Пользовательский поиск

Хронические боли и нетрудоспособность

В этом цикле статей мы расскажем об открытии новой системы в человеческом теле — о том, как она была обнаружена, к чему это привело и что это означает лично для вас. Впервые открытая система была названа краниосакральной. Данное открытие даст возможность любому человеку улучшить качество жизни, независимо от того, на каком уровне сейчас функционирует его организм. Использование методов краниосакральной терапии или более усовершенст­вованной техники телесно-эмоционального освобождения предлагает новые возможности как при лечении болезней, так и для укрепления здоровья человека.

Продолжение ниже

Современные и народные методы лечения грыжи позвоночника

... методы лечения, которые могли бы заменить или дополнить консервативное лечение. Примерами популярных методов альтернативного лечения хронической боли в области шеи и спины можно назвать сеансы хиропрактики, акупунктуру, лечебный массаж и биодобавки. Пациентам, которые предпочитают ...

Читать дальше...

всё на эту тему


Предыдущая статья: Знаменитый височно-нижнечелюстной синдром

Еще одна область медицины, в которой краниосакральная терапия может помочь, – при лечении хронических болей различной этиологии. Хронические боли бывают разных видов и интенсивности. Эта область действительно позволяет взглянуть на краниосакральную систему как на «ядро» человеческого организма Хронические боли могут возникнуть и любой части тела по любой причине. Если боль продолжается достаточно долго, это обязательно отразится на работе краниосакральной системы, более или менее значительно нарушив ее. Если боли, возникшие за пределами краниосакральной системы, излечены, но сама система не подверглась коррекции, то боли могут возобновиться. Это происходит потому, что нарушение краниосакральной системы остается. Такие пациенты со временем признаются безнадежными и в конце концов оказываются в кабинете психотерапевта, их лечение заключается в том, чтобы научить пациента жить с постоянной болью, не концентрируясь на ней.

Коррекция дисфункции краниосакральной системы обычно возвращает пациента к нормальной, свободной от боли жизни.

Например, это часто происходит при смещении позвонковых дисков, когда возникает межпозвонковая грыжа. Грыжу устраняют хирургическим путем, и давление, которое смещенный диск оказывал на нервный корешок, фактически ликвидируется, но ненормальное напряжение твердых мозговых оболочек остается. При этом патологическое напряжение оболочек часто вызывает боль, направленную из «ядра» даже если коррекция производилась вне краниосакральной системы Правильно проведенная краниосакральная терапия – часто единственное, что требуется в таких случаях для завершения лечения.

Смещенный диск – одна из причин возникновения болей из-за ущемления нервных окончаний в спине. Ущемление, или компрессия, может возникнуть и в результате образования рубцовой ткани, неправильной функции межпозвоночных соединений, патологического натяжения мышц, воспаления отложения кальциевых осадков, плохо вылеченных переломов и т.д. Список не бесконечный, но очень длинный. В большинстве случаев эти нарушения вполне поправимы, но если не корректировать краниосакральную систему, то болезненные симптомы будут возобновляться. Нужно всегда помнить о том, что боль, возникшая за пределами краниосакральной системы, обычно все равно касается этой системы. Вторичный эффект, оказанный на краниосакральную системы извне, часто бывает таким сильным, что боль продолжается даже тогда, когда исходная ее причина эффективно устранена.

Посттерапевтические невриты

Недавно я обследовал пациентку, которая страдала опоясывающим лишаем около года назад. Опоясывающий лишай, как вы, возможно, знаете, это вирусная инфекция, поражающая один или больше нервов, которые проходят между ребрами. Это исключительно болезненное состояние. Пораженная кожа так болит, что пациенты не могут вытерпеть даже легкое прикосновение хлопковой одежды. Кожные высыпания просматриваются по курсу прохождения нерва. Внешний вид сыпи настолько типичен, что при проявлении такой сильной боли ошибиться в диагнозе практически невозможно. Опоясывающий лишай обычно продолжается в течение четырёх-шести недель. Потом, если повезет, сыпь исчезает, и все приходит в норму. Обычно остаются небольшие следы на коже на местах исчезнувших высыпаний. До того как я занялся краниосакральной терапией, я вылечил сотни случаев опоясывающего лишая, используя сочетание акупунктуры и остеопатических манипуляций. Результаты были хорошими, но у некоторых пациентов продолжались остаточные боли, с которыми я ничего не мог поделать.

Пациентка, которую я как-то осматривал, продолжала страдать от сильной боли в спине и вокруг грудной клетки между ребрами, где ранее были у нее высыпания. Изначально эту пациентку лечили инъекциями кортизона, которые купировали острую фазу опоясывающего лишая, но осталась хроническая боль, которая упорно продолжалась в течение четырех лет. За эти годы она пыталась лечиться при помощи криопрактики и остеопатии. Это лечение привело лишь к неполному и временному облегчению. Официальное название се болезни, которое она сама назвала мне, было «посттерапевтический неврит». Так оценивают подобные состояния, длящиеся в течение нескольких лет после возникновения заболевания, в каждом десятом случае опоясывающего лишая

Когда я обследовал краниосакральную систему этой дамы, мне стало ясно, что твердая мозговая оболочка спинного канала не скользит свободно там, где герпетические высыпания поразили межреберный нерв. Этот нерв проходил как раз над ребрами под высыпаниями. Оставшиеся метки от лишая точно подсказали мне, какой именно нерв был поражен герпетическим вирусом опоясывающего лишая.

Я предположил, что все произошло из-за того, что воспаление пораженных нервных окончаний передвинулось в направлении краниосакральной системы внутрь организма вдоль нервного ствола. Когда мы успешно восстановили движение краниосакральной системы оболочек внутри спинного канала, остаточные боли исчезли. Четыре года боли закончились для этой дамы сорокаминутным сеансом краниосакральной терапии. Почему? Потому что мы работали не только с периферией организма, но и с его «ядром».

Раздробление таза с серьезной дисфункцией краниосакральной системы

...Чет работал учителем в Детройте, когда с ним произошел несчастный случай. Как многие другие учителя, во время летних каникул он подрабатывал на стройке. Лопнул трос на подъемном кране, и целая упаковка стальных прутьев рухнула прямо на Чета. К счастью, прутья упали на нижнюю часть его тела. Трудно теперь точно понять, что случилось, но Чет обнаружил, что лежит на спине в грязи, придавленный стальными прутьями, упавшими поперек его таза. Тазовые кости были сломаны в трех местах.

Когда все кости срослись, Чет обнаружил, что после несчастного случая утратил способность выражать свои мысли так быстро, как это было прежде. Ему стало ясно, что он не может больше работать учителем, так как не способен, стоя перед классом, доходчиво объяснять учащимся материал. Он мог говорить, но чтобы четко подобрать слова в предложении, ему потребовалось некоторое время. Для Чета это означало потерю работы, так как ученики сразу бы заметили его профнепригодность, как только услышали бы, как Чет говорит. Скрыть этот дефект было невозможно.

К проблеме мгновенно выражать собственные мысли добавились боли в нижней части спины, в шее, головные боли. Иногда с ним случались приступы безотчетного беспокойства и внезапной спутанности сознания.

Через четыре года после произошедшего с ним несчастного случая Чета направил ко мне мой коллега. Коллеги хотели знать, смогу ли я оздоровить организм Чета, повысить его интеллектуальный уровень.

Чет был вполне образован. Он приобрел новые навыки и преуспел в другой профессии, не связанной с выступлением перед аудиторией. Он успешно занимался операциями, связанными с крупными вкладами с высокой долей риска в области спорта. Он легко управлялся с цифрами и статистическими данными.

Впервые я увидел Чета, когда он приехал во Флориду на две недели. В течение этих двух недель я провел с ним восемь лечебных сеансов. По моему мнению, из-за травмы система менингеальных оболочек была резко ограничена внутри таза. Так как система оболочек проходит снизу вверх, в голову, то улучшение эластичности оболочки и снижение функций снизу из области таза, передалось в район шеи и головы. Что и вызвало проблемы с речью, головные боли, боли в шее, припадки страха и спутанности сознания.

И начал работать с его тазом. В результате умственные расстройства и боли в шее стали исчезать. Мы пришли к заключению, что я на правильном пути, когда увидели эти изменения. Чет решил продолжать лечиться у меня.

Сегодня Чет чувствует себя хорошо. Иногда у него бывают головные боли, но шея в порядке, пропало беспокойство речь улучшилась примерно на 75 процентов. Он не вернулся к преподаванию, потому что в области инвестиций дела у него идут очень хорошо. С тех пор как я начал работать с Четом, он посещает меня три-четыре раза в год, чтобы пройти недельный курс лечения. Его состояние продолжает улучшаться и в перерывах между сеансами. В этом еще одни достоинство краниосакральной терапии: она возобновляет процесс самоисцеления. Очень часто пациенты чувствуют себя гораздо лучше, когда они возвращаются ко мне после серии процедур, проведенных некоторое время назад. История Чета как раз и является примером этого воздействия краниосакральной терапии. Я думаю, следующая «наивысшая возможная точка выздоровления» Чета будет называться «Практически здоров».

Укрепление мозговой функции после комы

...Джин было шестьдесят два года, когда она впервые пришла ко мне на прием. Она была образцом организованных людей, которых я когда-либо видел. Все у нее записывалось. Для уточнения она требовала объяснений снова и снова. Моего диспетчера она чуть не свела с ума своими вопросами еще задолго до того, как мы с ней впервые встретились.

Когда она пришла на первый прием, я был поражен. Она рассказала мне подробную историю о том, как находилась в коме, а потом стала инвалидом из-за несчастного случая произошедшего с ней двадцать лет назад. Ей сказали, что она никогда не сможет ходить. А она не только ходила, но каждое утро проплывала 50 ярдов без остановки в тридцати метровом бассейне. Джин не доверяла врачам, потому что они пытались убедить ее, что она останется инвалидом на всю жизнь. Если бы она послушала врачей, то так и прожила бы свою жизнь в инвалидной коляске.

Пока она оценивающе рассматривала меня, я чувствовал что она ждет, что я скажу ей что-то неприятное или пессимистическое. Целеустремленность и самодисциплина этой женщины вернули ее в русло нормальной жизни, и горе тому, кто посмел бы сказать ей что-нибудь не так.

Целью ее визита было выяснить, имеет ли смысл получить ей какое-либо количество сеансов краниосакральной терапии. Она заметила, что у нее начинает слабеть память. Действительно, память у нее значительно снизилась, иначе бы ей не пришлось так много записывать. Кроме того, ее способность концентрироваться и обобщать информацию была ниже, чем хотелось бы. Это и являлось причиной постоянных вопросов и просьб повторить объяснения. Она знала эти свои слабости и не хотела, чтобы они мешали ей.

Джин слышала, что краниосакральная терапия помогает укрепить мозговые функции. Я подтвердил, что это так, но подчеркнул, что не даю никаких обещаний. Она согласилась, что это мне действительно лучше знать. Наша первая встреча оказалась не сеансом краниосакральной терапии, а сеансом вопросов и ответов. Хотя это и было несколько утомительно, но я почувствовал глубокое уважение к этой упорной и целеустремленной женщине.

Через неделю она позвонила и сказала, что примет десять сеансов краниосакральной терапии, по одному в неделю. Она топала, что именно десяти сеансов будет достаточно, чтобы укрепить ее мозговые функции, если это лечение вообще может их укрепить.

Ей действительно стало значительно лучше. За время десятинедельного лечения она начала задавать гораздо меньше вопросов и прекратила все записывать. Более того, она достаточно расслабилась и стала гораздо менее подвижной и взвинченной. Она продолжала заниматься ходьбой и плаванием, но не в порядке самопринуждения, а ради удовольствия.

Прошло семь лет, и Джин приходит ко мне на сеансы каждые два месяца. Она приходит, потому что чувствует себя от этого лучше. Она милая, и с ней забавно общаться. Я люблю ее посещения, потому что каждый раз у нас происходит живой содержательный разговор. Кроме того, я в очередной раз получаю подтверждение о пользе краниосакральной терапии.

Травма позвоночника

Джон был здоровым американским парнем, когда упал с дерева. В тот вечер он был на вечеринке, выпил лишнего и захотел порисоваться. Он залез на дерево, упал и сломал позвоночник. Это случилось три года назад, когда ему было около тридцати пяти лет. Он тогда находился на взлете своей жизни – был многообещающим молодым сценаристом.

После падения с дерева Джон не смог больше двигать ногами, перестал чувствовать их. Вскоре он обнаружил, что перестал контролировать собственный кишечник и мочевой пузырь. Он почувствовал себя уничтоженным. Представьте себе, каково неожиданно оказаться совершенно зависимым от окружающих и, кроме того, даже не ощущать, когда и как отходят продукты жизнедеятельности твоего организма. Это особенно страшно, когда ты молод, свободен, красив и подаешь блестящие надежды.

Джон поступил к нам, чтобы получить интенсивную двух недельную программу лечения, рассчитанную для пациентов с травмами головного и спинного мозга. В течение двух недель он получал очень интенсивное лечение по семь-восемь часов в день пять раз в неделю. Лечебная программа включала и себя все методы, – краниосакральную терапию, телесно-эмоциональное освобождение, основы терапевтического воображения и диалога, а также индивидуальную и групповую психотерапию. Помимо этого были акупунктура, медитация, физиотерапия, социальная терапия, терапевтические упражнения, а также различные массажи и упражнения по технике йоги.

К концу двух недель Джон смог восстановить контроль, над кишечником и мочевым пузырем. Появилась чувствительность в ногах и нижней части туловища, он начинал понемногу двигать ногами...

Прошло два года. С Джоном регулярно работал краниосакральный терапевт, который одновременно являлся физиотерапевтом. За это время был достигнут значительный прогресс. Джон возвращался в наш Центр на неделю трижды после той двухнедельной интенсивной программы. Несколько месяцев назад Джон переехал во Флориду, чтобы мы могли более интенсивно работать с ним. Ноги его теперь значительно окреп ли, и он может ходить при поддержке, но я вполне уверен, что со временем Джон сможет ходить самостоятельно.

Размышляя над этим случаем, я понял, что иногда мы бываем слишком глупы, чтобы осознать, что пытаемся исправить совершенно неисправимое. Но мы пытаемся, пытаемся и... Вдруг что-то срабатывает.

Настрой врача и пациента играет громадную роль в достижении цели. Настройся на поражение – и ты его получишь. Настройся на успех – и ты достигнешь его.

Теперь в нашей практике насчитывается около 2000 случаев излечения от хронической, непрерывной боли: пациенты прекрасно отреагировали на лечение методами краниосакральной терапии после того, как многие другие виды лечения обеспечили только частичное или временное облегчение.

Предупредить инвалидность

Теперь давайте рассмотрим пример, когда, как я думаю, Мы сумели предотвратить приступ, который мог бы стать причиной инвалидности.

Аннет было семьдесят два года, когда мы впервые встретились. Она упала на тротуаре, на улице около моего офиса, муж. Гарри, внес ее на руках прямо в мою приемную, и смог осмотреть ее буквально через несколько минут.

Ее повреждения были не особенно серьезными. На правом колене была ссадина, она немного кровоточила и загрязнились мелкие камешки, комки земли попали в рану, и колено уже начало распухать. Аннет упала на бедро, которое начинало сильно болеть, так что я подумал – нет ли перелома. Левые локоть был также порезан и начал распухать. Очки были разбиты вдребезги, на лбу возник огромный синяк, такая же ссадина была сбоку на лице. Давление пациентки было 190/110.

В те дни у меня в офисе оказался рентгеновский аппарат, поэтому я сделал снимки всех ее повреждений. Сломанных костей не было. Но мне хотелось быть совершенно уверенным, пни не упала из-за спонтанного перелома бедра. (Это иногда бывает причиной падения. Кости с возрастом становятся хрупкими и самопроизвольно ломаются: в результате человек падает, а не наоборот, как обычно считается.) В случае с Аннет нигде не было выявлено никаких переломов, плотность костей выглядела на рентгеновских снимках вполне нормальной. Гарри подумал, что она, должно быть, споткнулась о шов на мостовой. Аннет была смущена: она понятия не имела, почему упала. Чем больше я говорил с ней, тем яснее мне становилось (и это больше всего было похоже на правду), что она просто «отключилась» на мгновение и потому упала. Это был типичный, как мы его называем «синдром малого приступа». С тех пор мы называем его «временным церебрально-ишемическим приступом». Неважно, как это называть, смысл от этого не меняется. Это означает, на короткий промежуток времени мозг прекращает достаточным образом снабжаться кровью. В такие периоды (недостаточного или нарушенного кровотока) пациент испытывает помрачение сознания, онемение, теряет контроль над некоторыми частями тела или, как в случае с Аннет, может «отключиться» на мгновение.

Когда мы с Аннет продолжили беседу, она признала что у нее уже бывали в прошлом моменты спутанности сознания. Другими словами, она прекрасно описала «синдром малого приступа». Самое главное, что когда происходит «малый удар» (приступ), это вовсе не означает, что настоящий длительный приступ последует через короткое время. Mалый приступ является лишь предупреждением.

Дополнительно к медицинским препаратам, назначенным Аннет для того, чтобы помочь крови правильно снабжать ее мозг, я предложил использовать несколько приемов краниосакральной терапии, чтобы стимулировать приток богатой кислородом крови в ее голову. Есть три метода в краниосакральной терапии, которые я нахожу исключительно полезными для пациентов, перенесших малые приступы:

  • расслабление верхней части грудной клетки;
  • расслабление затылочной части черепа и
  • поднятие теменной кости с вытяжением.

Я проводил такие сеансы с Аннет три раза в неделю. Через три недели моменты спутанности сознания прекратились. Ей очень понравилась краниосакральная терапия, так как она очень хорошо себя чувствовала после этих сеансов. Аннет хотела бы продолжить лечение, но система нашего здравоохранения запрещала мне лечить Аннет бесплатно три раза в неделю, поэтому она начала оплачивать сеансы. Аннет и Гарри жили на пенсию и были небогаты, поэтому я решил спросить Гарри, не хочет ли он обучиться некоторым приемам краниосакральной терапии, необходимым его жене. Он желанием освоить их. Несколько раз он наблюдал, как я действую, и увидел, какие легкие и мягкие движения предполагает краниосакральная терапия. Гарри быстро научился и взял в свои руки краниосакральное лечение своей любимой жены. Он проводил эти сеансы трижды в неделю, и Аннет приходила ко мне всего лишь один раз в месяц в течение трех лет. Больше ее «малые приступы» не возвращались.

Вскоре после того как Гарри начал лечить Аннет, они пришли ко мне вдвоем и попросили, чтобы я научил Аннет лечить Гарри. Она чувствовала себя очень хорошо, у нее появилось больше энергии и меньше тревожности, ей захотелось поделиться всем этим со своим мужем. Она тоже выучила несколько приемов, необходимых для Гарри; оба стали очень счастливы, так как могут помочь друг другу. Я уверен, что они стали чувствовать себя гораздо более полезными людьми, а жизнь свою – более наполненной.

Спустя три года Аннет и Гарри переехали обратно в Висконсент, чтобы быть ближе к своей семье, и я потерял с ними связь.

Новые взгляды

Наша продолжительная работа с пациентами, страдающими от хронической боли, открыла двери для формирования новых взглядов и методов.

Среди них хотелось бы отметить понятие памяти тканей, методы высвобождения паразитической энергии, телесно-эмоционального освобождения, обозначить силу и значение намерений терапевта, значение осязания, использование терапевтического воображения и диалога врача и пациента. Мы уверенно идем по этой дороге дальше и дальше. И настоящее время я с полным основанием полагаю, что только ограничения, наложенные на наши способности к самоисцелению, приводят к тому, что мы так негативно относимся к самой идее самоисцеления. Моя уверенность возникла в результате долгого пути, начавшегося с моей медицинской практики, когда я наивно полагал, что лечу людей. Я «лечил» все виды сердечных приступов и ударов, острые нарушения деятельности организма – и действительно думал, что это делаю именно я. Я испытывал чувство вины, когда случались неудачи и какому-нибудь пациенту не становилось лучше.

Теперь я понимаю, каким незрелым и эгоистичным я был в те ранние годы. Сегодня я знаю, что пациент лечит себя сам, а я только имею честь быть свидетелем и, может быть участником процесса его самолечения. Я понял, что именно пациент является моим учителем, а я – его учеником.

Следующая статья: Память тканей




© Авторы и рецензенты: редакционный коллектив оздоровительного портала "На здоровье!". Все права защищены.


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

nazdor.ru
На здоровье!
Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проектеКарта сайта β На здоровье! © 2008—2015
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".