и безутешным.

  • Непристойные мысли и поступки. Стремится укусить; пытается ловить мух. Поет похотливые песни, издает непристойные звуки.

  • Смеется; гримасничает; подражает движениям, повадкам и голосам различных жи­вотных.

  • Суицидальные тенденции: просит дать ему бритву, чтобы перерезать себе горло.

  • Муки совести: считает себя бесчестным человеком.

  • Когда ему делают замечание, у него тут же расширяются зрачки.

  • Очень раздражительный, сердитый ребенок: дерется и кусается.

  • Спускаясь по лестнице, принимает две ступеньки за одну и, оступившись, падает.

  • Крылья носа бледные, лицо красное.

  • Горечь во рту; вся пища кажется горькой; полная потеря вкусовых ощущений.

  • Беловатый язык, усеянный мелкими красными точками. Набухший, свисающий изо рта язык. Язык находится в постоянном движении.

  • Отвращение к любым напиткам, в том числе к воде, один вид которой вызывает судороги.

  • Сильное желание кусаться и рвать вещи зубами.

  • Взгляд на яркий свет, зеркало или воду вызывает ужасные конвульсии.

  • Сбивает в пену слюну и постоянно сплевывает.

  • Сильная жажда с желанием кислых напитков.

  • Сильное желание кислого. Облегчение самочувствия от уксуса.

  • Очень сильная икота. Истечение очень соленой слюны.

  • Рвота водой, желчью, темно-зелеными массами.

  • Ощущение, будто у него вырвали пупок.

  • Просыпается из-за скопления газов в животе: кричит, полагая, что живот полон пол­зучих тварей.

  • Ощущение, будто моча не может выделяться, так как уретра слишком узка.

  • Ощущение, будто какое-то цилиндрическое тело проталкивается через уретру; обле­чение наступает после питья уксуса.

  • Сексуальное возбуждение: постоянно держит руки на половых органах. Нимфомания.

  • Маточное кровотечение, сопровождающееся чрезмерной болтливостью, пением, молитвами, славословием.

  • Боязнь открывать глаза при пробуждении.

  • Афония; заикание. Афазия (aphasia; греч. «утрата речи», «немота») – нарушение речи, характеризующееся полной или частичной утратой способности понимать чужую речь или пользоваться словами и фразами для выражения своих мыслей, обусловленное поражением коры доминантного полушария головно­го мозга при отсутствии расстройств артикуляционного аппарата и слуха.

  • Ощущение удушья.

  • Ощущение сильного давления на третью и четвертую пару ребер, сопровождающе­еся затрудненным дыханием; неспособность сделать полноценный вдох, из-за чего испытывает тревогу.

  • Во время кашля в положении сидя ноги судорожно подергиваются.

  • Ощущение, будто в груди что-то переворачивается.

  • Диафрагмит. Как только начинает дремать, все тело покрывается обильным потом (Conium).

  • Размахивает руками; вскидывает руки.

  • Одной рукой бьет, другой хватает.

  • Спотыкается на ровном месте. Онемение пальцев рук и пяток.

  • Находясь в полном сознании, падает и изгибается кзади так, что пятки касаются затылка; внезапно бросается вперед.

  • Падает в темноте; может нормально ходить на свету.

  • Произвольные мышцы не повинуются воле.

  • Непроходящие судороги в кистях и стопах.

  • Выраженная подвижность конечностей.

  • Странные непроизвольные движения; необычайная ловкость, проворство.

  • В суставах возникает ощущение, будто отдельные части конечностей полностью отделе­ны друг от друга. Руки и ноги отделены от тела; кисти и стопы отделены от конечностей.

  • Судороги; хорея; истерия; эпилепсия и т.д.

  • При пробуждении: не понимает, где находится; ощущение, словно в комнате царит торжественная атмосфера; пронзительно кричит, пугается, никого не узнает, сжимает­ся в комок или выпрыгивает из постели; неподвижный взгляд, устремленный в одну точку; принимает забавные величавые позы...

  • Ощущение, будто по спине льется холодная вода.

  • Как будто огненные искры летят из желудка в таз.

Важно отметить, что дурман может вызывать (и излечивать) прямо противопо­ложные состояния. Богохульство и молитвы (я вспоминаю случай с мальчиком, кото­рый в исступлении падал на колени в больничных коридорах и палатах и неистово молился). Желание света: неспособность ходить или спать в темноте (так было с од­ним юношей, который проводил ночи в комнате с зажженным светом и «кричал на весь дом», если свет выключали); и в то же время судороги, возобновляющиеся при виде ярких предметов. И еще: сильнейшие конвульсии с искаженным от ужаса ли­цом, или (что весьма характерно) «беспорядочные, изящные, ритмичные движения при бреде или хорее, совершенно непохожие на неловкие, угловатые подергивания, присущие Hyoscyamus».

Я помню несколько впечатляющих примеров быстрого целебного действия дурмана. Два случая были второпях записаны мною на полях «Энциклопедии» Аллена.

Много лет назад, когда разбушевавшаяся эпидемия гриппа вызвала настоящую пани­ку у всего врачебного сословия и заявила о себе многочисленными жертвами, не пощадив даже членов королевской семьи, мне пришлось лечить крупного, крепкого шотландца, заболевшего тяжелой формой этого опасного инфекционного заболе­вания. Он страдал высокой лихорадкой, сопровождавшейся ужасной болью в серд­це, бредом и рвотой зелеными массами. Один симптом в данном случае показался мне весьма странным: пациент рассказал, что когда жена принесла ему попить, ее лицо и стакан с водой выглядели черными. На основании этого обстоятельства я дала шотландцу дурман 30, и через несколько часов он был здоров.

Вторая заметка гласила: «Алиса, горничная: сильная боль во всей голове, но особен­но внутри нее, излечена единственным приемом Stramonium 30».

И еще одна поразительная история, о которой я хочу поведать.

Женщина 33 лет была госпитализирована в Лондонскую гомеопатическую боль­ницу 17 января 1930 года по направлению врача Старой школы, который безуспешно лечил ее на протяжении двух недель по поводу пиелита и частых сердечных приступов, сопровождавшихся повышением температуры тела до 40°С. Перед этим в течение года пациентка находилась под присмотром врачей в связи с «недостаточностью мит­рального клапана и альбуминурией».

При поступлении в моче определялось значительное количество гноя и крови; пациентка жаловалась на боль в пояснице и затрудненное мочеиспускание. Она выглядела очень нездоровой, хотя при обследовании в легких не было обнаружено никаких патологических изменений.

К вечеру следующего дня у пациентки возникли беспокойство и бред, сопровождав­шийся сильным страхом. Температура тела – 40,4°С, частота дыхания – 24 в минуту.

В течение третьего дня температура держалась в пределах 40-40,4°С, частота дыхания достигала 44 в минуту. У женщины очень быстро развилась двусторонняя пневмония. Красная, горячая, сухая кожа. Бред. Жажда. Ночью – беспокойство с подергиванием лицевой мускулатуры и рук. Температура тела – 40°С, частота дыхания – 34-48 в мину­ту (несмотря на прием Phosphorus 30, повторявшийся каждые шесть часов).

На четвертые сутки: легкое подергивание лицевой мускулатуры и рук, в бреду – необычная «ангельская» улыбка на лице. При пробуждении находилась в сознании. Было замечено, что лихорадка достигала пика ежедневно в полдень («на этот раз гра­дусник показал 40,3°С»).

Случай был пересмотрен с учетом необычных и характерных симптомов.

Лихорадка с максимальным повышением температуры тела в полдень соответство­вала единственному средству, выделенному в «Реперториуме» курсивом, – Stramonium.

«Изящные» судорожные подергивания лицевой мускулатуры – вновь Stramonium (дурман).

Далее, характер бреда, лишенный неистовства Belladonna, наряду с лихорадкой, су­хой горячей кожей и угнетенной секрецией мочи опять-таки указывал на дурман. Таким образом, на четвертые сутки пребывания в стационаре (вторые сутки пневмо­нии) пациентка трижды приняла Stramonium 1m с интервалами в четыре часа.

Результат оказался воистину драматическим! Наступившая ночь прошла спокойнее, у женщины не было судорожных подергиваний и бреда, она находилась в полном сознании. Температура тела начала снижаться.

На следующий день температура поднялась еще раз, но в 8 часов, а не как обычно в полдень, и достигла отметки 39,8°С; пациентка вновь трижды приняла Stramonium 10m, затем последовал еще один небольшой «всплеск» лихорадки, и температура понизи­лась до субнормальных цифр.

День спустя женщина жаловалась на слабость, вялость и ощущение «интоксика­ции», в связи с чем трижды приняла Arnica 200 и с тех пор больше не нуждалась в других лекарствах.

18 февраля пациентка уже прогуливалась по больничному саду, а через две недели была выписана домой с заключением: «легкие – норма, сердце – норма, анализ мочи – норма. Чувствует себя хорошо».

Этот случай интересен в отношении двух обстоятельств. Во-первых, речь шла об очень тяжелой патологии (врач, направивший пациентку в больницу, был уверен в том что она умрет от пиелита и сердечного заболевания, причем прогноз был неуте­шительным еще до заболевания пневмонией), а во-вторых (согласитесь!), было сдела­но весьма необычное назначение. Данный случай демонстрирует, что целебное сред­ство может быть найдено на основании всего лишь нескольких ярких симптомов, очень характерных не для пневмонии или пиелита, а для самого пациента.

Итак, предложенная Ганеманом «полная совокупность характерных симптомов» позволила назначить пациентке лекарство, которому она, вне всякого сомнения, обяза­на жизнью.

И, напоследок, еще одно замечание. Дурман оказывает превосходное целебное действие, если применять его в полном согласии с Законом подобия, хотя в руковод­стве по Materia Medica Уайта Хейля, предназначенном для студентов-медиков, описа­ние Stramonium занимает всего двадцать одну строку!

Однако времена меняются, и сейчас студенты-медики получили хорошую возмож­ность обучаться Materia Medica. При этом у нас нет никакого желания обращаться к услугам официальных медицинских школ: преподава­ние всех необходимых предметов осуществляется там на высоком профессиональном уровне с участием первоклассных учителей; учебные заведения обеспечены всем необходимым оборудованием. Но... Всемилостивый Боже! Materia Medica! Неуди­вительно, что так много врачей потеряли всякую веру в медицину...

Д-р Нэш описывает случай острой мании, излеченной с помощью Stramonium: «30-летняя дама перегрелась на солнце во время экскурсии. Она была членом пресвитери­анской церкви, но вообразила себя погибшей и шесть раз вызывала меня по утрам, чтобы я засвидетельствовал ее смерть. “Погибла, погибла, погибла, навеки погибла!” – твердила она, упрашивая священника, доктора и всех остальных молиться за нее. Она говорила об этом день и ночь напролет. Я вынужден был запереть ее в комнате одну, иначе бы она не заснула ни на мгновение и никому не дала бы спать.

Женщине казалось, что голова ее размером с бушель, и она просила меня обратить внимание на ноги, каждая из которых, по ее убеждению, стала величиной с церковь. После того как в течение нескольких недель я безуспешно назначал пациентке Glonoinum, Lachesis, Natrium carbonicum и другие лекарства, основываясь на причине недуга, я дал ей дурман, полагаясь на характерные симптомы, и спустя 24 часа от болезни не осталось и следа. Нужно заметить, что домочадцы уже собрались поместить женщину в психиатрическую лечебницу». Нэш назначил пациентке 6-ю потенцию лекарства



 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

nazdor.ru
На здоровье!

Пользовательский поиск

Узнайте больше:



Большинство диет для похудения просто крадут ваши деньги

Логин:

Пароль:



Забыли свой пароль?
Регистрация
войти / регистрация

Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проектеКарта сайта β На здоровье! © 2008—2015
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".