Пользовательский поиск

Биатрическая хирургия

Этот цикл статей представляет собой интересный эксперимент, в результате которого 33-летний американец в течение месяца питался только продукцией компании "Макдоналдс" и не притронулся ни к какой другой пище. На протяжении всего эксперимента герой снимал документальный фильм.


Одним из самых впечатляющих событий за время проекта для меня оказалось посещение операционной в Хьюстоне, штат Техас. Мне удалось понаблюдать, как доктора Адам Нааман и Карл Гислер проделали несколько маленьких эндоскопических дырочек в животе мужчины, ушили его желудок так, что он превратился в мешочек размером с небольшое яблоко, и прикрепили его к разрезу на стенке тонкой кишки, создав обходной путь для пищи.

Это называется биатрической хирургией, операцией по наложению желудочного анастомоза, или гастрошунтированием по Ру. Радикальный метод с возможными ужасными осложнениями. Сейчас он стал одним из последних средств спасения для знаменитостей. А успешно прооперированные Карни Уилсон, Эль Рокер и Шэрон Осборн помогли его популяризировать.

Продолжение ниже

«Мак-зомби»

... Возможно, кое-кто даже не знает, что необходимо это сделать. Поэтому они продолжают есть, пока не наступает пора суровых мер. Продолжение  Биатрическая хирургия

Читать дальше...

всё на эту тему


В 1998 г. в США было выполнено около 25 000 операций по наложению желудочного анастомоза. В 2004 г. - 144 000.

Впервые операция была выполнена в 1950-е гг. В те времена разрез делался через грудную клетку, желудок прикреплялся к нижней части тонкой кишки, и пища таким образом миновала большую часть кишечника, то есть соответственно большая часть пищи не всасывалась. Операция требовала нескольких нелегких недель пребывания в больнице, а осложнения были обычным делом.

С тех пор техника операции значительно усовершенствовалась. В качестве альтернативы гастро-шунтированию уменьшают размер желудка – либо при помощи эндоскопического степлера, либо накладывая вокруг желудка резиновый «поясок». И теперь все это выполняется лапароскопически, поэтому операция стала более щадящей и не требует длительного пребывания в больнице. Брюс Хаулетт, пациент, на котором я наблюдал выполнение операции, поднялся с койки и стал ходить уже к концу дня, а на следующее утро выписался. В течение последующих нескольких месяцев он собирался похудеть более чем на 50 кг.

Я встречался с Брюсом и его женой Тэмми до операции. Она перенесла подобную операцию за три месяца до этого и похудела уже на 23 кг, отказалась от своих противодиабетических лекарств, а ее артериальное давление пришло в норму. Изменился и образ ее жизни. Она стала больше двигаться и меньше есть. Впервые за много лет она почувствовала себя сексуальной и привлекательной.

Тэмми рассказала нам еще много чего забавного. Все представители ее семьи крупные, и когда они ходили в «семейные» рестораны, то на их гигантского размера тарелках красовались огромные порции, и доедалось все до последнего кусочка. После операции Тэмми заявила:

«Если бы я теперь отправилась в такое заведение, то одна наша порция составила бы для меня шесть-семь приемов пищи».

Но не была ли операция крайней мерой? Не могла ли женщина изменить свое поведение без оперативного вмешательства?

«Да у меня же не было никакой силы воли», - призналась Тэмми. Много лет, сидя на бесконечных диетах, она то худела, то снова набирала вес.

Брюс рассказал то же самое. У него тоже был сахарный диабет. Он выпивал почти 3,6 литров (повторю еще раз специально для тех, кто пропустил это мимо ушей: он выпивал почти 3,6 литра) газировки ежедневно. Он выпивал напитки порциями по 1,8 литров. А за день мог употребить 3-4 таких бутылочки. Для них с Тэмми ничего не стоило выпить 100 двухлитровых бутылок «Доктор Пеппер» за месяц. Но не думайте, что он такой единственный в Америке.

Однажды на работе Брюс ослеп. Полностью. Он вызвал Тэмми, чтобы она забрала его домой. Несколько недель парень ничего не видел. Так он узнал, что болеет сахарным диабетом. Уровень сахара в его крови был настолько высок, что глюкозометр не мог его зафиксировать. Но даже после этого он не смог продержаться ни на одной диете. Операция казалась единственным спасением.

Доктора Нааман и Гислер революционизировали процесс. Слаженно работая в паре, словно танцоры-профессионалы, они сократили время операции до тридцати-сорока минут. Они заявляют, что 100-процентным показателем эффективности операции является избавление от диабета, а также нормализация артериального давления фактически у всех пациентов.

Но значительно ли снижается после операции вес? Похоже, что биатрические хирурги с большой неохотой публикуют детализированные результаты своей работы. Но те, кто все же осмелился сделать это, докладывают, что лишь 9 процентов пациентов потеряли одну четверть общего веса. Очень впечатляюще. И только 8 процентов «достигают нормального веса». К тому же неизбежна некоторая повторная прибавка веса, потому что оставшаяся часть желудка растягивается, и люди зачастую компенсируют маленькие размеры желудка более частым приемом пищи.

«Мой доктор посоветовал мне согласиться на операцию по наложению желудочного анастомоза, – рассказал мне Аллен из «Анонимных обжор». – У меня двое детей, и для меня они самое главное. Я хочу увидеть, как они вырастут и встанут на ноги. Знаю, что если буду продолжать в том же духе, то годам к сорока-пятидесяти меня уже не будет рядом с ними. Поэтому я согласился на операцию. Я очень благодарен за нее, но она не решила проблему».

Аллену по-прежнему трудно контролировать свой аппетит.

К тому же операция стоит недешево. Общая ее стоимость составляет около 30 000 долларов, но если возникают осложнения, то сумма может достичь и 100 000 долларов. А учитывая, что «четверть феноменального роста затрат на медицинское обслуживание за последние пятнадцать лет приписывается лечению ожирения» (как отмечалось на страницах «Вашингтон пост»), то вопрос о страховом обеспечении данной операции вызывает горячие дебаты.

В 2003 г. менее двадцати пяти процентов американских работодателей включили в планы основного медицинского обслуживания оплату операции по наложению желудочного анастомоза. Как правило, они соглашаются оплачивать ее только в том случае, если пациент может документально подтвердить, что все остальные методы снижения веса оказались безрезультатны. Но с ростом количества заявок на операцию может сократиться и без того небольшое число оплачивающих ее работодателей. Например, в 2004 г. ранее оплачивавший такие операции «Голубой крест и голубой щит» Флориды («Ассоциация Голубого креста и голубого щита» – некоммерческое административное агентство, которое сотрудничает с федеральными властями в осуществлении медицинского страхования в форме предоплаты расходов на медицинское обслуживание) объявил, что с 2005 г. прекращает это делать. За несколько последних лет число заявок на подобного рода операции выросло вдвое. «Сигна хелс кеар» также сократила выплаты по страховке.

«Операция по наложению желудочного анастомоза – весьма и весьма рискованное мероприятие, а польза от нее для пациентов вызывает много вопросов, – поведал на страницах «Ассошиэйтед пресс» медицинский руководитель «Голубого креста» штата Флорида. – Мы обеспокоены растущим числом выполняемых операций, в то время как в отношении безопасности, эффективности и долговременных результатов наложение желудочного анастомоза остается сомнительным».

Президент Американской ассоциации биатрической хирургии доктор Гарвей Шугарман в интервью «Хьюстон кроникл» заявил: 

«Учитывая растущее число операций, страховые компании чувствуют угрозу роста цен. Это печально, потому что недальновидно. Со временем операция станет рентабельна».

«Голубой крест и голубой щит» Северной Каролины снова стал оплачивать операцию, а также начал оплачивать медицинские услуги по профилактике ожирения, в том числе лечебные мероприятия и некоторые из назначаемых лекарственных препаратов. Ассоциация заботится и о своих клиентах, и о себе.

«Компания подсчитала, что у 55 процентов из 3,1 миллиона ее клиентов имеется либо избыточный вес, либо ожирение, – пишет «Роли ньюс энд обзервер». – Лечение проблем, связанных с лишними килограммами, как, к примеру, лечение артериальной гипертензии, заболеваний сердца и сахарного диабета, обошлось «Голубому кресту» в 2003 г. примерно в 83,1 миллиона».

Масла в огонь добавило и федеральное правительство, когда в 2004 г. министр здравоохранения и социальных служб Томми Томпсон провозгласил ожирение «кризисом здоровья» и объявил, что «Медикеар» (федеральная программа льготного медицинского страхования) выносит на обсуждение вопрос о том, стоит ли оплачивать его оперативное лечение. 7,4 миллиона застрахованных в «Медикеар» граждан страдают ожирением и находятся в группе риска по развитию заболеваний сердца, что делает их готовыми для оперативного лечения пациентами.

Из предыдущих критериев «Медикеар» была вычеркнута формулировка, что ожирение само по себе не рассматривается как болезнь, однако Томпсон остановился, не сделав следующего шага – он не объявил ожирение болезнью. Это открыло бы дорогу оплате таких видов лечения, как терапия снижения веса, поведенческая терапия и психиатрическое консультирование, не говоря уже о диетических программах типа «Анонимных обжор» и «Дженни Крейг». Любопытно, что начиная с 2002 г. налоговое управление США стало рассматривать ожирение как болезнь. Сейчас из налогооблагаемой суммы вычитаются расходы на биатрическую хирургию, некоторые лекарства для похудения и диетологические консультации.

Наряду с тем, что биатрическая хирургия является, по сути, шагом отчаяния, все чаще подобные операции стали выполнять и детям. Без сомнений надо что-то делать с тем фактом, что за последние два десятилетия ежегодная стоимость госпитализации страдающих ожирением детей и подростков выросла более чем в три раза.

«Сегодня полдюжины крупных больниц Нью-Йорка предлагают оперативное лечение подростков, – писала «Нью-Йорк тайме» в ноябре 2004 г. – Все больницы заявляют, что на операцию у них длинные очереди, некоторые больницы утверждают, что за прошлый год операции подверглось немалое число подростков».

В 2004 г. по всей стране было выполнено около 1000 биатрических операций на детях. И чем раньше наши дети начинают болеть ожирением, тем больше будет расти это число.

В Хьюстоне я встретился с директором Техасской детской больницы доктором Уильямом Клишем. Он рассказал мне об особо тяжелом влиянии сахарного диабета на латиноамериканских жителей Техаса. Сахарный диабет второго типа развивается у проживающих в Техасе латиноамериканских детей с невероятной скоростью. Если местные десятилетние жители не изменят свой образ жизни, то годам к тридцати у них начнутся сердечные приступы.

Доктор Клиш говорит, что «пять лет назад большинство педиатров пришло бы в ужас от одной только мысли об оперативном лечении детей». Техасская детская больница активно сопротивлялась проведению данной процедуры вплоть до 2004 г., пока не выполнила первые операции двум девочкам-подросткам.

Затем был шестнадцатилетний Брэндон Беннетт, весивший 190 кг – достаточно много для того, чтобы его не пускали на карусели в местном парке аттракционов, и для того, чтобы его частенько отправляли домой из школы с повышенным артериальным давлением. Больница поставила его в очередь на проведение операции по наложению желудочного анастомоза, но страховая компания отказалась от оплаты. История попала на страницы местных газет, и предприимчивые ребята из организации под названием «Специалисты по хирургическому лечению ожирения» предложили ему прооперироваться бесплатно.

Я не до конца понимаю свое собственное ко всему этому отношение. С одной стороны, похоже, что это помогло Брюсу и Тэмми Хаулетт, и если это спасает жизни детей, то как можно быть против? А с другой стороны, это является еще одним сказочно верным решением. «Ассошиэйтед пресс» назвала оперативное лечение ожирения «Святым Граалем программ похудения».

Это типичный для американской медицины подход к проблеме: вместо профилактики заболевания мы дожидаемся, пока проблема станет действительно более чем серьезной, а затем развиваем высокотехнологичные дорогостоящие хирургические методики. Но у детей эти методики по-прежнему не вызывают долгосрочных эффектов, потому что их организм все еще развивается. Мне кажется, было бы гораздо лучше, если бы мы так же усердно сосредотачивались на профилактике, как делаем это в отношении лечения.

В Хьюстоне я встретился именно с таким доктором. Доктор Ланс Гуд – это своего рода Клинт Иствуд кардиологии. Парень ростом 198 см, постоянно выдающий хулиганские колкости. А еще он не терпит в своих пациентах позиции проигравших.

- Я заставляю их взяться за ум, - сказал он мне.

И я ему поверил.

Такими должны быть все доктора. Они должны говорить людям правду. Давать им немного жестокой любви. Выстраивать их в шеренгу и говорить в лицо то, что есть: 

«Если вы не начнете сами о себе заботиться, то, вполне вероятно, умрете в тридцать пять лет». 

Ваш доктор должен быть вашим наставником. Если он видит, что вы наносите вред своему здоровью, он должен положить этому конец, прежде чем вам потребуются таблетки или операция.

Доктор Гуд сказал, что не надеется на хирургию. Он скорее изменит внешний облик пациентов и их ощущения посредством питания и физических упражнений, изменит их стиль жизни и сделает все для того, чтобы им никогда не потребовалась операция. Весьма впечатляюще для кардиолога.

Или для любого другого американского врача. Потому что правда жизни такова, что когда дело касается ожирения и связанных с ним заболеваний, доктора сталкиваются с одной и той же проблемой вот уже много лет. Большинство из них не имеют представления о том, как поговорить со своими тучными пациентами, как помочь им или вылечить их. Они видят, как пациенты набирают вес, а затем, столкнувшись лицом к лицу с проблемой (ибо у пациента, наконец, развиваются такие осложнения, как подагра, сахарный диабет или атеросклероз) доктора обращаются к таблеткам или операции.

Почему-то американские медицинские круги никогда не концентрировали свое внимание на вопросах питания. Управляющий отделением питания Гарвардской медицинской школы доктор В. Алан Уокер сказал:

«Диетология является основой медицинского образования, но доктора, получившие образование в Америке, необходимой диетологической подготовки не получили».

На 2003 г. курс диетологии преподавали лишь в 40 процентах медицинских школ и остеопатических программ; в качестве факультатива он предлагался в 13 процентах школ, а 24 процента медицинских школ объединяли диетологию с другими предметами. И примерно в 23 процентах школ диетология вообще не преподавалась.

Обучать вопросам питания вообще не считают нужным в шести из десяти медицинских школ. Но и в тех из них, где диетологию все же преподают, она частенько представляет собой один-единственный трехкредитный курс обучения (объем которого составляет обычно один академический час в неделю в течение семестра). Доктор Эндрю Уэйл, гуру в области здоровья, чьи книги являются мега-бестселлерами, объясняет это очень просто: врачи неграмотны в отношении вопросов питания.

Почему? Потому что в западной медицине здоровый образ жизни и профилактическая медицина не преподаются. Западных врачей учат реагировать лишь на болезнь. Как сказал образцовый преподаватель физкультуры из Мэдисонской младшей школы Фил Лоулер:

« Мы не заботимся о здоровье. В нашей стране мы заботимся лишь о болезни».

А знаете ли вы, что в Китае заболевший не платит врачу? Его работа – поддерживать ваше здоровье. Если вы заболели, значит, врач не выполняет свою работу и не получает денег. Если он снова делает вас здоровым, то только тогда вы снова начинаете ему платить.

Диетология неэффективна и неприбыльна, а вот хирургия – эта та престижнейшая и высокооплачиваемая карьера, к которой стремятся студенты-медики. А огромнейшая фармакологическая индустрия изо всех сил старается убедить нас, что первое место в головах врачей занимает выписка нам рецептов по любому поводу.

Неудивительно теперь, что, как показывают научные работы, во многих врачебных кабинетах не ставится диагноз детского ожирения. Врачи избегают его, потому что знают, что для работы с такими пациентами у них нет настоящей подготовки. В ответ на полученные данные Университет Брауна разработал пару быстрых методик, которые доктора могут использовать для выявления проблем с весом у своих пациентов: шкала ВАРИ (Вес, Активность, Разнообразие питания и Избыток питания) и ОСПФА (Оценка Скорости приема Пищи и Физической Активности). Пациенты заполняют два эти коротких опросника в комнате для ожидания и передают их своему лечащему доктору.

Министерство здравоохранения и социальных служб США выпустило также бесплатные DVD-диски для обучения педиатров, семейных врачей и других лиц, обеспечивающих медицинское обслуживание, методикам оценки и лечения проблем веса у детей. Подобный диск Министерство здравоохранения выпустило и для родителей и детей.  

Продолжение Забота о здоровье или забота о болезнях?




© Авторы и рецензенты: редакционный коллектив оздоровительного портала "На здоровье!". Все права защищены.

Узнайте больше на тему биатрическая:

«Мак-зомби»

все статьи по теме



 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

nazdor.ru
На здоровье!

Пользовательский поиск

Узнайте больше:



Большинство диет для похудения просто крадут ваши деньги

Логин:

Пароль:



Забыли свой пароль?
Регистрация
войти / регистрация

Беременность | Лечение | Энциклопедия | Статьи | Врачи и клиники | Сообщество


О проектеКарта сайта β На здоровье! © 2008—2015
nazdor.ru, nazdor.com
Контакты Наш устав

Рекомендации и мнения, опубликованные на сайте, являются справочными или популярными и предоставляются широкому кругу читателей для обсуждения. Указанная информация не заменяет квалифицированную медицинскую помощь, основанную на истории болезни и результатах диагностики. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию".