Пользовательский поиск

Краниосакральные техники

Многие содействовали возрождению учения Сазерленда, но в пер­вую очередь это удалось врачу-остеопату Джону Апледжеру, который изобретательно преобразил краниальную остеопатию в краниосакральную терапию в конце 1970-х годов. Тогда он входил в состав группы экспериментаторов (врачей различных специальностей и биологов), приглашенных Мичиганским государственным университетом. Во вре­мя хирургических операций он обратил внимание на движение мем­бран твердых мозговых оболочек ― необъяснимую пульсацию, кото­рая не была синхронна ни ритму дыхания, ни сердцебиению. Апледжер проанализировал его частоту, интенсивность и настойчивость (он даже пытался удерживать мембраны в покое с помощью щипцов, но живое пульсирующее движение возобладало над механическим дав­лением). Позже он проверял свои наблюдения во время клинической практики и изучая анатомические препараты.

Продолжение ниже

Пять элементов мироздания

... отличительные черты. Структуры и процессы тела можно также разделить по элементам: преобладание Воздуха ( нервная система ), пре­обладание Огня ( мышцы и органы восприятия), преобладание Воды ( гениталии , связки и сухожилия, пищеварительная система), преобла­дание Земли (выделительная система)....

Читать дальше...

всё на эту тему


Краниосакральный ритм ― это один из основополагающих рит­мов, наравне с дыханием и сердцебиением. Хотя и более спокойный, менее заметный, менее влияющий на метаболизм, нежели прилив кро­ви или поступление кислорода. Апледжер экстраполировал систему учета давления в ограниченном потоке цереброспинальной жидкости. Это позволило ему развить средства диагностики и лечения, основан­ные на динамическом поведении системы, и запатентовал свой метод под названием «краниосакральная терапия» (также, несколько поз­же он запатентовал термин «эмоционально-соматическое освобож­дение» ― SomatoEmotional Release), чтобы выделить его из общего ряда более сильных методов наложения рук, обычно применяемых в остеопатии и постфрейдовской биоэнергетике.

В пику как ортодоксальному медицинскому, так и остеопатическо­му эстеблишменту, он буквально поставил на поток обучение различ­ным мануальным техникам и за короткий срок выпустил в мир мно­жество новых квалифицированных специалистов, а вместе с ними и новую надежду на лучшее. Итак, краниальная остеопатия эволюциони­ровала в краниосакральную терапию. Точнее, Апледжер адаптировал и переосмыслил многие аспекты системы Сазерленда таким образом, что они легли в основу новой краниальной медицины. Он возрожда­ет старые техники, он по-новому интерпретирует старые техники, он развивает новые техники, он сочетает элементы инновационных под­ходов, основанных на эмпирических наблюдениях.

Апледжер описывает краниосакральную систему как состоя­щую из «трехуровневой системы мембран, которые мы называем мозговыми оболочками, ˂...˃ спинномозговой жидкости, заключен­ной внутри этой системы мембран, ˂...˃ и структур внутри оболо­чек, контролирующих поступление жидкости в систему и выход из нее». В результате абсорбции и экстракции спинномозговой жид­кости ряд костей, тканей, апоневрозов и внутренних органов ― от черепа до остистых отростков позвоночника ― участвуют в цикле сжатия-растяжения.

Цереброспинальная сеть ― внутренняя среда, в создании кото­рой принимают участие все жидкости организма. Она участвует в иннервации (передаче команд от головного мозга и других отделов центральной нервной системы) мышц и внутренних органов. Посколь­ку в гидростатический цикл вовлечены головной и спинной мозг, ги­пофиз и шишковидное тело, он оказывает значительное воздействие на весь организм. Работа этого внутреннего насоса интегрируется в скелетно-мышечные, лимфатические и нейроэндокринные процессы. А дисфункции и патологии, возникающие на любых ограниченных участках тела, рикошетом выстреливают по всему организму.

Краниосакральное лечение уходит корнями и прорастает сквозь гидравлическую сеть, действующую благодаря давлению спинномоз­говой жидкости (продуцируемой сосудистым сплетением желудочков мозга, заполняющей субарахноидальное пространство). Оно стара­ется удовлетворять ее потребностям и чутко откликаться на все ее заявления.

Краниосакральный ритм, охватывающий как саму краниосакральную систему, так и внутренние органы, отличается завидным посто­янством, так как мембраны твердых мозговых оболочек практически непроницаемы для спинномозговой жидкости. Они ― гаранты го­меостаза, они регулируют и балансируют силы, увеличивающие и уменьшающие давление в системе.

Краниосакральный терапевт путем пальпации улавливает пере­пады давления в системе и изменяет висцеральную гидравлику и хи­мический состав среды.

Кости черепа, имеющие непосредственное отношение к основ­ным функциям нервной системы, оказавшись в неправильном положе­нии, передают искаженную информацию, которая распространяется все дальше и дальше по нижележащим отделам (сначала вдоль позво­ночника и мозговых оболочек спинного мозга, затем в апоневрозы, сухожилия и связки). Обычно в первую очередь терапевтическому воздействию подвергаются: твердые мозговые оболочки, прикреплен­ные как к рукояткам к костям черепа; височно-нижнечелюстной су­став ― как проводник к намету мозжечка; мышечный компонент ме­чевидного отростка грудины; тазовая и урогенитальная диафрагмы и прилегающие к ним мышцы и апоневроз.

Краниальные компонен­ты, такие как клиновидная кость (расположенная позади глазниц и носовой кости), серп большого мозга и серп мозжечка, затылок, те­менная и височные кости и прочие, выступают в роли рычагов, кла­панов, поршней системы.

Клиновидная кость, по форме напоминающая бабочку в полете и гомологичная костям таза, доступна для пальпации через верхнюю орбиту глазниц; она регулируется легкой компрессией, декомпресси­ей, поворотом и скольжением, что обеспечивает дальнейшую свобо­ду движения. Височные кости могут быть «вытянуты», если мягко потянуть мочку уха. К остальным компонентам системы можно по­лучить доступ изнутри ротовой полости ― через зубы или твердое нёбо ― или же путем легкой стимуляции самой твердой мозговой оболочки.

Сеть соединительной ткани поддерживает и соединяет все вну­тренние органы, начиная от оболочек головного мозга и заканчивая стопами. Фасции окружают мышцы в плечах, груди, спине, области таза, а также образуют сумки, в которых покоятся жизненно важные органы и их сегменты: перикард, кишечник, гениталии и т. д. Таким образом, фасции представляют собой не просто динамический ком­плекс, но единый слой. Такое тесное переплетение дает возможность нащупывать линии напряжения и отслеживать их до самого истока, а также обнаруживать энергетические узлы.

Итак, фасциальная сеть развивается в неделимый слой, отличный от мезодермальных тканей, который окутывает практически все, что находится внутри тела. Его повсеместность, его гетерогенное проник­новение в ткани организма и восприимчивость к цереброспинально­му пульсу позволяет ему повсеместно «транслировать и принимать сигналы» краниального ритма. Сформировавшаяся еще во время эм­брионального периода как единая система, соединительная ткань, из которой состоят и фасции, пронизывает все внутренние органы.

От серпа большого мозга до намёта мозжечка, далее вниз ― по внутренней линии затылка до отверстия сонного канала височной ко­сти пролегает единый динамичный слой. Несколько изменяясь «в се­чении» и то и дело, меняя направление данный слой распространяется в грудной клетке ― до перикарда и диафрагмы; оттуда спускается к поясничным мышцам и органам таза; проходит через половые органы (пещеристое тело пениса у мужчин и клитор у женщин); проникает в ноги и достигает подошвенной стороны стоп. Функционально фас­ции одновременно напоминают географическую карту и «большую дорогу», идущую через все тело. Здесь обозначены все направления и приемлемы любые движущие силы (нервные, механические, гидрав­лические), посредством которых можно преобразовать легкое мануальное воздействие (пальпацию) в благо для организма.

По словам Апледжера и его соавтора Джона Вредевугда, фасция представляет собой «легко подвижную, простирающуюся от головы до пальцев ног, пластинчатую оболочку соединительной ткани, кото­рая собирается в сумки (между слоями) всех соматических и висце­ральных структур тела. ˂...˃ За счет прямых и костных соединений экстрадуральная фасция и оболочки мозга взаимосвязаны и взаимоза­висимы в условиях движения. Следовательно, количество диагностиче­ской и прогностической информации, которое может быть получено путем исследования фасциальной подвижности или ее затрудненности, ограничивается лишь навыками пальпации и знаниями из области ана­томии, коими владеет специалист. Внимание следует обращать на темп, амплитуду, согласованность и характер краниосакрального движения, а также на отклик, который оно вызывает во всем организме».

 Пальпирующий находит точку «входа» и, встречая сопротивле­ние тканей, усиливает нажим, доводя давление до 5 г. При этом его цель ― мобилизовать не дерму или мышцы, но весь энергетический паттерн, исходящий из данной точки. Объем давления может казать­ся большим, нежели 5 г, из-за изначального сопротивления тканей (до усиления нажима).

Прикосновение должно быть легчайшим, но точным и продолжи­тельным; оно должно проникать глубоко к внутренним органам, не задерживаясь на промежуточных структурах и не рассеиваясь там. Слишком жесткое прикосновение немедленно активизирует сопро­тивление соединительной ткани, и пальпация превращается в обыч­ный массаж. Когда прикосновение становится слишком  давящим, ор­ганизм в меньшей степени откликается на уровне краниосакральной или висцеральной восприимчивости и отвечает на воздействие уси­лением нервномышечного напряжения и формированием паттерна напряжения. Это нельзя назвать отступлением от хорошего к пло­хому, скорее  резкой сменой терапевтического метода (что редко приносит успех).

Соблюдать меру лучше всего помогает следующее правило: при­косновение должно быть легким насколько возможно  иными сло­вами, настолько легким, чтобы вы едва сознавали, что контактируете с поверхностью тела и производите какие-то манипуляции, но, тем не менее, для вас оно должно быть вполне отчетливым и различимым.

Слушайте пальцами! Само по себе это действие может дать боль­ший терапевтический эффект, нежели активная коррекция. Потому что, «просто слушая» тело пациента руками, вы уже регулируете и перенастраиваете его, только очень тонко и аккуратно. Обычно имен­но тогда, когда вы, казалось бы, «еще ничего не делаете»  на пике активного намерения  вы более всего восприимчивы, менее всего навязчивы и способны лучше и глубже проникнуть в органические структуры. Когда происходит неожиданный переход от прослуши­вания к намеренному воздействию на ткани, мы перестаем, слышать тело и пальпация во многом теряет смысл, так как руки отказываются «сливаться» с тканями тела пациента и вместо этого просто стремят­ся преодолеть их сопротивление, а органы в ответ увеличивают его.

Даже прикосновение «средней тяжести» может быть кооптирова­но, то есть поглощено, «неподходящим» слоем живой ткани, оказав­шимся на его пути. Целитель должен прорабатывать линии напряже­ния одну за другой (по одной за раз). Это напоминает игру, во время которой мы пытаемся проследить за рябью на воде, чтобы обнаружить ее источник. Однако слишком легкое прикосновение едва ли что-то изменит в характере волны; а слишком сильное пройдет сквозь нее.

Работая с фасциями, внутренними органами или самим краниосакральным ритмом, терапевт ограничивает «поле деятельности», определенным образом располагая свои руки на теле пациента, ― например, кладет одну на нижнюю часть спины, а вторую на живот. Затем он слегка надавливает на тело рукой, находящейся сверху, пока не почувствует, что подлежащие ткани пришли в движение. Ощупью он выявляет контуры и направление мышечных волокон и фасций и начинает пальпацию. При этом он либо слегка сдвигает ткани, либо скручивает их, либо делает вращательные движения. Что касается направления движения, то оно может быть возвратно-поступательным, продольно - поперечным, может производиться под разными углами. Постепенно этот участок тела расслабляется и претерпевает более глубокие изменения; ткани становятся мягче; после этого давление можно уменьшить и перейти к новому циклу пальпации ― здесь же или где-либо еще, зависит от того, какого результата удалось добить­ся на данной стадии.

Линии напряжения подобны нитям бисера, тянущимся в различ­ных направлениях на разных уровнях (какие-то чуть выше, другие ― чуть ниже). Последовательно отслеживая их, мы будто пытаемся по­строить высокую башню из легких спичечных коробков: несмотря на хрупкость ее равновесия, мы ставим и ставим коробки один на другой, не останавливаясь ни на секунду. Но есть одно существенное отличие: производя пальпацию, квалифицированный специалист опирается не только на собственную «ловкость рук», но также ищет поддержки у живых тканей тела. Залог этой поддержки ― их естественная пла­стичность и плотность. А кроме того, за его команду играют практи­чески необъяснимые источники энергии.

Поскольку тело отзывается на стимуляцию, оно само ведет руку целителя к месту блокады, где подвижность тканей ограничена, а сами они напряжены и «молят» об освобождении. Используя комбинацию полувращательных и винтовых движений, специалист увеличивает сте­пень подвижности этих тканей, уменьшает напряжение и давление в так называемых узлах, разрушает спайки и барьеры. Бережно соби­рая линии напряжения и восстанавливая баланс между множеством взаимодействующих между собой осей, существующих во всех трех (или четырех) измерениях, терапевт слой за слоем распутывает узлы и снимает ограничения, аккумулируя высвободившуюся энергию и продолжая углубляться в процесс, направленный на избавление па­циента от оставшихся узлов.

Однако до большинства органов врач не может «дотянуться ру­кой», поскольку путь к ним перекрывают скелетно-мышечные струк­туры и другие органы и ткани. Поэтому, чтобы продолжить процесс, необходим достаточно мощный вектор движения, который позволит нам дотянуться, к примеру, до поджелудочной железы, селезенки, желуд­ка, почек, мочеиспускательного канала, внутричерепных структур или глазного дна. Иногда врачу приходится буквально поднимать, сгибать или скручивать тело пациента в районе таза, плеч или грудной клетки, чтобы создать зону напряжения в нужном месте ― под необходимым, с терапевтической точки зрения, углом и на нужной глубине. Несомнен­но, чтобы использовать такой прием, необходимо прекрасно знать ана­томию, обладать тончайшей чувствительностью и уметь виртуозно ма­нипулировать плоскостями, векторами натяжения и давлением.

Цель ― освободить эти труднодоступные области от напряже­ния, используя техники непрямого воздействия ― активизируя их естественные ритмы или, сколь ни странно это звучит, поддерживая и усиливая матрицу (энергетический паттерн) дисфункции до тех пор, пока он не распространится так далеко в пределах облюбованного им участка, что невольно вынужден будет обернуться своей полной про­тивоположностью (идти к восстановлению «в ногу» с дисфункцией, а не «наперерез» ей ― вполне стандартный для остеопатии подход).

Многие терапевты находят правильную степень, и глубину усилия постепенно ― слегка увеличивая или снижая нагрузку на руки, одно­временно с этим они находят нужный «угол атаки», едва заметно по­ворачивая руки в районе запястья и плеча (первое позволяет добить­ся большей точности, второе увеличивает амплитуду). Тело пациента может направлять руку целителя, ведя ее кругами. При этом терапевт должен попытаться ухватить путеводную ниточку, которая приведет его к центру лабиринта, то есть к тому месту, где эта едва заметная центробежная сила ощущается сильнее всего. Находясь в этой точ­ке, он может аккуратно остановить вращение, приложив усилие под углом к его орбите. При этом возникает ощущение, напоминающее натяжение шнурка в тот момент, когда мы пытаемся собрать привя­занным к нему магнитом рассыпанные по столу металлические опил­ки. Только в роли опилок здесь выступают узелки и сгустки энергии. Стараясь «прибрать к рукам» все вытянутые дугой (из-за наличия узлов) энергетические нити, он продолжает противостоять старой орбите, а заодно захватывает и все новые, не столь ярко выраженные петли (конечно, если сумеет их почувствовать).

В совокупности подобные энергетические «провисания» указы­вают на протяженность расстояний внутри тела. Образно говоря, они дают понять, на какую глубину терапевту следует «погрузить руку внутрь тела», чтобы прикоснуться к взывающему о помощи органу. Например, «водоворот» в районе желчного пузыря может затянуть вас к мочеиспускательному каналу и дальше ― к подошвам ног. В то же время терапевт оценивает целостную картину, улавливая любой отклик или вибрацию, подающую голос «со стороны» (то есть не от­носящуюся к первоначальной траектории) и позволяющую ему при помощи прикосновения «оседлать волну» спинномозговой жидко­сти, порожденную ритмическими сокращениями краниосакральной системы. Этот усиливающийся ритм привлекает внимание к новым областям, требующим целительного воздействия.

Продолжительность манипуляций может быть разной: движение продолжается, пока руки не остановятся сами (это один из базовых приемов релизинга). Однако, если центр напряжения вновь появляется на том же месте или повторно возникают циклические помехи, терапевт может ненавязчиво выправить положение (уже во время следующего сеанса), воздействуя на центр напряжения более настойчиво, используя в качестве проводника ткани, находящиеся за пределами его орбиты.

В различных вариантах эти приемы могут быть приспособлены для воздействия на любой участок тела, так как краниальный пульс рас­пространяется от центра к периферии по своей цикличной, открыто­ закрытой гидравлической орбите.

Краниосакральные методы (как лечебная система) коррелируют с висцеральной манипуляцией. В известном смысле их можно назвать когерентными. Обе терапевтические системы основаны на пальпации по линиям напряжения, обе требуют очень легкого давления прикос­новений, обе подразумевают, что тело пациента ведет руку целителя в нужном направлении, обе нацелены на то, чтобы стимулировать процесс самоизлечения.

Деформации, паттерны напряжения и блокады влияют на состоя­ние фасций, благодаря чему их несложно обнаружить. Определите, где фасции утратили подвижность, и это приведет вас точно к очагу пато­логического процесса (иными словами, к точке стриктуры). Подобно сказочной принцессе, которая почувствовала крошечную горошину под целой горой перин и матрасов, квалифицированный краниальный тера­певт может кончиками пальцев «нащупать» источник проблемы, даже если он спрятан под толщей множества слоев фасциальной системы.

Краниосакральный ритм, как навигатор, помогает ему проложить точный маршрут по фасциальным путям и добраться до мест скопле­ния энергетических помех.

Исследовать подвижность фасции ― все равно, что разворачивать и складывать простыню, чтобы обнаружить, где она запачкалась, а где порва­лась. Эти действия (развернуть/сложить) взаимно дополняют друг дру­га. Необходимо хорошенько рассмотреть, а затем «аккуратно сложить» ткани тела, чтобы подобраться к внутренним органам и обследовать их, а заодно «оседлать волну» краниального пульса и промчаться на ней ― «вверх-вниз, вверх-вниз» ― через циклы растяжения и сжатия.

В случае успеха пальпация гармонично сочетает в себе элементы всех описанных техник. Это единая, высокочувствительная, но на­дежная и безопасная последовательность мануальных манипуляций, направленных на обследование и ребалансировку организма.



© Авторы и рецензенты: редакционный коллектив оздоровительного портала "На здоровье!". Все права защищены.


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

nazdor.ru
На здоровье!
Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проектеКарта сайта β На здоровье! © 2008—2015
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".